Глава 1 «Мужчины в юбках»


...

Профессионал

Степень бакалавра по химии дала Маргарет возможность ступить на самостоятельный путь достижений. С самого начала этого пути она ощущала склонность политике и не намерена была останавливаться на достигнутом. Следующей опорной точкой для себя эта чрезвычайно целеустремленная натура наметила освоение юриспруденции. Без поддержки извне решить такую задачу было не так просто – нужны были вполне определенные средства. А вот замужество могло открыть новые возможности. Очевидно, не стоит с полной уверенностью утверждать, что Маргарет использовала замужество для построения карьеры, однако и исключать это нельзя, принимая во внимание подчинение у Маргарет всего жизненного цикла ее собственной единой цели. Так или иначе, благодаря поддержке Дэниса Тэтчера, в то время соратника по партии, вполне успешного промышленника, старшего ее на добрый десяток лет и уже имевшего опыт семейной жизни, Маргарет стала специалистом по налогам. Это, среди прочего, дало ей возможность вплотную приблизиться к новой деятельности, которую можно охарактеризовать как карьеру мужского типа. Последнее она осознавала вполне, и это нисколько ее не смущало. Казалось, предстоящая борьба с мужчинами лишь привнесла в жизнь Маргарет пленительный привкус дерзкого задора, неистребимый дух борьбы и страстное желание найти свою истинную идентичность.

Маргарет Тэтчер еще работала химиком, когда твердо задумала попасть в парламент. Она начала беспримерную борьбу за индустриальный Дартфордский округ в двадцать три года, будучи единственной женщиной и самым молодым участником предвыборной кампании. Эти небезынтересные факты оказались довольно яркими штрихами к портрету нестандартного начинающего политика. Маргарет Тэтчер заставила обратить на себя внимание не только внешним обликом и самозабвенностью во время кампании, но и весомыми результатами выборов, набрав намного больше голосов, чем ей пророчили партийные старожилы и эксперты. Маргарет ориентировалась на свое личное восприятие происходящего, навязывая новые условия и новые правила борьбы. Все равно, чтобы в конце концов победить в предвыборной гонке, ей потребовалось еще целых десять лет. В течение этого времени она сумела решить еще одну задачу, кажущуюся совершенно необходимой в карьере политика: создать полноценную во всех отношениях семью, чтобы адекватно восприниматься окружающим миром, сознание которого она собиралась эксплуатировать как политик. Маргарет Тэтчер родила близнецов, подарив Дэнису сына и дочь. Тот факт, что уже через несколько месяцев она сдала экзамен по адвокатуре, говорит о многом: молодая мать и не собиралась делать заботу о потомстве основной функцией своей дальнейшей жизни. Более того, ее не могли не заметить ведущие политики страны, и уже через три года, в тридцатишестилетнем возрасте, она получила достаточно высокое назначение – пост объединенного парламентского секретаря Министерства пенсий и национального страхования.

Эта женщина никогда не останавливалась, продолжая взбираться по политическим скалам, почти не заботясь о страховке. Наступление становилось неизменной и главной козырной картой невероятно честолюбивой леди. Она, как акула, буквально вгрызлась в социальную платформу Великобритании, раздавив неподкупными челюстями ее основы в виде «государства всеобщего благоденствия». С решимостью вышедшего на охоту хищника Маргарет Тэтчер начала перераспределение социальных благ, вызывая бурю общественных эмоций и разжигая аппетиты средств массовой информации. Она хорошо помнила советы отца по поводу нестандартных, асимметричных действий, потому скандальные заголовки центральных газет лишь подзадоривали идущего вперед государственного деятеля в юбке. Казалось, отменив программу бесплатного молока для детей, она совершила этим шагом роковую ошибку, первую и последнюю в своей карьере на большой политической арене. Но она очень четко представляла, что делает. И в конце концов результаты реформы вкупе с признанием непреклонности расставили все по своим законным местам. Общество повинуется силе, независимо от того, от кого она исходит. Маргарет Тэтчер просто приучила соотечественников, что отныне сила будет источаться ею, женщиной с жесткими принципами, а не мужчиной, и у британцев в тот момент не оказалось никакой иной альтернативы. Поэтому, когда наступил партийный кризис в руководстве консерваторов, Маргарет Тэтчер решительно использовала момент, чтобы заполнить образовавшийся вакуум энергии собственной волей. Опять-таки, она была первой в истории женщиной, осмелившейся замахнуться на руководство партией. Если бы Маргарет слишком заботилась об эмоциях, которые ее действия вызывали в обществе, у нее наверняка ничего бы не получилось. Она сосредотачивалась на себе, игнорируя общественное мнение, а решимости двигаться вперед у нее было гораздо больше, чем у большинства мужчин, принадлежащих к политической элите страны.

Своей стратегией Маргарет Тэтчер сделала непрерывные атаки на более слабых противников. Подобно Бисмарку, она смело разрушала субстанции, которые дали трещины или хотя бы проявляли склонность к слабости, чтобы на их обломках возвести себе монолитный монумент. Это оказалось главным и самым неожиданным преимуществам этой женщины, избравшей для себя такие совсем не женские жизненные ориентиры. В то время, когда большинство людей воспринимало ее сообразно внешним формам, взвешивая возможности женщины в политике, она тут же раздавливала их внезапным мощным накатом, как тяжелый каток, который утрамбовывает поверхность дороги. Внешне хрупкая леди действовала с мужской невозмутимостью, часто пуская в ход мужские уловки и разбавляя свою тактику разве что холодной женской рассудительностью, свойственной прагматичным и отчаянным натурам. Этот страшный сгусток качеств удивительным образом прижился в маленькой женской головке с аккуратно уложенными волосами, усыпляющей бдительность могучих мужчин утонченной или, вернее, отточенной улыбкой и проницательными, часто сверлящими собеседника глазами. Именно поэтому многие находили в Маргарет что-то демоническое, тайна которого крылась в банальной подмене образов: мужчины-политики, казалось бы, имели дело с женщиной, но, расслабившись, внезапно ощущали цепкую и очень даже мужскую хватку у своего горла. Впрочем, некоторым мужчинам удавалось разглядеть истинное лицо Маргарет Тэтчер под маской мирского благодушия. По этому поводу президент Франции Миттеран как-то заметил: «У нее губы Мэрилин Монро и улыбка Калигулы». Еще задолго до победы на выборах она уже была психологически готова к совершенно неведомой широким массам роли – роли, сочетающей в себе силу женского обаяния и опасность мужской беспощадности. Не исключено, что именно в приписываемых ей «губах Мэрилин Монро» Маргарет нашла подтверждение своей женственности.

Когда следующей мишенью «кровавой женщины» (это прозвище ей дали газеты за отмену социальных привилегий для детей) стали профсоюзы, газеты взвыли от предчувствия нового крупного скандала. Маргарет Тэтчер требовала дать предприимчивым людям возможность стать богаче, приумножая богатство страны, а слабакам рекомендовала самим позаботиться о себе вместо того, чтобы сидеть на шее у государства. В решительный момент, когда забастовочное движение достигло пика, политики и чиновники трепетали от осознания собственной беспомощности, а профсоюзы диктовали волю правительству ослабленной державы, Маргарет Тэтчер снова предложила свои услуги. Когда она получила или, скорее, силой взяла вожделенную власть, кто-то из оппонентов заметил, что она «была единственным достаточно мужественным мужчиной, готовым возглавить правительство». Правда была в том, что госпожа Тэтчер, как и прежде, использовала момент смятения, которому она решительно противопоставляла свою молниеносную готовность к действию и отсутствие страха перед поражением, – вот в чем состоял секрет ее, казалось бы, малообъяснимого успеха.

Психология bookap

Конечно, решительность в момент колебания остальных – далеко не единственный фактор политических побед уникальной леди. Среди прочего, в ее продвижении к успеху присутствуют определенные факторы, на которые нельзя не обратить внимания. Ей, например, в отличие от большинства женщин, вступающих в состязание с мужчинами, удалось избежать перерывов на беговой дорожке карьерного роста. Прерывистость в карьере неизменно являлась одним из ключевых факторов торможения женского успеха. Создание семьи, рождение детей и связанный с этими моментами пересмотр своей идентичности часто заметно отражаются на социальной жизни женщины. Ей всегда нужно больше времени, чем мужчине, для подтверждения внутренних желаний и уточнения своего самовосприятия. Это вековой отпечаток традиции, заставляющий женщину против ее воли выполнять свою исконную функцию. В исторических перипетиях ревизия этой функции наступала лишь в критические для наций моменты, во время великих кризисов или войн, когда решительные женщины отодвигали в стороны мягкотелых мужчин. Маргарет Тэтчер удалось избежать перерыва в мирное, относительно спокойное время, причем многие напряженные ситуации в политической жизни страны ей удавалось инспирировать самой. И кроме того, она, пожалуй, никогда не относилась к семье слишком серьезно. Вернее, ее привязанность к семье и детям кажется менее сильной, нежели у женщины с традиционным взглядом на свою роль. Зато действия Маргарет в отношении своих близких всегда оставались последовательными и корректными: тот факт, что для нее семья на чаше весов неизменно имела меньше веса, чем ее политическая миссия, она камуфлировала с особой тщательностью и старанием. Например, Маргарет могла позволить себе выступить вместо заболевшего мужа в небольшом клубе, поскольку такой шаг позволял продемонстрировать ее спайку с мужем, подтверждая блеск внешней упаковки, а также убедительно сыграть роль простого и доступного политика. Конечно же, она хорошо понимала, что о таком, казалось, непродуманном визите премьер-министра слухи разойдутся кругами, как после брошенного в воду камня.

Маргарет Тэтчер прекрасно осознавала, что почти всякая скандальная ситуация пойдет ей на пользу. Поэтому в любом, даже в самом неприглядном, развитии сценария она никогда не сомневалась, если он был неизбежен. Но, пожалуй, большая политика, и вообще любая сложная профессиональная деятельность, иногда становится несовместимой с женственностью. Иначе как объяснить привычку Маргарет Тэтчер сбрасывать туфли в самолете после визита в ту или иную страну? Скорее всего она ощущала себя сначала руководителем государства, а уже потом женщиной?! Наверное, поэтому за годы премьерства никто так и не осмелился назвать ее уменьшительным именем Мэгги, даже за спиной…