Раздел 3. Сокровенное из жизни женщины

В ожидании любви

«Вкушайте юности услады!
Не ждите в старости отрады:
Краса поблекнет, как цветок.»

П.Ронсар


Удивительный, загадочный процесс, когда гадкий утенок превращается в прекрасного лебедя, называется половым созреванием. В это время в организме происходит гормональная революция, и в конечном итоге неуклюжая, прыщавая девочка-подросток превращается в грациозную, привлекательную девушку.

Период полового созревания не ограничивается одними лишь физиологическими изменениями. Формирующееся либидо (половое влечение) оказывает глубокое влияние на психику. Меняется поведение и отношение к окружающим, в первую очередь, к противоположному полу.

Напомню, что нормально развивающееся либидо проходит три стадии: платоническую, эротическую и сексуальную.

Платоническое либидо вначале проявляется «детской влюбленностью» и желанием к духовному общению, а затем его реализацией. Девочка-подросток хочет находиться рядом с объектом влюбленности, например, сидеть за одной партой с мальчиком, в которого влюблена, ходить вместе в школу, готовить вместе уроки, гулять на улице. Ей хочется остаться наедине, прикоснуться к тому, кто нравится.

Не всегда желаемое осуществляется. Мечтая о своем кумире, грезя о необыкновенной любви и предаваясь романтическим фантазиям, девочка страдает из-за безответной любви, ведет дневник, посвящает возлюбленному стихи, плачет ночами.

Родители и педагоги даже не могут себе представить тот накал чувств, который бурлит в душе влюбленной девочки. Ее переживания бурные, драматичные, на постоянной экзальтации, раскачке чувств и «надрыве». Например, девочка увидела своего кумира, тот улыбнулся ей, и она на верху блаженства. Но если тот поздоровался с её подругой или прошел мимо, не заметив влюбленную девочку, та впадает в безграничное отчаяние – жизнь для неё кончилась, дальше жить не стоит, остается только покончить жизнь самоубийством. Взрослым людям порой непонятно поведение влюбленной девочки-подростка.

Оля и Влад жили в одном доме, он старше её на 4 года. Она была школьницей, а он уже учился в институте. Встречая во дворе, здоровался и проходил мимо. Чтобы узнать о нем побольше, «жить его жизнью, его интересами», Оля подружилась с его младшей сестрой, расспрашивала её о брате, что он любит, есть ли у него девушка. Бывая у них дома, она заходила в его комнату, рассматривала его вещи, книги, пластинки и аудиокассеты. Потом прочла все эти книги, полюбила ту же музыку, которую любил Влад. Тот относился к ней как подружке своей сестренки, добродушно-снисходительно. Конечно, он догадывался о её чувствах, но считал, что это всего лишь влюбленность школьницы.

Вечерами Оля допоздна сидела на скамейке перед его подъездом, поджидая своего кумира. Мать уговаривала её «не позориться», частенько ругала, почти волоком тащила бедную девчушку домой, запирала и даже наказывала её, но Оля не слушалась. Не обращая внимания на косые взгляды и смешки других девчонок. она часами сидела у подъезда и в холод, и в дождь, загораясь надеждой, как только в арке раздавались гулкие мужские шаги. Увидев Влада. она замирала. не в силах дышать и вымолвить хоть слово. Тот проходил мимо, на ходу обронив какую-то шутливую фразу, и входил в свой подъезд. Но влюбленной девочке и этого было достаточно. Ради этих нескольких мгновений она и сидела часами на скамейке. Увидев своего кумира, Оля была счастлива и на крыльях летела домой, исписывая страницы своего дневника восторженными впечатлениями.

Бунт гормонов не бывает вечным и однажды платоническая влюбленность проходит, как сходит первый снег. Девочки в этом возрасте очень влюбчивы. То она влюблена в брата подружки, то забывает его и влюбляется в старшеклассника, то в друга отца или в школьного учителя, то в одноклассника. Строгие родители и педагоги расценивают увлечения девочки как легкомыслие и даже «распущенность». Однако и влюбчивость, и неустойчивость увлечений и идеалов, – вполне нормальны для периода формирования либидо.

Платоническое либидо считается завершенным, если девочка стремится его реализовать. Это означает, что она совершает какие-либо поступки с целью обратить на себя внимание того, в кого влюблена, – пишет ему записки, объясняется в любви, старается привлечь к себе его внимание, придумывает какие-то уловки, чтобы оказаться с ним наедине, побольше времени находиться рядом с ним, переключить на себя его внимание.

16-летняя Катя была «без памяти» влюблена в одиннадцатиклассника Валеру. Тот – первый красавец в школе, парень атлетического сложения, мастер спорта по биатлону. Половина девочек в школе «умирали от любви» к нему. Восьмиклассницы на переменах стайкой бежали на четвертый этаж, где занимались одиннадцатые классы, и попарно, обняв друг друга за талию, прогуливались по коридору, хихикая, подталкивая друг друга локтями и пытаясь на ходу заглянуть в класс, где учился Валера.

Катя училась в девятом классе, и такое поведение считала «детским». Она писала Валере длинные письма с пылкими признаниями в любви и стихами собственного сочинения. Ее близкая подруга и наперсница Мила относила её послания Валере, стараясь передать лично ему. Поначалу тот брал их со снисходительной улыбкой, но потом все чаще позволял себе бестактные замечания, например: «Опять признание в любви на десяти листах…» или кривился: «Надоели эти слюнявые нежности». Деликатная Мила скрывала от подруги, как пренебрежительно относится Валера к её письмам. Но как-то раз, взяв очередное послание, Валера с ухмылкой передал его приятелю, предложив прочесть вслух. Сплетня мгновенно разлетелась по всем старшим классам. Узнала и Катя. Для неё это был удар. Она-то думала, что возлюбленный бережно хранит её письма, перечитывает их перед сном, а он…

Катя пыталась отравиться из-за «неразделенной любви». Ее спасли. Мне понадобилось не так уж много времени, чтобы привести в порядок её «растрепанные» чувства. Уже через месяц Катя «по секрету» сообщила, что влюблена в учителя физкультуры, а Валере «утрет» нос, потому что теперь она любит взрослого мужчину.

И влюбленность, и частая смена объекта любви, и взрывы бурных эмоций, – совершенно естественны для подросткового возраста. Это как бы обучение, «проигрывание», поиск методом проб и ошибок предпочтений и стереотипа сексуального поведения, которые закрепятся в будущем.

Чем больше выбор в периоде становления сексуальности, тем легче будет адаптация (приспособление), когда девочка повзрослеет. Сексопатологи считают, что постоянство, «вечная любовь ещё со школы», длящаяся годами безответная любовь – показатель «застывшего выбора», трудности сексуальной адаптации и узкого диапазона приемлемости.

Формирование платонического либидо – очень важный этап психосексуального развития. Здесь девочка проходит первый «женский практикум»: она учится обращать на себя внимание возлюбленного и общаться с ним.

Кокетство, желание привлечь внимание и понравиться представителям противоположного пола, – свидетельство завершенности этой стадии.

Но не все девочки обладают такими чертами характера, чтобы решиться объясниться в любви или обратить на себя внимание возлюбленного. Стеснительные девочки-подростки ничего не предпринимают, а молча страдают. Такая влюбленность остается безответной и незамеченной возлюбленным. Но это ещё полбеды. Девичьи слезы – явление преходящее. Проблема в том, что в этом случае не происходит реализации платонического либидо, а это необходимое условие для его перехода в следующую стадию.

У таких девочек формирование либидо может затормозиться (задержка психосексуального развития). А из этого потом проистекает множество проблем, в том числе, снижение полового влечения и как следствие – отсутствие интереса к сексу, невозможность достичь оргазма (аноргазмия), извращение полового влечения и многое другое.

Платоническая влюбленность дочери родителям может показаться необъяснимой («Да что ты в нем такого нашла?!»), чрезмерной («Не из-за чего так страдать!») или даже тревожащей («Это до добра не доведет»). Родителей пугают эмоциональные проявления влюбленности и бурные всплески экзальтации. По пустяковому поводу (как полагают родители) девочка то прыгает в неописуемой радости, то впадает в отчаяние, плачет, не спит, не есть и чахнет на глазах. Родители увещевают дочь, что ей ещё рано влюбляться: «Вот станешь совершеннолетней, тогда…»

Самое печальное, когда девочке запрещают встречаться с мальчиком (юношей), в которого она влюблена. Но разве сердцу прикажешь?!.. В результате возникают драмы, а порой даже трагедии. Двадцать лет назад, собирая материал для диссертации, я дежурила вместе с бригадой токсикологов и хирургов института им. Склифосовского. Сколько же привозили девчушек, пытавшихся покончить с собой из-за «несчастной любви!»

При переходе либидо из платонической в эротическую стадию у девочек-подростков возникает интерес к интимной стороне взаимоотношения полов, эротической литературе, фотографиям эротического содержания. Они возбуждают воображение и побуждают к эротическому фантазированию. Фантазии обычно имеют романтическое содержание – в неё влюбляется прекрасный незнакомец или известный киноактер, он умирает от любви и часами простаивает под её окнами в надежде увидеть её силуэт, пишет ей любовные послания с пылкими признаниями в любви, а потом увозит её в прекрасную страну. Потом белая фата, флердоранж, свадьба, любовь навеки, – все как положено, они счастливы.

Девочки более склонны к фантазированию, чем мальчики, и вместе с тем, им труднее реализовать либидо. Если оно остается не реализованным, то тут закономерность та же, что и на предыдущей стадии, – развитие либидо затормаживается, оно «застывает» на эротической стадии. В последующем возможны отклонения в психосексуальном развитии.

Сексуальное либидо становится зрелым только после некоторого периода регулярной половой жизни.

Период взросления – это не только биологические процессы; наряду с ними, происходит становление личности. Этому возрасту свойственна повышенная впечатлительность, склонность к идеализации объекта симпатии и драматизации происходящих событий, повышенная чувствительность к несправедливости, переоценка ценностей. Девочка-подросток задумывается над кардинальными вопросами: зачем я живу? что такое счастье? как найти свое место в жизни? какой след после себя я оставлю на земле?

В процессе взросления на современную девушку оказывают влияние разные люди – члены семьи, родственники, знакомые родителей и другие взрослые, одноклассники, подруги. Но наибольшая роль принадлежит родителям.

Моя пациентка, 23-летняя Катя происходит из интеллигентной семьи, родители оба кандидаты наук. Отец Кати – доцент кафедры, – талантливый, но мягкий, неуверенный в себе, подчиняемый человек, далекий от обыденной жизни, мать – сентиментальная, все ещё наивная, непрактичная женщина, работает на той же кафедре ассистентом. Катя единственная дочь в семье. После школы она поступила на «факультет невест» – филологический факультет университета. Юноши на курсе были наперечет. Более активные студентки быстро обзавелись поклонниками, а у Кати возлюбленного не было.

Катя унаследовала многие черты родителей. С детства она «домашний ребенок», «тепличное растение». Круг общения – родители и бабушка. Друзей у неё нет из-за её стеснительности, все вечера она проводит дома. Любимое занятие – чтение. По характеру мечтательная, сентиментальная, застенчивая. С подростковых лет мечтала о возвышенной, «неземной» любви, «как в романах».

В их семье сложилась атмосфера, типичная для современной интеллигенции, которая теперь вынуждена прозябать в нищете. В новых условиях родители Кати растерялись и постоянно сетовали на трудности – свою мизерную зарплату оба получали нерегулярно, а иногда не получали месяцами. На жизнь им не хватало, и Катя, прочтя в газете о курсах гувернанток, решила подработать.

Обязанностью Кати было забирать своего восьмилетнего воспитанника из частной школы, привозить его домой, заниматься с ним английским и французским языками и помогать готовить уроки. Мальчик был избалованным, капризным, своевольным, но Катя быстро нашла с ним общий язык, они и играли, и возились, как дети, уроки Катя сумела превратить в соревнование, и ребенок её слушался, хотя матери совершенно не подчинялся.

Первые месяцы Катя редко видела хозяина – обычно тот поздно возвращался, а рабочий день Кати заканчивался в 7 часов. Впервые увидев Катю, он лишь на минуту остановился рядом с ней, потрепал её по щеке, сказав: «Какая милашка!», – и прошел в свой кабинет, продолжая прерванный разговор по мобильному телефону. Кате он сразу понравился. Хотя у него были все внешние атрибуты «нового русского» – типичная прическа от дорогого парикмахера, дорогие костюмы, длинное темное пальто с белым кашне, дорогая машина, – но от него веяло силой и уверенностью в себе. Он не был развязным, упивающимся своим богатством, ограниченным человеком. Вся его жизнь была в работе, по мнению романтичной идеалистки-Кати, он был «настоящим мужчиной». При встрече с ней он шутливо бросал одну-две фразы и проходил к себе. Даже дома она не видела его в неряшливой одежде, в её присутствии хозяин оставался в костюме, а когда снимал пиджак, спрашивал у неё разрешения. Он был первым мужчиной, который произвел на Катю столь сильное впечатление. Даже его уверенный тон ей очень нравился, нравились его манеры, его одеколон, его внешность и элегантность. К тому же, других мужчин в её жизни не было, в свои 23 года (!) она была ещё наивной девственницей, мечтающей о любви. Целый год (!) Катя молча страдала, не решаясь обратить на себя внимание Виталия – так звали её хозяина.

Однажды, когда жены не было дома, он вошел в квартиру, раздраженно швырнул телефон на стол, упал в кресло, расслабил узел галстука и неожиданно предложил Кате: «Давай выпьем, устал, как собака. А один я пить не могу, составь мне компанию». Они выпивали, сидели напротив друг друга и болтали о пустяках. Хозяин расспрашивал Катю и удивлялся: «Откуда ты такая взялась? Как девушка из прошлого века». Катя смотрела на него влюбленными обожающими глазами и тихо млела от счастья, мечтая, чтобы его жена никогда не приходила, и этот вечер длился вечно. Не закончив фразу, Виталий вдруг бросил на неё удивленный взгляд и спросил: «Ты что это так на меня смотришь? Влюбилась, что ли?» И Катя со счастливой улыбкой ответила утвердительно. «Ну и дела…, – сказал он, – и что же мне теперь с тобой делать?» «А что хотите!», – храбро ответила Катя. «Даже так? – удивился он. – Ну, тогда не будем терять времени, иди ко мне, проверим твою отвагу». И Катя впервые в жизни села к мужчине на колени и отвечала на его поцелуи. Потом Виталий легко поднял Катю на руки и усадил в её кресло напротив своего со словами: «Ну, хорошо, проверили твою решимость, и будет. Не хочу быть в твоих глазах подлецом, я же вижу, что ты даже целоваться не умеешь, про остальное уж молчу, хотя и догадываюсь». Катя расплакалась, ей было так хорошо в его объятиях, а он так быстро от неё избавился. Покачав головой, Виталий сказал, что уже не в том возрасте, чтобы влюбляться; Кате нужен влюбленный мальчик, который будет писать ей романтические записки.

И все же они стали любовниками. Виталий снял для неё квартиру недалеко от офиса своей фирмы и заезжал днем, даже ненадолго. Через год она родила дочь. Даже став матерью, Катя оставалась такой же романтичной мечтательницей, явно не по возрасту. Ее мать в свои сорок пять лет тоже инфантильна – наивна, чувствительна, непрактична.

К сожалению, финал этой истории трагичен. Жена Виталий раньше сквозь пальцы смотрела на его интрижки, но Катей он серьезно увлекся и объявил жене о намерении развестись. а это означало, что она лишается своей красивой жизни. Узнав о намерении мужа перевести и фирму, и банковский счет, и недвижимость на подставное лицо, его жена наняла киллера. Виталия нашли на даче с огнестрельным ранением. Хотя все понимали, что в убийстве замешана его жена, но доказать ничего не удалось.

У Кати был нервный срыв, она пыталась покончить с собой. Потом я долго лечила её от депрессии. В настоящее время она живет с дочерью, устроилась на работу, на какую-либо долю в фирме Виталия не претендует. Она считает, что её жизнь кончена, и единственное, что её удерживает от повторного самоубийства, это ребенок – частичка её любимого. Мужчины её больше не интересуют.

Этот пример из практики я привела столь подробно для того, чтобы наглядно продемонстрировать как может повлиять «тепличное» воспитание на психосексуальное развитие девушки. Даже семиклассницы сейчас знают больше о взаимоотношениях полов, чем моя 23-летняя пациентка. Родители воспитывали Катю как в вате. У неё не было возможности общаться с мальчиками – после уроков её забирала бабушка вплоть до десятого класса. Да и сама Катя из-за своей застенчивости избегала их, а если с ней заговаривали. – смущалась, краснела и не могла ни слова вымолвить. Из-за своих комплексов она и факультет выбрала «девичий». И опять не имела возможности общаться с противоположным полом.

Представления о любви у юной девушки с платоническим либидо ограничиваются ухаживаниями, нежными знаками внимания и романтическими свиданиями. Либидо ещё не полностью сформировано, поэтому девушка не испытывает сексуального влечения к своему возлюбленному. Она бы предпочла, чтобы общение ограничивалось романтическими чувствами, но нередко пассивно уступает настойчивости своего возлюбленного и соглашается на близость.

Кто бы ни был в данный момент рядом с ней, девушка грезит о возвышенной любви и Прекрасном Принце. Если такового поблизости не наблюдается, она идеализирует того, кто есть, и наделяет его всеми достоинствами, которые ей хотелось бы видеть в своем избраннике: «Если я тебя придумала, стань таким, как я хочу».

Не жди, девица, любви с заложенными ногами.

Станислав Ежи Лец