Раздел 4. Постельные тайны


...

Эти непонятные мужчины…

– Мой муж занят такими важными вещами, – делится женщина с подругой. – Размышляет о том, возможна ли монархия в России, есть ли загробная жизнь и о прочих высоких материях.

– А ты? – интересуется приятельница.

– А я занимаюсь пустяками – добываю продукты, готовлю еду, ращу детей…

Анекдот


Радость моя, мы живем в переходную эпоху, – говорил Адам Еве по дороге из рая.

У. Инге


У мужчин сексуальное желание тоже зависит и от общего самочувствия, и от настроения, но все же половое влечение у сильного пола более устойчиво к смене настроения.

Многие мужчины, будучи в плохом настроении, считают, что стимуляция половых органов может оказать успокаивающее воздействие. В состоянии стресса они не возражают против эротических ласк и находят их приятными. Будучи зол или сильно расстроен, мужчина может внезапно почувствовать желание и возбудиться, а интимная близость оказывает благотворное воздействие на его психическое состояние.

Виктор пришел домой расстроенным, напряженным – на работе прошел слух, что скоро всех отправят в бессрочный отпуск. Он и так зарабатывал столько, что ему было стыдно перед женой, а тут «светила» перспектива остаться вовсе без заработка. Он был зол на себя – ещё полгода назад Дина, его жена, предлагала ему перейти работать менеджером в коммерческую фирму. Если честно, то он просто испугался. что не справится, – Виктор понятия не имел, в чем заключаются обязанности менеджера, а коммерция для него была тайной за семью печатями. А на работе, хоть и платили через раз, но все привычное. Теперь он жалел, что не послушался жену.

Виктор был воспитан строгим отцом в принципах, что мужчина должен быть мужчиной, следовательно, нельзя демонстрировать окружающим. а тем более, женщине, свою неуверенность, растерянность, беспомощность и прочие эмоции. Его отец презрительно называл таких мужчин «слюнтяями» и «слабаками». Виктор не обладал теми качествами, которые пытался воспитать в нем отец, да и сам-то отец был далек от образа «настоящего мужчины», декларируя свои принципы лишь на словах.

В результате такого противорения между отцовским воспитанием, реальной действителньостью и характером самого Виктора, он не стал сильной личностью, но как и многие мужчины, взял за правило скрывать свои слабости. Порой он маскировал свои сомнения нарочитой категоричностью, утрированной решительностью, а на самом деле его поспешные, необдуманные поступки и решения приносили немало вреда ему самому. Так бывало нередко, так же обстояли дела и в данном случае.

Вся беда в том, что сам Виктор прекрасно сознавал и свои недостатки, и их причину, но искоренить этот стереотип поведения уже не мог.

Дина интуитивно почувствовала, что у мужа неприятности; за ужином нескольно раз спросила, что случилось, но тот отмалчивался, а потом довольно резко огрызнулся. Жена, которая искренне хотела принять участие в его проблеме и помочь, обиделась и ушла в спальню. Ужин Виктор доедал один, терзаясь и виня себя. Было за что – кругом неправ, да ещё наорал на жену.

Войдя в спальню, чтобы попросить у неё прощения, он увидел, что жена ничком лежит на кровати и неожиданно в нем возникло сексуальное желание. И опять он повел себя неправильно. Почувствовав эрекцию, он повел себя почти как насильник. Дина рассказывала мне потом, что в первый момент просто растерялась, а потом хотела «спихнуть» мужа, но тот держал её крепко. Через пару минут Виктор её отпустил и заработал увесистую пощечину. Он почувствовал себя виноватым вдвойне – то обидел жену словесно, то вел себя как «грубый скот». В обычном состоянии он неплох как сексуальный партнер, и Дина на него не жаловалась. Но такой «скотский секс» ей совершенно не понравился.

Потом они помирились, но ещё не раз бывало так, что при отрицательных эмоциях Виктор искал спасения в сексе. А Дина каждый раз обижалась, что её тело он использует как средство для разрядки.

В результате их частых ссор и продолжительного стресса (опасения Виктора все же оправдались – он остался без заработка, а Дина ему «проела плешь», какой он упрямый, всегда все делает по-своему, ни разу не прислушался к здравым советам и т.д. и т.п.) у Виктора внизилось желание. Иногда в нем просыпался прежний инстинкт, но Дина была категорически против двухминутного полового акта, который ей ничего не дает. В результате они вообще отказались от интимной жизни. Через полгода она привела мужа на консультацию.

Так бывает нередко. Дина, как и многие другие женщины, которые жалуются, что мужчины используют их для снятия психического напряжения («Будто я резиновая кукла из секс-шопа с дыркой между ног», – так сказала одна моя пациентка»), – отчасти правы. Но лишь отчасти.

Действительно, занимаясь сексом в состоянии стресса, мужчина хочет снять эмоциональное напряжение. Но при этом он не относится к женщине потребительски, как к «средству для снятия напряжения» (если это нормальный мужчина. конечно). Если у партнеров хорошие отношения, то женщина – отнюдь не «резиновая кукла». Она близкий человек, к которому мужчина устремляется в трудную для него минуту, чтобы обрести у неё эмоциональную поддержку.

Вся беда в том, что мужчины не умеют говорить о том, что в данный момент чувствуют.

Женщина, будь она на месте мужчины, – уже подробно рассказала бы ему обо всех своих печалях. Он бы её пожалел, посочувствовал, и ей бы стало легче.

С точки зрения психиатрии, женщины в большей степени экставертированы, а мужчины инровертированы. В упрощенном понимании сие означает, что мужчины закрыты, скрытны, все носят в себе, а женщины открыты, и все, что у них на душе, – то и на языке.

И хотя это совершенно нормально, но на этой почве возникает множество размолвок. Женщины упрекают мужчин в скрытности, а те считают женщин чрезмерно болтливыми, несдержанными и эмоционально и словесно.

«Зачем она мне все это рассказывает?..» – с недоумением и тихой тоской вопрошает себя муж, когда супруга подробно излагает, что она «поцапалась» с приятельницей по телефону, что у секретарши шефа почти каждый день новая обновка, и как её «затирают» на работе, как оскорбила соседка из квартиры этажом ниже, как нагрубила кассирша в магазине и тому подобные «новости». Лично он вообще бы не стал обращать внимания на такую ерунду, а если бы даже его что-то и задело, – не стал бы целый час долдонить об этих мелких проблемках. «Все бабы дуры и проблемы у них куриные», – в очередной раз решает он и утыкается в газету. А ведь жене нужно было всего лишь, чтобы он её выслушал.

Но когда неприятности у самого мужчины, он предпочитает промолчать. «Что толку ей говорить, – думает он. – Все равно она ничем не поможет, только раскудахчется. Потом придется её успокаивать.»

Другие мужья думают о жене не столь уничижительно, но тоже предпочитают промолчать о своих неприятностях, потому что считают для себя невозможным показать свои огорчения, страхи и прочие отрицательные эмоции. Даже если в детстве его воспитывали не так, как Виктора из приведенного примера, все же многие мужчины бессознательно или осознанно придерживается именно таких принципов.

В силу этих принципов, будучи в состоянии стресса, мужчина не может рассказать женщине о своих проблемах. Он эмоционально подавлен и ищет у неё утешения таким весьма своеобразным способом – через секс. На самом же деле ему нужна эмоциональная близость с женщиной, он хочет расслабиться и полагает, что самый короткий и эффективный способ – занятие любовью.

Для каждого психически нормального человека секс – это не инстинкт, а соединения с партнером, момент наивысшей близости с ним. Во время полового акта мужчина, если женщина хочет близости с ним, ощущает особые чувства. Недаром секс расценивается как проводник любви.

Для мужчины интимная близость с партнершей, когда он расстроен, – это выражение любви к ней и желание обрести уверенность, что и она его любит.

Конечно, было бы проще, если бы он сказал ей об этом, но он же мужчина… Он либо не может выразить свои чувства, либо не умеет говорить о них.

А женщина ждет от него иного поведения. Видя, что с ним что-то происходит, что муж напряжен и зол, она недоумевает: «Почему он мне ничего не расскажет?..»

Если бы она знала, какие чувства он в данный момент испытывает, не в силах о них сказать, – она наверняка расплакалась бы от сопереживания и кинулась ему на шею со словами сочувствия и ободрения. А в жизни она обижается на его скрытность, они ссорятся, непонимание между ними ещё более углубляется. Если же мужчина ищет её поддержки, склонив жену к «быстрому сексу», то потом он испытывает чувство вины, а она – разочарование и недовольство.

Секс для мужчины – это своего рода проявление чувств.

Мужчина нередко расценивает секс как способ примирения.

Ира и Толя яростно поссорились. Как и положено в хорошей семейной сцене, они называли друг друга обидными словами, среди которых «дура», «истеричка» и «подонок» были самыми мягкими.

Доходчиво объяснив супругу, почему она его ненавидит, Ира, кипя от обиды и негодования, удалилась в спальню, чтобы всласть порыдать. Пока она обливалась слезами и накручивала себя, какая она несчастная, Толя решил, что зря он погорячился. Теперь она проплачет весь вечер, а потом будет дуться ещё неделю. А может быть и так, что сейчас соберет сумку и хлопнет дверью – такое тоже бывало. Потом ему придется разбираться с тещей, которая и так его не жалует, а тут опять начнет зудеть, что он Ире не нужен…

В общем, Толя решил, что «дешевле» помириться. К тому же он уже остыл. Толя вспыльчив, но отходчив, в отличие от Ирины, которая куксилась неделями. Он полагал, что тем самым жена добивается, чтобы муж на коленях вымаливал прощение. Не знал Толя, что супруга в этот момент ненавидела его лютой ненавистью и решала дилемму: то ли развестись, то ли завести любовника. Она не набивала себе цену, как думал супруг, просто была очень зла на него и не желала примирения.

Один из недостатков Толя (кстати, не единственный!) – его невоздержанный язык. Ссорясь, он не выбирал выражений, в том числе, использовал и непечатные. Интеллигентную Иру это так шокировало, что она долго не могла забыть и простить оскорблений. Потому и дулась подолгу. Толя же ко всему относился легко: «Ну подумаешь, назвал её … (или „послал“ куда подальше). Это я сгоряча. Сама довела.»

В общем, решив, что они оба «выпустили пар» и лучше не затягивать сцену, а заняться любовью, чтобы все поскорее забылось, он прокрался в спальню и начал «приставать» к жене.

О, если бы мужья могли прочесть мысли своих жен в подобной ситуации! Возможно, это отвратило бы их от попыток склонить супругу к интимной близости сразу же после ссоры, которая оставила в её душе лишь горечь и чувство обиды.

Мысли женщин примерно таковы (с некоторыми вариациями, но смысл один и тот же): «Я его ненавижу! Ненавижу!!! Убила бы его! Завтра же подаю на развод. Угораздило же выйти за этого придурка! Меня просто тошнит от него! Он что – совсем рехнулся, если надеется, что после всего, что он мне наговорил, я сейчас раздвину для него ноги?!»

Мысленно женщина уже представляет себе, как она возьмет что-нибудь остро-колющее, наподобие того, чем в фильме «Основной инстинкт» героиня колола лед, а заодно избавлялась от надоевших мужчин, а потом тяжко вздыхает и…

Да, это именно тот вариант, когда женщина говорит, что «проще „дать“, чем объяснять, почему ты не хочешь».

Представив себе, что выяснение отношений и причин её «не хочу» выльется в продолжение безобразной сцены, женщина стискивает зубы, не позволяя своей обиде и злости вырваться наружу. «Черт с ним, – думает она. – Надоело с ним собачиться. Ведь все равно не отстанет.» И она уступает.

Во время полового акта она борется с желанием изо всех сил дать ему коленом в пах или представляет себя на месте блондинки из фильма «Основной инстинкт», которая с наслаждением вонзала нож для колки льда в тело партнера, а за неимением ножа вонзает ногти в спину мужа. Когда все заканчивается, она сама себе противна и презирает себя за то, что в очередной раз уступила. Она ничуть не остыла, кипит от обиды и негодования, мало того, к старым обидам прибавилось новое унижение. «Ну ты ещё получишь…» – мстительно обещает она про себя, сама не зная, что имеет ввиду.

А что муж? Он и понятия не имеет, какие кровожадные планы мести бродят в голове его благоверной. После полового сношения он разрядился не только физически, но и эмоционально, и теперь благодушен и преисполнен самодовольства: «Я был прав. Ничто так быстро не восстнавливает отношения, как хороший секс. А моя-то какова! Всю спину мне исполосовала – просто тигрица. Недаром говорят, что ссора возбуждает!»

Ни единый его вывод не соотвествует действительности, но он-то об этом не знает…

Психология bookap

Жена, наблюдая за его самодовольным выражением лица, думает: «До чего же он тупой… Ничем его не прошибешь. Видел же, что я плакала, и вместо того, чтобы попросить прощения, полез ко мне. Неужели он всерьез думает, что после такой ссоры у женщины может быть желание заниматься сексом?.. Да у меня вообще больше нет желания с ним спать. И как человек он полное ничтожество. Бесчувственный, эгоист каких мало. И меня он не любит. Ему от меня нужно только одно…» Жена жалуется, что мужу «надо только одно».

Но гораздо хуже, когда ему от неё вообще ничего не надо.