Раздел 1. Мальчики и девочки


...

Комплексы есть у каждого

Если наши друзья нас превосходят, они чувствуют собственную значительность; если же мы их превосходим, они испытывают чувство неполноценности и связанные с этим зависть и ревность.

Д. Карнеги


Одна их самых больших проблем подросткового возраста с точки зрения самого подростка – это комплекс неполноценности.

Психика подростка очень противоречива – с одной стороны, мощный выброс гормона тестостерона резко меняет и физический облик, и психику, и поведение подростка, а с другой стороны, некоторые стороны психики отстают в своем развитии, и у подростка сохраняются некоторые черты инфантильности (детскости).

Подросток ощущает свою силу и новые возможности и вместе с тем, он ещё не может оценивать себя объективно, как это может сделать взрослый человек. Все полярно в психике и поведении подростка. Он хочет быть индивидуальностью, хочет самостоятельности, и вместе с тем склонен подражать другим, быть таким же, как и его сверстники, – то есть, быть как все, а это уже утрата индивидуальности.

У всех подростков комплексы разные. Некоторые умеют их скрывать, а некоторые маскируют свои комплексы напускной бравадой, цинизмом и развязностью, дескать, «я такой крутой, мне все нипочем!», а в глубине души таится страх, что кто-нибудь догадается о его комплексе неполноценности.

Комплексы в подростковом возрасте есть почти у всех.

Один мой приятель рассказывал, как он переживал, будучи подростком, что у него нет слуха. Родители отдали его в музыкальную школу, потому что тогда было модно, чтобы ребенок из интеллигентной семьи умел играть на пианино. На уроках сольфеджио он просто умирал от унижения, так как не мог спеть, не фальшивя, даже простейшую мелодию. Ну что поделаешь, если «медведь на ухо наступил», а родителям приспичило сделать из своего сына соперника Ван Клиберна! Он возненавидел и уроки сольфеджио, и преподавателей музыки, и своих родителей, он грубил всем и говорил, что ненавидит музыку, но родители упорно настаивали, чтобы он закончил музыкальную школу. Тогда он накануне каждого урока сольфеджио ел горстями снег, чтобы у него заболело горло, и конечно же, добился своего. В результате у него был хронический тонзиллит, потом ревмокардит. Миндалины ему удалили, но у него уже сформировался ревматический порок сердца, с которым он мучается до сих пор. Но тогда он был рад, что избавился от ненавистного сольфеджио и своего комплекса. Сейчас он вполне благополучный, уверенный в себе человек, талантливый врач, у него двое сыновей, которым он рассказал о своем подростковом комплексе. Если у них проблемы, они все рассказывают отцу, и он их всегда ободряет и поддерживает.

Скрывая свои недостатки, лучше не станешь; наш авторитет выигрывает от той искренности. с которой мы признаем их.

Г. Лихтенберг