Раздел 3. Сокровенное из жизни женщины


...

Не все «Золушки» находят своего принца

Счастье и несчастье человека в такой же степени зависят от его нрава, как и от судьбы.

Ф. Ларошфуко


Влияние родителей на психику ребенка огромно. Дети невольно подражают своим родителям, а подчас повторяют их жизненный путь. Если мать прожила одна, если её сексуальность подавлена, то немало шансов, что та же судьба ожидает и её дочь.

Мать растила Анну одна. Девочка носила её фамилию, а отчество деда. Как-то, ещё в подростковые годы, Аня спросила, кто её отец, мать нехотя призналась: «Да был один кобель… Вспоминать противно. Погулял и бросил. Не верь, доченька, мужикам, все они кобели, им одно подавай. Я вон тоже поверила, а осталась матерью-одиночкой. Даже фамилию свою не захотел тебе дать, говорил, что ты не его ребенок и он знать тебя не хочет».

Обида осталась надолго. Раньше мать говорила, что её отец умер, а теперь оказалось, что он и знать её не хотел. Она и так росла робкой, а тут прибавилось ощущение собственной неполноценности – «безотцовщина»! Больше всего она боялась, что об это узнают её одноклассники и будут её дразнить, а к насмешкам, осуждению и к мнению о ней других людей Аня всегда относилась крайне болезненно

Анна росла старательной, дисциплинированной, послушной, училась на одни «пятерки». На мальчиков внимания не обращала, они на неё тоже, у них были более бойкие подружки. Мать радовалась, что дочь «на глупости» времени не тратит, на свидания не бегает, сидит дома, много читает. Аня с отличием закончила институт, уже через два года защитила диссертацию, все считали её очень способной, прочили большое будущее. Она изо всех сил старалась оправдать надежды научного руководителя. Когда он ушел на пенсию, она заняла его место.

Так она и жила. Своей жизнью не тяготилась, считала, что сумела реализовать себя в работе и добилась успеха. О возможности брака Аня даже и не думала. Ее мать всю жизнь прожила одна, и Анна решила, что проживет одна.

Нет ничего удивительного, что у неё развился невроз. Подавленная сексуальность – благодатная почва для развития неврозов.

Детям любого возраста, а тем более, подросткам, всегда нужно говорить, что они красивы и умны, ободряя их, поддерживая и вселяя в них уверенность.

Психическая травма, полученная в детстве, а тем более, от родителей, в которых ребенок любого возраста нуждается больше всего, – могут привести к драматическим ситуациям, а их последствия – трудно искоренимы.

Моя пациентка Валя из тех, кого называют «мужиком в юбке», «бой-бабой». Этот стереотип поведения ей привили с детства. Ее отец погиб в автокатастрофе, мать – волевая, решительная, жесткая женщина, муштровала и сыновей, и дочь как старшина новобранцев. Часто наказывала девочку ремнем, никогда не ласкала, не целовала и не хвалила, только ругала и читала нотации. Однажды 5-летняя Валя пришла домой, плача, что её обидели дворовые мальчишки. Мать её сурово отчитала и выпроводила из дома, чтобы дочь сама поквиталась с обидчиками.

С детства Валя росла среди мальчиков. Со временем она научилась давать сдачи и драться с ребятами, дралась даже со своими братьями. Мать никогда не защищала дочь, даже если братья её сильно били. «Не научишься сама за себя постоять – будешь всю жизнь размазней», – учила она Валю. Братья тоже не защищали её в дворовых «разборках» с мальчишками.

Валя всегда считала себя некрасивой, с ребятами поддерживала лишь дружеские отношения «на равных», они считали её своей, и никто не пытался за ней ухаживать, никто в неё не влюблялся. Она не любила и не умела красиво одеваться, терпеть не могла юбки, предпочитала бегать в старых брюках своих братьев.

Закончив школу, она приехала в Москву, закончила ВГИК, работала на «Мосфильме» директором картины. Ее все любили, называли «своим парнем», но никто не видел в ней женщину. Она очень высокая, сильная, ширококостная, с громким «командирским» голосом. Как она сама говорит, без «мата» своей речи не представляет. Она могла на равных материться с грузчиком, если была сердита, но могла «послать» и своего непосредственного начальника. Но обычно на неё никто не сердился, да и она сама не обижалась, если мужчины её «посылали» трехэтажным матом. По её мнению, это нормальный стереотип поведения – она к нему привыкла с раннего детства, общаясь с братьями, приятелями, да и мать Вали не отличалась сдержанностью.

Манерами и внешним обликом Валя походила на мужчину. Она носила очень короткую стрижку, её волосы были прямыми и непокорными, и когда она снимала головной убор, они торчали неровными вихрами. Но Вале собственная внешность была совершенно безразлична. Она даже не носила с собой щетку для волос, приглаживая их ладонью, как делают некоторые мужчины. За кожей и своей внешностью она не следила, косметикой не пользовалась. Весь день она моталась на машине, часто бывала в командировках, спала где придется, часто в машине, если не было другого места, поэтому предпочитала ходить в старых джинсах, рубашках и свитерах.

Сексуальная жизнь Вали началась рано – в 14 лет, в компании дворовых ребят, но и тогда, и позже к сексу она была равнодушна. Да и желающих поухаживать за ней не находилось. По киностудии циркулировали байки, как она отделала незадачливых ухажеров. Однажды во время съемок на натуре к спящей в машине Вале полез сильно подвыпивший декоратор, который поспорил с приятелями, что «приручит» строптивую «бой-бабу» , но ему так от неё досталось, что он стал всеобщим посмешищем. В другой раз кто-то по ошибке ночью влез в её гостиничный номер через смежную лоджию. Не долго думая, Валя схватила его в охапку, развернула к себе спиной, поставила «на четыре точки» и пинком придав ускорение, вышвырнула в коридор. Больше охотников добиться её благосклонности не нашлось.

Тем не менее, она дважды была замужем. Оба мужа – подчиняемые, «послушные», никогда не перечили решительной и властной Вале. От интимной близости она категорически отказывалась: «С сексом я „завязала“ с 17 лет», – заявила она мужу, когда тот попытался предъявить на неё права. Как-то, подвыпив, тот набрался храбрости и предпринял ещё одну попытку. Наутро ему пришлось идти на работу в темных очках, чтобы скрыть «фонарь» под глазом. Обоих мужей Валя презирала, называла «овцами», говоря им в лицо, что они даже не заслужили, чтобы их называли «баранами». Рассердившись, кричала: «Ну какой из тебя мужик! Я и то больше мужик, чем ты!». С каждым мужем она прожила не более года и выгнала.

Больше мужчин в её жизни не было, но это её не тяготит. Живет одна. Обратилась за консультацией в связи с климактерическими нарушениями. Климакс начался у неё в 38 лет. Сексуальная сторона её совершенно не волновала, но она стала очень раздражительной, вспыльчивой, быстро уставала, а это мешало её работе.

Здесь вы видите, как повлияло суровое воспитание на развитие сексуальности Вали. От неё требовали вести себя, как мальчишка, и у неё выработался мужской стереотип поведения. Из-за отсутствия внимания противоположного пола и комплекса неполноценности – убежденности в своей внешней непривлекательности, – был пропущен очень важный этап, когда девочка-подросток должна приобретать правильные навыки общения с противоположным полом, влюбляться и отвечать на ухаживания мальчиков. Все вместе привело к задержке психосексуального развития. Либидо не развилось до своей завершающей, сексуальной стадии, поэтому у неё нет влечения к мужчинам. Валя расценивает их всего лишь как товарищей, коллег, но не как сексуальных партнеров.

Женщины, которым родители в детстве не говорят хороших, добрых, ободряющих слов, а только ругают их и попрекают, растят как «золушек», держат «в черном теле», а тем более, унижают и оскорбляют, – обычно приобретают стойкий комплекс неполноценности на всю жизнь. Они недооценивают себя, неуверенны в себе, не умеют нравиться и избегают сверстников, а впоследствии, став взрослыми – и мужчин. Они замыкаются в себе, болезненно ранимы, и чтобы не подвергаться ещё большим унижениям, стараются свести к минимуму общение с противоположным полом. Им очень трудно в жизни. Особенно, если такое суровое воспитание сочетается с особенностями характера самой девочки, если она нерешительная и стеснительная с детства.

Только сильная по характеру девочка, способная противостоять диктату родителей, может преодолеть свои комплексы, если полностью избавятся от опеки родителей, причем, чем раньше, тем лучше. К сожалению, у большинства нет такой возможности, пока девушка не достигнет совершеннолетия, чтобы жить самостоятельно.

Если же девочка (девушка) продолжает жить с деспотичными и жестокими родителями (а такое отношение к своему ребенку – это элемент психологического садизма – стремление унизить, причинить моральную боль, моральная жестокость), то это может привести к задержке психосексуального развития, а затем – к половой холодности.

Стремясь избавиться от деспотизма родителей, некоторые девушки рано выходят замуж. Если муж в постели будет вести себя , как животное, требовать исполнения «супружеского долга», жестоко оскорбляя этим нравственность женщины, то она будет сексуально холодна.

Будучи студенткой «факультета невест» – филфака, Нина боялась остаться без мужа. На курсе было всего несколько ребят, остальные девушки. У её сокурсниц был хотя бы сексуальный опыт, а у неё нет. При столь строгих родителях, которые контролировали дочь, как и с кем она проводит время, Нина опасалась остаться «старой девой» (а ей всего-то было двадцать лет!), потому и вышла замуж за человека, который ей совершенно не подходит.

Ее муж считал себя замечательным и даже непревзойденным любовником, потому что был способен совершать по 4 половых акта за ночь. Он хвастался, что ни один из его приятелей на такие «подвиги» не способен. А то, что такой короткий примитивный половой акт ничего не даст женщине, – ему даже не приходило в голову.

Если спутником жизни девушки с подавленной сексуальностью станет умный, деликатный и добрый мужчина, который сумеет внушить ей, что она привлекательна, девушка (женщина) может избавиться от своих комплексов. Если нет – комплекс неполноценности останется.

Милые женщины! Если у вас не сложилась судьба, если с мужчинами не получается, – то постарайтесь хотя бы не навязывать собственные взгляды на взаимоотношения полов своей дочери. Если вам не повезло, это не означает, что в этом повинен сильный пол. Возможно, ваша жизнь не удалась потому, что вас так воспитали. Всех нас в «совке» воспитывали в ханжески-пуританских традициях. Не только родителями, но и социальными установками прошлой системы были задавлены естественные проявления эротизма и сексуальности. Ведь недаром фраза: «У нас секса нет», – вмиг стала крылатой, – это крик души многих людей, которые пострадали от подавления либидо.

Подчас родители даже не предполагают, как они калечат души своих детей, прививая им собственное мировоззрение. Из этой книги вы узнали, чем чревато подавление естественного эротизма ребенка. Постарайтесь избежать подобных ошибок, воспитывая своих детей.

Родители меньше всего прощают детям те пороки, которые они сами им привили.

Ф. Шиллер