Часть вторая. Да воздастся им за дела их.

Глава четвертая Мятеж в Техасе.


. . .

3.

17 апреля, 2000 года, Нью-Йорк

Сразу же после первого сообщения "СИ-ЭН-ЭН" о захвате террористами атомных электростанций, началась паника. Уже через час цена билетов на любые авиарейсы подскочила в 5-6 раз. Все спешили покинуть Нью-Йорк. Авиакомпании, ловя момент, не думая, что сами могут испариться в ядерном кошмаре, спешили урвать свой кусок жирной наживы. Задействовали все, что могло летать, не думая о безопасности. Они срочно арендовали самолеты у соседних штатов и даже в Канаде. Подталкивало их и то, что если все образуется и завтра все же откроют биржу, доллар упадет в 1,5-2 раза, а сейчас еще можно было успеть конвертировать выручку в другую валюту через Канаду или европейских коллег.

Патологическая жажда наживы, этот привитый сионистами вирус, разъевший со временем мораль, совесть и милосердие американцев, срабатывал даже в эти страшные часы ожидания ядерного Апокалипсиса для восточной части Америки. Все билеты на поезда были также распроданы, а автострады, идущие из Чикаго и Нью-Йорка были запружены потоком машин в одном направлении. Обезумевшие от страха люди покидали родные места. В основном это был средний класс, который по своему положению не мог знать, чем завершится эта трагедия, ибо источником его информации всегда были только средства массовой информации. Не бежали из города только бедные и богатые. Бедным нечего было терять, а богатые и сверхбогатые знали, что президент пойдет на компромисс с террористами, чтобы не допустить трагедии. Тем более что все богатые особняки были оборудованы атомными бомбоубежищами с полной системой жизнеобеспечения.

Экстренно собралось и правительство в Канаде. Ведь в случае взрывов на атомных станциях, а от Нью-Йорка до Торонто и Оттавы было всего порядка 500 километров. Южная часть Канады и ее крупнейшие города оказались бы в активной зоне радиоактивного поражения. Премьер-министр Канады уже дважды разговаривал с президентом Америки и просил его принять все меры, исключающие ядерную катастрофу.

"Ликуй Америка! За что боролась на то и напоролась. Теперь пришел твой черед дрожать от страха перед возмездием тех, кого ты столетиями жесточайше эксплуатировала, убивала, унижала и презирала. А они, черные исполины, твои изгои, делали тебя великой, завоевывая золотые олимпийские медали, прославляя твое имя на весь земной шар. Золотые негритянские голоса и талантливые композиторы создавали шедевры музыкального творчества и искусства. А весь мир, замирая от блаженства, повторял: "Америка, Америка, Америка..." Твои черные дети, которые всегда были только пасынками, во всем мире демонстрировали твою военную мощь, навязывая другим странам и народам волю твоих сионистских заправил, вселяя страх и боль от одного упоминания слова - "Америка", но при этом они всегда оставались только пушечным мясом. Наступало время Судного дня..."

На территорию заброшенных складских помещений, расположенных в Восточном Гарлеме Нью-Йорка, где Медисон-авеню упирается в Гарлем Ривер Драйв на Манхеттене, один за другим въехали три джипа. Фары погасли и из машин вышли Риверо Эндрюс, Томас Роудс и Майкл Стэнли, окруженные телохранителями. Это были неформальные лидеры негритянской молодежи Гарлема, Бронкса и Куинса, не очень респектабельных районов Нью-Йорка. Встречавшие их Риджуэй и Маклосски бурно приветствовали своих друзей.

Они прошли к заброшенному шестиэтажному корпусу, в котором на удивление еще работал лифт. Через минуту они вышли из лифта прямо в огромный зал на пятом этаже, бывший, видимо, когда-то конторским помещением для складских работников. Из большой группы людей, собравшихся в зале, отделился атлетически сложенный парень со смоляными волосами, немного смахивающий на индейца. Это был Джеймс Блейк - лидер нью-йоркских "Ангелов Ада", боевой группировки, объединяющей и черных, и индейцев. Это они наводили ужас на богатых американцев, наживших свои миллионы на аферах и преступлениях. Перед их жестокостью содрогалась даже видавшая виды полиция.

Они вершили свой страшный суд над всеми, кто создавал расовую разграничительную линию в обществе, грабя при этом их всеми доступными и недоступными способами. Кто сознательно делал из чернокожих и индейцев изгоев общества, кто несправедливо осуждал их за мелкие провинности, кто избивал их в полицейских участках, кто несправедливо увольнял их с работы. Но главным объектом все же были еврейские аферисты, наживающие на обмане миллиарды долларов и считающие черных и индейцев людьми второго сорта.

Огромные суммы, которые они изымали у казнимых ими жертв, шли на помощь бедным и обездоленным черным американцам и индейцам. Закупали им продукты, одежду, строили школы для них, помогали церкви. У Блейка в Нью-Йорке была целая армия, почти 6000 человек молодых, атлетических и закаленных негров и индейцев, которые днем "качались" и тренировались, закаляя свой дух и тело, а ночами совершали свои боевые вылазки.

Блейк не работал на нью-йоркскую мафию, но когда те обращались к нему за помощью или с просьбами и он брался за дело, то выполнял его точно и скрупулезно. За это его уважали, и никто не позволял себе стычек с его людьми. Был случай в 2002 году, когда он еще был в Нью-Йорке новичком, на него наехали латиноамериканцы из банды "Южные быки". Тогда убили шестерых его парней, ошибочно приняв за тех, кого они искали. И хотя у Блейка тогда в Нью-Йорке было всего 50-60 парней, он, потеряв еще 16 человек, заставил трепетать весь город. За 23 дня он уничтожил 67 членов и лидеров банды "Южные быки" и сам, дважды раненый, едва ушел от полиции. У всех жертв его расправ были отрублены головы и конечности. Все это он багажом отправлял на телестудии и в редакции крупнейших газет. Таким образом, эта жестокость стала достоянием гласности, а полиция начала охоту на "Ангелов Ада". Но главная цель была достигнута. С этими сумасшедшими Ангелами Ада теперь никто не хотел связываться даже за деньги.

Море пролитой крови создало ему беспрецедентную рекламу, как человеку, который за своих людей готов вырезать весь Нью-Йорк. К нему сразу потянулись люди, и его организация стала стремительно расти, хотя он и вел тщательный отбор. С тех пор его побаивалась не только мафия во всех ее обличьях, но и полиция города, которая так и не смогла раздобыть его фотографию. Поэтому, в лицо его не знали. Имелась только информация о том, что у него на плечах были татуировки, два орла. Один сделан черной тушью, другой - красной. Этим он как бы роднил две униженные расы Америки: черных американцев и индейцев. Через два года у него уже была целая армия.

В отличие от различных молодежных банд Нью-Йорка, которые занимались грабежами ради наживы, торговали наркотиками, содержали притоны и публичные дома, деятельность его организации носила осмысленный характер. Никто из членов его организации "Ангелы Ада" не занимался грабежами в обычном понимании этого слова, не употреблял наркотиков и не имел с ними дела, не пьянствовал и не проводил время в его бессмысленной трате. Он обучил свою армию восточным единоборствам и виртуозному владению японским самурайским мечом и ножами. Его парни специально тренировались снайперской стрельбе из револьверов, карабинов, помповых ружей и автоматов.

Если они стреляли в переделках, то из каждых шести выпущенных пуль, пять находили свою цель. Особое место занимала общефизическая подготовка и тренировки на выносливость. Порой казалось, что он тренирует американский спецназ. Дисциплина была жесточайшей, а наказание за отступление от нее - неотвратимым. Каждый из Ангелов Ада знал, чтобы с ним не случилось, его семью или родных Блейк не забудет, всем поможет.

Организация Блейка была прекрасно вооружена и технически экипирована. Он знал, где брать для этого деньги. У него было собрано огромное досье на выходцев из России, в основном русских, евреев и их выкрестов, которые в свое время хорошо ее пограбили, а после смерти Ельцина успели из России скрыться. Именно их он отслеживал, копил информацию на их образ жизни, привычки и распорядок дня, внедрял в их окружение обслуживающий персонал от белых до черных и хорошо им платил за информацию. А потом наступал день, когда он приходил вершить свой суд, и очередная жертва умирала под ударами самурайского меча. Как правило, не щадили никого из семьи и близких каждой жертвы.

Никто не знал, откуда это пристрастие у Блейка к своим жертвам-евреям и русским, как он выходил на этих сверхбогатых клиентов. Но если бы кто-то смог заглянуть в его бумаги, то увидел бы странную для них картину. В его многочисленных досье были и евреи, и русские, которых он не трогал. Это тоже были выходцы из России и: Советского Союза, но прибыли они в Америку с небольшими капиталами в 50 тысяч долларов, а это говорило о том, что это были деньги не от грабежа и афер, а заработанные, хотя и не без мелких прегрешений. Большие деньги в России заработать было невозможно, для этого уже нужно было слиться с властью для проведения определенных гешефтов и афер, или заниматься откровенной уголовщиной. Сам же Блейк вел очень скромный образ жизни. Никто и никогда не видел на нем никаких золотых цепей или перстней, утверждающих неполноценность своих владельцев и заполняющих эту пустоту...

Никто и никогда не смог бы в Джеймсе Блейке опознать молодого парня, садящегося в темно-синий микроавтобус с двумя женщинами и девочкой далекого 9 октября 1999 года у входа в Венский ресторан "Бизон". Да, это был Текильбаев, бывший заместитель начальника службы безопасности президента Казахстана, который сумел со своим сослуживцем и другом взорвать президентское гнездо на острове Эльвира, в Эгейском море и ускользнуть тогда от полиции, потеряв при этом друга.

Тогда его жену Розу и жену погибшего друга Ирину Жукусову с дочкой срочно отправили самолетом в Россию, где их должны были обустроить как беженцев, а Текильбаева, разыскиваемою полицией Греции, срочно переправили в небольшое местечко под Веной, где ему сделали небольшую пластическую операцию, полностью изменив его облик. Ему сделали надрезы век, чуть убрав раскосость и округлив глаза. Путем хирургической пластики сделали нос с горбинкой. Теперь он больше походил не на восточного человека, а скорее на американского индейца, что особенно подчеркивала широта скул.

Он начал отращивать волосы и, зачесывая их назад, завязывал в пучок, как это делают многие индейцы. Никаких усов или бороды. А пока ему готовили легенду для внедрения в Америку и готовили асе необходимые для этого документы, он с нелегальной разведкой России провел операцию по захвату бывшего министра финансов Казахстана Марка Тарковского, который в 1999 году сбежал из республики, переведя заранее на подставную фирму 62 миллиона долларов, предназначенных для закупки оборудования, необходимого при нефтяных разработках. Ради спасения своей семьи Тарковский, а теперь уже Михель Тауберг, гражданин Австрии, перевел в течение недели 47 миллионов долларов на счета указанных ему подставных фирм. Это было практически все, что осталось на его счетах. Но случился непредвиденный случай. Еще не оправившийся от стрессовых ситуаций при выполнении своей операции на острове Эльвира, Текильбаев в состоянии аффекта убил Тарковского и всю его семью. И не просто убил, а отрезал ему голову...

Это убийство наделало много шума в Вене, и полиция вышла на переводы фирмой Тарковского огромных сумм, но фирмы - получатели этих денег - уже испарились. Так стало понятно, что это не просто убийство с целью грабежа, а тщательно продуманная акция. Это во многом спутало планы нелегалов, которые хотели использовать Текильбаева еще в ряде операций в Австрии. Самого же Текильбаева в стрессовом состоянии срочно переправили в горное местечко Трайзе в 80 километрах от Вены. Жестокость Текильбаева мог понять только тот, кто видел, как умирают от голода дети и при этом пируют властные подонки, ограбившие свой народ.

Прошло еще пять месяцев, за которые Текильбаева натаскивали на азах нелегальной работы и прочих премудростях, прежде чем он, теперь уже американский индеец Джеймс Блейк, уроженец города Бойсе, административного центра штата Айдахо, гражданин Соединенных Штатов Америки, был переправлен сначала в Мексику, а оттуда через Эль-Пасо в Техасе, в Нью-Йорк, где всегда было легко затеряться. Его здорово натаскали в Австрии на американский сленг, что было несложно с его хорошим знанием английского языка. Он быстро вписался в команду, которой негласно руководили люди Столберга, и уже через пару лет стал играть активную роль в Нью-Йорке.

За период с 2002 по март 2006 года он сумел выпотрошить 617 подонков, сумевших награбить в ельцинской России более 17 миллиардов долларов. Около 14 миллиардов, в виде ценных бумаг и наличности на счетах в банках, удалось изъять, а Столберг, переведя все в европейскую валюту, сумел вернуть их в Россию. Еще на два миллиарда было недвижимости, которую постепенно реализовывали и вкладывали деньги в подставные фирмы, создававшиеся в рамках операции "Северная комета". Была одна сложность. С Текильбаевым-Блейком ничего не могли поделать, чтобы запретить ему кровавые расправы над его жертвами. Однажды у него вышла стычка с одним из доверенных людей Столберга.

На жесткую выволочку по поводу очередной кровавой расправы он не сдержался и наорал на советника Столберга. "Кого вы защищаете, эту падаль, который мало того, что ограбил народ на 136 миллионов долларов, он еще и растлевал детей, - говорил Текильбаев об очередной жертве. - Этот подарок десятилетних голодных девочек за еду заставлял заниматься с ним оральным сексом, этот подонок содержал гарем из 9 малышек в возрасте от 10 до 13 лет. На, смотри, - и Блейк швырнул советнику Столберга пачку фотографий из своего тайного досье, на которых расчлененный им подонок был заснят, видимо, скрытой камерой. - Что вы понимаете, сидя в теплых кабинетах? Вы хоть раз в жизни видели глаза голодного ребенка?."

Много чего он тогда сказал на встрече с советником Столберга, не зная его самого. Железная аргументация Текильбаева-Блейка загоняла в угол этих холеных людей, хоть и работавших на Россию, но никогда не знавших, что такое голод, горе или несчастье людей, обворованных подонками, незащищенных своим государством. Советник Столберга тогда ошарашенный его жестким отпором; молча выслушал монолог сорвавшегося с тормозов Блейка: "Что вы можете понимать в том, как человек умирает от голода, замерзает в холодном и неотапливаемом доме, когда для отопления уже сожжены все книги и мебель? Что вы понимаете вообще в людском горе, когда от безысходности мать убивает своих детей, чтобы избавить их от мучений? Когда новорожденного младенца мать вынуждена сдавать в приют, так как у нее в груди нет молока от голода? Да этих ублюдков, которые ограбили этих людей, надо живыми сжигать со всеми их выкормышами!."

Но Текильбаев-Блейк не сжигал их, он рубил их самурайским мечом. Поймать его полиции не удавалось, так он пользовался огромной любовью обездоленной и униженной части населения Нью-Йорка - негров, латиноамериканцев, азиатов. Да и белые относились к нему с известной долей почтения. Все попытки сионистов Америки выйти на его след, даже при помощи больших денег, заканчивались неудачей. Согласившихся служить сионистам отлавливала созданная Блейком служба безопасности при активной помощи евреев, бывших в свое время на службе КГБ и после переезда в Америку продолжавших помогать России. Естественно, что люди Блейка взаимно помогали им. Выявленных же предателей из своей среды Ангелы Ада вешали, как правило, на фонарных столбах, при этом, им в глотку заталкивали камень, обернутый сто долларовой банкнотой, в знак предательства.

Блейк довел до совершенства свое мастерство конспирации и гримировки. Парики, накладные бороды и усы, перевоплощение в монахов, калек, женщин и нищих, помогало ему запутывать ищеек полиции и ФБР. Ему приходилось несколько раз на месяцы исчезать из Нью-Йорка. Он имел несколько паспортов и массу других документов, отлично сделанных при помощи людей Столберга и их связей с полицейскими чинами. Сейчас назрели горячие деньки и работы Блейку было невпроворот. А завтра предстоял день "X" для сионистов Нью-Йорка и Блейк собрал на встречу всех лидеров и вожаков этнических группировок Нью-Йорка, для координации общих действий, для разделения сфер деятельности на завтрашний день, чтобы не упустить ни фешенебельных квартир и загородных вилл, ни банков и богатых магазинов сионистов, ни редакций их газет и журналов, а также для принятия превентивных мер против полиции Нью-Йорка, которая могла им помешать в осуществлении задуманной и долго подготавливаемой операции.

* * *

Блейк подошел к вошедшим в зал Эндрюсу, Роудсу и Стенли.

- Привет, Риверо, Томас и Майкл, - обратился он к вошедшим и с каждым непременно обнялся. Проходите и располагайтесь, - сказал им Блейк. Когда все расселись, Блейк обратился к собравшимся.

- Братья мои, нам всем выпал исторический шанс, который подворачивается, может быть? один раз в жизни. Мы можем завтра стать богаче на несколько миллиардов долларов, если грамотно распределим свои силы и тщательно все спланируем.

Лидеры и вожаки негров, латинос, китайцев, японцев, вьетнамцев, индейцев, мусульман, кубинцев, пуэрториканцев, мексиканцев и группы вожаков ряда белых группировок американцев слушали Блейка, открыв рот, так как знали, что он слов на ветер не бросает, а значит, и впрямь дела предстоят грандиозные и денежные.

- В наших рядах около 70 тысяч активных бойцов, и из других штатов съехались наши друзья численностью еще 50-55 тысяч человек. Это фантастическая сила, которая при грамотном управлении может превратиться в полумиллионную армию вершителей народного правосудия. Нашим лозунгом должен стать девиз: "Взять награбленное!"; всех, кто станет у нас на этом пути, мы должны безжалостно уничтожить.

Завтра, в 18 часов будет отключена электроэнергия по всему Манхаттену, части Бруклина и Куинса. На восстановление электросетей ремонтным бригадам понадобится от 3-х до 4-х часов. Но мои парни станут на их пути, и город до рассвета будет в наших руках. Никакого освещения, никакой сигнализации, никакой мобильности полиции. Все банки, все ювелирные магазины, все торговые центры, все шикарные дома, виллы, машины - все в наших руках. Но! - Тут Блейк предупредительно поднял вверх указательный палец своей правой руки.

И глотки, готовые единым радостным возгласом издать ликующий глас, застыли в немом ожидании услышать то, что может помешать их торжеству.

- Мы должны нейтрализовать полицию, чтобы свести возможные потери к минимуму. Вот план полицейских участков всего Нью-Йорка, - и Блейк кивнул Стиву головой.

И в этот момент погас свет в зале, а на огромной боковой стене появился диапозитивный кадр с огромной картой Нью-Йорка, пестревшей красными кружками полицейских участков города. Свет снова зажегся, и Блейк поднял вверх руку с пачкой листов бумаги.

- А вот список домашних адресов полицейских чинов, всех участков полиции Нью-Йорка. Нам нужно завтра днем провести массовый захват семей начальников полицейских участков или их заместителей, а затем предъявить им ультиматум, что если полицейские останутся на своих участках, а их машины не будут сновать по улицам города, а станут на приколе в своих парках, то утром следующего дня мы всем вернем их семьи целыми и невредимыми...

До четырех часов утра собравшиеся распределяли между своими группировками полицейские участки, блоки и кварталы улиц и районов города, банки, крупные ювелирные и антикварные магазины, крупные универсамы и торговые центры, дома и виллы богачей, лидеров сионистских организаций, финансовых нуворишей и аферистов, сверхбогатых адвокатов и юристов, биржевых брокеров и владельцев страховых компаний, владельцев крупных фирм, компаний, торговых центров, ресторанов и казино.

Психология bookap

Было условлено о том, что данные об отключении электроэнергии можно будет сообщить своим людям только за час до выхода на операцию. Во всей этой операции ужасало только то, что завтра, в 19 часов, а точнее, уже сегодня, так как уже наступило раннее утро 17 апреля, заканчивался срок ультиматума, предъявленного "Черными камикадзе" правительству США. Об этой проблеме все говорили Блейку, на что он логически разложил всю сложившуюся ситуацию вокруг атомных станций своим единомышленникам.

- Как вы думаете, сколько дней продержится президент и его министры, если они допустят взрывы атомных станций и останутся ли они сами в живых после этого? И потом, люди, захватившие атомные электростанции, по сообщениям телевидения, не сумасшедшие или фанатики, а боевики, выполняющие боевую задачу. Поэтому, если выполнят их требования, то никаких взрывов не будет. А Вашингтон, скорее всего, постарается их обмануть. Им пойдут навстречу, выполнят их условия и примут поправки к закону об отделении штатов от США по волеизъявлению народа, но когда минует угроза взрыва станций, они отыграют назад. Ведь не зря самые богатые остались в городе. Но ненависть к властям и сионистам такова, что нельзя осуждать людей, которые угрозой атомного взрыва, хотят получить свободу от них и Вашингтона.