Раздел 5. О любви хорошей и разной


...

Оральный секс – полноправный способ полового удовлетворения.

Целуя половые органы любимого человека, некоторые партнеры испытывают глубокое сексуальное наслаждение.

К.Имелинский


В современной сексологии оральные ласки обозначаются термином «ороальтруизм». Этот термин был впервые введен польским сексологом Евой Браун. Термин вполне точно отражает суть этих ласк. Это действительно альтруизм – то-есть, стремление заботится о благе любимого человека, даже пренебрегая своими личными интересами. Но в этом случае речь о пренебрежении своими интересами не идет, так как ороальтруист тоже испытывает удовлетворение от сознания того, что именно благодаря ласкам партнер(ша) испытывает необычайно сильные ощущения.

Оральные ласки обогащают сексуальную жизнь и дают массу новых непередаваемых ощущений.

Древнегреческая поэтесса Сафо воспевала оральные ласки, так как нет на свете ничего нежнее прикосновения языка. Так же считали все древние греки. Куннилингус пользовался большой благосклонностью и у древних китаянок.

По интенсивности ощущений и их лительности наслаждение, даваемое оральными ласками, неизмеримо выше, чем при половом акте.

«Половые органы крайне чувствительны к прикосновению языка, сосанию, поцелуям и покусыванию. На большинство женщин возбуждающе действует оральная стимуляция клитора, которая включает в себя легкое прикосновение языком к телу и головке клитора, а также быстрые лижущие и сосательные движения. как осторожные, так и более сильные.» (А.Бова и Е.Савина).

Знаменитый Казанова всегда покорял женщин именно искусными оральными ласками и своей изобретательностью, а отнюдь не гигантскими размерами своего мужского достоинства. Его половые органы были самых обычных размеров. Он говорил: «… я понял природу женщины, познал законы женской любви и то, что вся сексуальная сущность женщины основана на ласках, без которых у неё может не открыться матка».

М.Кинесса пишет: «Почему целовать половые органы любимого человека должно считаться стыдным делом? А чем лучше щеки, губы, рука, на которых во много раз меньше эрогенных нервных окончаний? И никакого стыда, даже признаков стыда здесь не должно быть. Наоборот, это в любящей семье должно стать нормой половой жизни, половым деликатесом, первым признаком глубокого уважения партнеров друг у другу. Что же здесь стыдного? Почему женщина не стыдится, когда она разводит ноги и позволяет мужчине вводить свой член в её влагалище и ложиться на нее? Почему же она должна знать только грубый половой акт, напоминающий случку животных? Почему она не должна испытывать сладчайшие ласки, связанные с целованием клитора? Целование мужчиной и женщиной половых органов друг друга – распрекраснейшее и наилучшее средство разжигания страсти в половых органах.»

На 22 всемирной конференции сексологов в 1969 году английский сексолог Грей в своем докладе «О состоянии современной сексуальной культуры в Европе» сказал, что сексуальная культура на западе существенно продвинулась – жены используют оральные ласки, но и мужья успешно используют языковые ласки своих жен. Согласно статистически данным, семьи, где жены применяют ласки ртом и языком, котируются как самые прочные на сегодняшний день. И совершенно точно, что женщины, получающие оральные ласки, абсолютно верны своим мужьям и не склонны к изменам ни под каким видом.

Все современные сексопатологи одобряют и рекомендуют целование половых органов любимого партнера, справедливо считая их наиболее физиологичными и нежными во всем арсенале сексуальной изощренности. Никакого ущерба для нравственности при взаимных ласках двух любящих людей нет, все, что вызывает нежность и привязанность супругов друг к другу – все нравственно.

Это приносит пользу не только в духовном смысле, сближая партнеров, которые дарят друг другу наслаждение, но и в аспекте пользы для здоровья, поскольку при отсутствии половой удовлетворенности и у мужчин, и у женщин возникают различные нарушения.

Особенно важны оральные ласки для женщины. Мужчине может регулярно испытывать оргазм при обычном половом сношении, поскольку влагалище женщине дает ему всю необходимую стимуляцию, а оральные ласки для него – «половой деликатес» и разнообразие.

Подавляющее большинство женщин без клиторных ласк при обычном половом акте не может испытывать оргазм, поскольку сексуальное удовлетворение у многих женщин напрямую связано со стимуляцией этого органа полового наслаждения, поэтому ласки на клиторе приобретают для них первостепенное значение. И это не имеет никакого отношения к половой холодности, эта нормальная реактивность большинства женщин.

Даже после взаимного охлаждения супругов использование оральных ласк может восстановить их влечение друг к другу и сексуальную гармонию. Бывает, что даже после многих лет, когда между супругами нет интимных отношений гармоничные отношения могут восстановиться.

Галина и Максим познакомились, когда ей было 18 лет, ему 26. У Максима тогда ещё не было проблем с эрекцией, но он не отказывался и от куннилингуса.

До него у Гали было два сексуальных партнера, но близость оставила её равнодушной. У неё клиторный вариант оргазма, поэтому торопливые фрикции её прежних неумелых партеров оставляли её равнодушной. С Максимом все было по-другому. Едва познакомившись, они уехали на дачу его родителей и две недели провели вместе, счастливые и влюбленные. С первого же раза при куннилингусе у Гали был продолжительный оргазм, и пока, с её слов, её «всю трясло» от пережитого ощущения, Максим проводил половое сношение, а Гале казалось, что её наслаждение продолжается и даже усиливается. Ее возбуждение не спадало, и если Максим после полового сношения снова ласкал её языком, то у Гали снова был оргазм. И так бывало по несколько раз.

Она вспоминает тот период как «праздник тела», полное единение тел и душ. Ей все нравилось в Максиме, она считала его красавцем, самым умным и привлекательным из всех мужчин, с кем ей довелось общаться. Вернувшись, они сразу же подали заявление в ЗАГС и через три месяца стали мужем и женой.

Они хорошо прожили 14 лет, но примерно с 40 летнего возраста у Максима появились проблемы с эрекцией. Не при каждом половом акте, но иногда эрекция была вялой, и Максим не мог ввести половой член и провести сношение. Раньше он делал жене куннилингус до полового акта, так как иначе Галина не могла достичь оргазма. Но несколько раз после куннилингуса Максим не смог совершить половой акт. От помощи жены он почему-то решил отказаться и если чувствовал, что эрекция у него вялая, то говорил жене, что удовлетворен уже тем, что ей было хорошо, и не хочет сношения.

Галина ни о чем не догадывалась, так как раньше у него таких проблем не было. Она была благодарна мужу за доставленное наслаждение, целовала и обнимала его, шептала ему ласковые слова, а Максим считал себя самым несчастным человеком на свете. Больше всего он боялся, что жена обо всем догадается, почувствовав его слабую эрекцию. Из-за этого все чаще и чаще под разными благовидными предлогами он стал избегать интимных отношений.

Максим постоянно думал о том, что, наверное, уже стар, а его жена ещё молода (она младше его на шесть лет) и находится в самом расцвете своей сексуальности; рано или поздно она поймет, что муж уже «вышел в тираж». Он потерял покой и сон, на работе никак не мог сосредоточиться и ловил себя на мысли, что постоянно прикидывает, нет ли у жены любовника, почему она не проявляет инициативы, ведь раньше Галя была гораздо активнее в постели и начинала ласкать его первой, а теперь она целует его перед сном и спокойно засыпает.

Мучаясь ревностью, он даже пытался следить за женой, поджидал её возле работы и незаметно следовал за ней, но она спокойно ехала домой или заходила по пути в магазины. Он говорил ей, что уезжает в командировку, но в тот же вечер являлся домой с фальшиво-веселой улыбкой, говоря, что отказался от поездки. Убедившись, что любовника у жены нет, он, тем не менее, не успокоился. Ему казалось, что Галина не станет терпеть так как долго без интимных отношений и рано или поздно найдет ему замену. Максим стал рассеянным, задумчивым, на вопросы коллег отвечал невпопад. Промучившись так два года, он обратился за помощью.

Позже на прием пришла его жена. Галина давно заметила, что муж подавлен, не ищет в нею близости и подозревала, что он завел любовницу. Узнав, что его беспокоит слабая эрекция и именно поэтому он избегает близости, боясь потерпеть фиаско, Галина рассмеялась: «Да зачем мне нужна его эрекция! Я могу вообще обойтись без половой акта. По мне – даже если бы Максим был кастратом, но был со мной так же нежен и так же меня ласкал, как прежде, – то мне ничего другого не надо:»

Проблему этой пары удалось решить. Оказалось, что Максим, хотя и имел достаточно широкий диапазон приемлемости, но почему-то не практиковал феллацию. Он говорил мне, что с прежними любовницами он имел опыт феллации, но то ли любовницы были неопытны, то ли у него было против феллации предубеждение, но с Галиной он не хотел заниматься оральным сексом. «Не то, чтобы я был ханжой, но просто мне казалось, что в моей ситуации просить жену об оральном сексе означало бы признать свою полную несостоятельность. Я все же хотел быть мужчиной и иметь возможность для нормальной половой жизни.»

Они опробовали феллацию, получилось у них не сразу. Максима не оставляло ощущение какой-то искусственности такого вида стимуляции. Ему казалось, что самой Галине, которая раньше не имела опыта феллации, это не нравится, а может быть, даже и противно, и она согласилась на неё только чтобы помочь ему достичь эрекции. Максим пытался скрыть свое смущение шутливыми словами: «Ну, что, давай приступим к лечению, как нам доктор велела.» Поначалу он был скованным, все время смотрел на свой половой член, ожидая, будет ли эрекция. Галина очень старалась, но установка мужа ей мешала. Она чувствовала его реакцию, а поскольку сама в этот момент не была возбуждена, то тоже относилась к оральной стимуляции пениса мужа как к «лечению».

Попробовав несколько раз, они пришли на прием обескураженные. Проведен курс сексотерапии и потом они поменяли местами очередность полового удовлетворения. Вначале Максим доводил Галину до оргазма с помощью куннилингуса, а потом благодарная Галина уже совсем по-другому делала феллацию. Она сама говорила, что испытывала к мужу такую безграничную нежность и благодарность, что получалось у неё «с вдохновением».

Среди современных молодых людей нет ярых противников орального секса. Во всяком случае, среди психически здоровых мужчин я таких не встречала. «Против» феллации яростно выступают лишь люди с подавленной сексуальностью или психическими отклонениями.

А вот среди представителей старшего поколения немало ярых противников феллации. На самом же деле они просто не пробовали, потому и отвергают.

Стоит мужчине, сколько бы ему ни было лет, хотя бы раз испытать феллацию, и он не только перестанет быть противником орального секса, но и будет умолять, чтобы партнрша побаловала его этой изысканной лаской.

«Никогда мужчина не променяет свою сексуальную партнершу, искусную в ороальтруистических ласках, ни на одну другую женщину».

М. Кинесс

Все, что происходит между двумя любящими людьми во время интимной близости, все, что их духовно сближает и приносит им наслаждение, все, что происходит в супружеской спальне и не выходит за рамки ложа любви, – все совершенно естественно и необходимо. Ханжеские взгляды на поведение партнеров во время сексуальных игр и ласк совершенно неуместны.

В царстве наслаждения добродетели нет места.

Архит