Историчность и классовость психики.

По ходу этой книги мы уже не раз показывали, хотя и вскользь, историчность, и классовость психики. Думаю, настало время остановиться на этом подробнее и раскрыть тему целиком. Современный человек, как и всякий человек другой эпохи, является не только индивидуально-физиологическим созданием, но и общественно-историческим продуктом развития. Проблема понимания человека не укладывается в рамки исследования свойств отдельных людей, а требует всей глубины общественно-исторического анализа.

Мы приступаем к рассмотрению историчности и классовости психики человека не с пустого места, есть исследования советских и зарубежных ученых, уже существует относительно передовая теория социального характера Эриха Фромма. В своей работе "Бегство от свободы", в ее последней главе американский ученый приводит следующее определение: "Социальный характер - это результат динамической адаптации человеческой природы к общественному строю. Изменения социальных условий приводят к изменению социального характера, то есть к появлению новых потребностей и тревог. Эти новые потребности порождают новые идеи, в то же время подготавливая людей к их восприятию. Новые идеи в свою очередь укрепляют и усиливают новый социальный характер и направляют человеческую деятельность в новое русло.

Иными словами, социальные условия влияют на идеологические явления через социальный характер, но этот характер не является результатом пассивного приспособления к социальным условиям; социальный характер - это результат динамической адаптации на основе неотъемлемых свойств человеческой природы, заложенных биологически либо возникших в ходе истории" [Фромм Э. Бегство от свободы].

Соответствует ли эта теория марксизму? Да конечно, но она лишь знаменует первый шаг к пониманию исторической социальности психики, не характеризуя ее в тех формах, которые бы отвечали потребности целостного понимания внутреннего мира человека и исторической конкретности. Указание Фромма на адоптацию человеческой природы к общественному строю не вызывает сомнения, оно безусловно верно. Его понимание причин приводящих к изменению характера тоже справедливо, он правильно понимает взаимосвязь социальных условий и потребностей человека. Но все же такое определение не является полным, поскольку не вскрывает классовой, противоречивой, не редко антагонистически противоречивой природы человеческого характера, строения его личности. В своей жизни человек не является абсолютно свободным, он в своих поступках, мыслях и чувствах неразрывно связан с обществом и царящими в нем отношениями, в основе которых лежат экономические, производственные отношения. Поступки личности зачастую выступают не поступками индивидуальности, а действиями незримых норм социально-экономического строя. Не человек совершает деяния, а общественная необходимость в осознанной или неосознанной форме заставляет его действовать именно в том русле, которое обозначено ему его социально-исторической природой. "Поведение людей в определяющей мере носит закономерный характер, оно всегда объективно обусловлено. Исторический опыт учит нас понимать причины поведения, как отдельных индивидов, так общественных классов и социальных групп. Зависимые крестьяне эпохи феодализма мечтали иметь свою землю, однако крайне редко предпринимали хоть какие либо действия направленные на это, они ненавидели своих хозяев, но феодальный строй просуществовал много столетий. Поведение людей в первую очередь определяется господствующими в обществе социально-экономическими отношениями и местом каждого человека в них. Так рабы, а речь идет не о людях обращенных в рабство, а о рабах с детства, воспитанных в рамках рабовладельческих отношений и четко усвоивших свое место, и роль в них, крайне редко избирали нонконформный путь к свободе. Чаще всего они пытались угодить хозяину, быть исполнительными и преданностью заслужить освобождение и богатство. История Римской империи дает нам массу таких примеров, в тоже время, когда рабы поднимались на восстание, то их борьба была наиболее эффективна лишь тогда, когда во главе борющихся стоял в прошлом свободный человек (причем желательно из народа с наименее развитыми рабовладельческими отношениями). Самым широко известным примером такого вождя является Спартак. Не трудно проследить в подобном аналогию с поведением нашего народа. Почему так происходит?

Господство определенной общественно-экономической формации с ее отношениями и ценностями накладывает отпечаток на все существующие в ней классы и социальные группы, даже на те которые являются остатком старой формации и зарождением новой. Выполняя различные социально-экономические роли классы, разумеется, несут в себе и серьезные качественные различия. Эти различия обусловленные ролью, какого либо класса переносятся в той или иной мере на каждого его представителя. Другими словами, принадлежа к тому или иному классу, человек имеет и психические черты свойственные данному классу. Как сами эти классовые черты - психика класса, так и психика каждого отдельно взятого человека находится в постоянном движении, непрерывно изменяется. Эти изменения объективно обусловлены изменением характера существующих общественно-экономических отношений, но протекают очень сложно и противоречиво, так они могут развиваться как с отставанием, так и с некоторым опережением. Причем, поскольку они носят субъективный, а не объективный характер, то это создает условия определенной самостоятельности развития психики. Причина заторможенного или ускоренного развития классово-формационной психики кроется в разрешенности, либо неразрешенности многих психических противоречий связанных предыдущими и настоящими этапами развития общества. Если, например как в России XIX-XX века общественно-классовое развитие запаздывало по сравнению с другими странами и даже с собственной экономикой, то это не могло не повлиять на социально-классовую психику народа. Так получалось, что в начале XX века в России сложился рабочий класс, он обозначил свои интересы и научился бороться за них, но при этом его классовая психика сохранила в себе много противоречий свойственных психике феодального крестьянина. При всех явных признаках класса рабочий класс России оказался ребенком очень быстро выношенным, что не замедлило сказаться в последствии. Перестав быть крестьянином и став рабочим человек, может еще на протяжении многих поколений сохранять в себе неизжитые элементы психики прошлого, неосознанно передовая их своему потомству. Для того чтобы эти элементы исчезли окончательно, а не небыли загнаны в глубь, в подсознание, необходимо, чтобы сознание человека на практике убедилось в нежизненности некоторых его элементов. Для этого необходимо время и такая социально-экономическая среда, в которой наиболее быстро происходит разрешение противоречий. Безусловно, для противоречий феодальной психики такой средой является капитализм, буржуазная революция. Однако, несмотря на быстрые темпы развития капитализма, буржуазная революция в России победила лишь в феврале 1917 года, а уже спустя восемь месяцев в стране произошла Социалистическая революция. Свержение капитализма в России не было случайным, оно было объективно обусловлено невозможностью дальнейшего развития страны по тому же самому пути. За годы Первой мировой войны многократно вырос вывоз капитала из России, многие крупные капиталисты сворачивали свое присутствие в стране. Экономически для крупной буржуазии было не выгодно вкладывать свои деньги в Россию, существовала масса более доходных мест на карте планеты. К тому же тесно связанный с царизмом крупный отечественный капитал после падения монархии оказался не в состоянии самостоятельно удержать власть, по ряду причин он был достаточно слаб, чтобы устоять перед натиском рабочего класса и крестьянства.

...Путь социалистической революции это, прежде всего путь творчества масс, от которого зависит насколько продвинется по дороге качественных преобразований новое общество, но творчество масс всегда носит объективно ограниченный характер. С одной стороны эти ограничения существуют в виде предельного социально-экономического продвижения передовых классов и всего общества накануне революции, с другой существуют в преломленном, субъективном виде. Виде классовой и общественной психики, с ее не разрешенными (подавленными, загнанными в глубь подсознания) и нарождающимися противоречиями. Как я уже отмечал в первой главе данной работы, наш народ вступил на путь социалистического строительства не только состоящим на 80% из крестьян, но и с неизжитыми элементами феодальной психики. Подчеркну, что эти элементы существуют в психике каждого человека, независимо от того является он крестьянином или нет, поскольку феодальные (либо другие) отношения являются для данной формации всеобщими, хотя и затрагивают различные классы по разному. Российское общество несло в своей совокупной психике не только пережитки феодализма, но и неразрешенные противоречия между феодализмом и капитализмом, а так же еще не окончательно сформировавшиеся буржуазные ценности. Иными словами русское общество, встав на путь социалистического развития, имело крайне противоречивую психику, по своему содержанию еще весьма мало готовую к активному социалистическому творчеству. Классовая несформированность психики общества для буржуазного строя и объективная невозможность развития страны по пути капитализма создавали серьезное препятствие для социалистического строительства. Люди по своим внутренним качествам в большинстве своем оказывались неспособны без внешнего воздействия и направления организовывать свою деятельность. Взятый же курс на форсированное экономическое и социально-культурное развитие (доразвитие) страны требовал четкой организации, которая могла быть осуществлена только сверху вниз, поскольку снизу вверх она, как мы уже показали, была субъективно невозможна из-за отставания психического развития общества от его социально-экономического развития. Однако, процесс централизации (бюрократизации) управления имел серьезный недостаток, при наличии у общества вставшего на путь социализма более или менее развитой буржуазной психики (под психикой мы понимаем не только сознание, но и подсознание) первоначальный бюрократизм постепенно снимается, заменяясь управлением снизу. Но в нашем случае общественная психика несла в себе массу элементов феодальной психики. При бюрократическом управлении, да еще разумно организованном чиновниками-революционерами, они не только не исчезают, но напротив сохраняются, препятствуя формированию социалистического сознания.

Сложным, противоречиво устроенным был советский человек ХХ века, из-за эклектичного строения его психики в котором присутствовали спрятанные в подсознание элементы феодальной (крестьянской) психики он оказался малоактивным, приветствующим "порядок сверху", власть "твердой руки". Этот человек, правда, вступив в стадию активного разрушения в эпоху реставрированного капитализма, сохранился и в наши дни. В его понимании порядок в обществе должен строиться на "разумном" управлении номенклатуры, а не на власти широких масс способных к самоорганизации, реализующих управление экономикой, обществом и политическими институтами. Такой человек остается социальным индивидуалистом, он оказывается, во многом, неспособен к коллективному политическому, экономическому и культурному творчеству.

Политические репрессии, диктатура Сталина, бюрократизм и культ личности поражают не столько самим фактом своего существования, а скорее тем как они воспринимались широкими слоями населения и тем, что вообще оказались возможны в таких невероятных формах. Конечно централизованное управление, было объективно обусловлено как технико-экономическим отставанием нашей страны от развитых капиталистических стран, так и общемировой незавершенностью капиталистического развития. Потенциал, которого еще небыл исчерпан, и творческий труд, открывающий путь к коммунизму еще не имел даже тех масштабов, которые он приобрел в мире сегодня. Формирование социализма в недрах капиталистического общества, проходящее через превращение труда в потребность, небыло еще даже близко завершено, труд по-прежнему в своем большинстве сохранял рутинный характер. По мере развития социалистического общества, бюрократическое управление в сочетание с первоначально слабым коллективным, должно постепенно исчезать, заменяясь растущим и крепнущим коллективным управлением на производстве, да и в обществе в целом. То, что советский народ, рабочие и крестьяне проявили столь сильный конформизм небыло как мы отметили случайным, Социалистическая революция 1917 года создала народную власть, власть Советов, но она не могла моментально решить проблему субъективной неготовности трудящихся к управлению. Как отмечал В. М. Молотов ("140 бесед с Молотовым") советы перестали в должной мере функционировать еще в 1918 году, в дальнейшем по мере спада революционной активности масс их роль как органов управления снизу вверх продолжала снижаться до чисто формального органа. Это не было следствием партийно-бюрократического вторжения в их дела, а наоборот последнее стало следствием их слабости. Даже если мы посмотрим на советы в 1917 году, то для нас станет очевидным, что если они и принимали декреты и постановления, то совершенно небыли способны их вырабатывать. Этим в полной мере занималась партия большевиков. Почему все было именно так? С одной стороны рабочие и крестьяне не имели достаточно необходимых знаний, с другой по своей противоречивой психической природе не имели личных качеств необходимых для активной, самостоятельной деятельности в советах. Выше мы довольно подробно остановились на эклектичной психической природе российского рабочего ХХ века, и убедились в его социально-психической незрелости для осуществления социалистической демократии. Вот почему постепенно возраставший бюрократизм был не только неизбежно-закономерным явлением для России, позволявшим развиваться по пути экономического, социального и культурного роста, но так же и тормозящим развитие социализма фактором. В конечном итоге выросшая до губительных размеров, утратившая свои революционные корни и оторвавшаяся от масс, номенклатура вступила в стадию обострения противоречия между социалистической тенденцией демократизации, обобществленного управления на производстве, и своими частнособственническими интересами. Изначально функцией буржуазии при капитализме является управление, по мере отмирания этой функции у буржуазии и передачи ее коллективам происходит и отмирание капитализма, превращение его в помеху общественного развития. Феномен Советского Союза состоял в том, что рабочий класс оказался не способен взять на себя даже в необходимо малой доле эту функцию, хотя для этого и существовали созданные революцией объективные условия. Он в силу своей неразвитой социально-психической природы неосознанно уступил ее революционной бюрократии, постепенно превратившейся в партийную, а затем в обыкновенную, оторванную от масс, бюрократию. На протяжении всей советской истории, хотя и происходили серьезные перемены в социально-классовом строении общества, тем не менее, в его психике оставались в значительной мере не тронутыми те элементы, которые остались от феодального периода истории нашей Родины. Так советский человек сохранил "тягу к земле", а его "вера в доброго царя" продолжала существовать, поскольку нельзя сказать, чтобы в СССР руководители не заботились о своих гражданах. Однако, такое положение вещей не сколько не способствовало разрешению психических противоречий между феодальными, буржуазными и социалистическими элементами внутреннего мира советских людей, напротив они только подавлялись, загонялись в глубь, это не могло не тормозить формирование социалистического сознания и социального характера необходимого для преодоления кризиса. Так наше общество попало в ловушку, которая и сегодня остается для многих незамеченной.

Теперь коротко остановимся на политических репрессиях. Не стану спорить, преследования настоящих коммунистов и не в чем не повинных людей нанесло колоссальный вред делу строительства социализма. Но сами репрессии были исторически необходимым, объективно оправданным делом. Мы не должны забывать, что создание первого социалистического государства проходило в сложнейших внешнеполитических условиях, которые оказывали колоссальное влияние на классовую борьбу в России, так гражданская война 1918-1920 гг. проходила при серьезной поддержке контрреволюции со стороны капиталистических стран. Не прекратилась эта помощь врагам советской власти и в 1920-1930-е годы, а это не могло не отложить свой отпечаток на характере власти и политических отношений в СССР. Во избежание споров поясню, что я считаю социалистическим такое общество и государство, в котором взят курс на социалистические преобразования, построение коммунизма, а не объявлено о построение основ социализма, социализма в основном или развитого социализма. Социализм я понимаю как процесс, преобразования, движение к коммунизму. К слову социалистическую революцию я понимаю не как несколько дней, или месяцев 1917 года или даже несколько лет, а как эпоху, в которой во всем мире происходит слом капитализма и разворачивается строительство нового общества. Так, феодальная революция, постигшая Западную Римскую империю, не была одномоментным вторжением варваров в сочетании с восстаниями рабов и колонов, а явилась сложным и длительным периодом качественных перемен растянувшихся на несколько столетий, начиная с IV и заканчивая VII веком. Вернемся теперь к нашей теме, та тревожная неразбериха политических репрессий, царившая в Советском Союзе в 30-е годы, частично объясняется тем, что Социалистическая революция 1917 года была ранней социалистической революцией не принятой большинством интеллигенции, встретившей ожесточенное сопротивление как внутри страны, так и за ее границами. Как мы видели рассматривая социально-психическую природу нашего народа, он имел слабую субъективную готовность к строительству социализма, что создавало массу вытекающих от сюда проблем. Развитие страны шло в условиях постоянной нехватка активных, грамотных и преданных кадров, творчески подходящих к делу с одной стороны, и в условиях порождаемого растущим бюрократизмом подхалимажа, приписок, пускания пыли в глаза, коррупции, хищений, произвола с другой. Причем с издержками номенклатурного руководства при пассивности масс приходилось бороться самой номенклатуре, борьба шла между здоровыми революционными и загнивающими, обуржуазивающимися элементами. Социалистическая бюрократия не раз пыталась втянуть массы в борьбу с бездельниками на руководящих постах, но это не имело сколько-нибудь серьезных положительных результатов, трудящиеся упорно не желали вмешиваться в дела начальства и все ждали, что оно само разберется.

Личность Сталина безусловно заслуживает особого внимания, и дело тут не в том любить его или не любить. За последние годы написано море работ посвященных этому великому человеку и культивирующих самые противоречивые отношения к нему. Я не стану вступать в спор по этой теме не с одним из многочисленных биографов Сталина, да это мне и не интересно. Интересно другое, то, что личность И. В. Сталина профессионального революционера, марксиста смогла развиться именно так, как она развилась, и в ней проявились такие патологические черты, как самовлюбленность, жажда всеобщего почитания, недоверие к окружающим, опасение за свою жизнь. Впрочем, многие поклонники Сталина могут, например, заметить мне, что у него небыло жажды всеобщего почитания, а просто его настолько любили люди, что всячески стремились показать это ему и окружающим, а Сталин на это просто не реагировал. Я не стану с ними сейчас спорить, для нас это не важно, важен сам факт такого почитания в принципе невозможный в буржуазном обществе, но вполне типичный и по форме и по содержанию для феодализма. Точнее для феодальной психики с подчиненной природой, что еще раз показывает какую психическую натуру имел советский человек. К слову культ Хрущева и в особенности Брежнева не был таким ярко выраженным и носил поверхностный характер, люди относились к нему с насмешкой. Почему? Произошли серьезные перемены в сознании людей, их психика сделала еще один шаг к капиталистическому восприятию мира, к формированию буржуазных ценностей. Черты характера проявившиеся, или вернее появившиеся у Сталина в 20-30-х годах сформировались не случайно, не сами по себе, а под воздействием установившихся общественных отношений. Его действительно кинулись почитать, он не насаждал почитание сверху вниз как Брежнев, оно возникло закономерно, как следствие такой структуры восприятия людей, для которой невозможно иначе относиться к хорошему руководителю. Для человека с эклектичной советской психикой талантливый, мудрый руководитель не просто товарищ, но человек высшего рода, ему неосознанно приписываются многие положительные черты. Ему не просто подчиняются, его почитают, поддержка его носит пассивный характер исполнительности. Мнительность Сталина происходила из сложного характера бесконечных партийных битв, борьбы фракций, заговоров, интриг и предательств. Не простое время наложило свой отпечаток на психику вождя, он не доверял окружению, всюду видел возможные заговоры. Большую роль тут сыграла пассивная поддержка масс, выражавшаяся в формуле "Сталин и партия руководи". И. В. Сталин, его окружение, партийное руководство чувствовали, что советский народ их поддерживает, готов выполнить любое решение партии, но сам никакой инициативы не проявляет. И критикам и безудержным поклонникам Сталина я советую быть объективными и помнить что его личность, как и всякая другая продукт истории, и он был именно таки не случайно, время и события воспитали его" [Колташов В. Г. Прошлое, настоящее и будущее социализма в России].

Историчность психики, как видим, выражается в чертах присущих людям той или иной общественно-экономической формации. Например, черты типичные для психики человека рабовладельческого строя не сохраняются при феодализме, а характерные для капитализма не переходят в социализм. Речь, разумеется, идет не обо всех чертах психики человека. Есть такие, которые формируются по мере исторического развития общества и лишь видоизменяются на его стадиях. Остальные, попадая вместе с их носителем - человеком в новое общество, отрицаются его психикой по мере исчезновения в них объективной необходимости.

Развитие общественной психики, выражаясь в индивидуализованных изменениях совокупности характеров индивидов эпохи, состоит в изменении самих основ личности. Личности определенной исторической стадии в их обобщенном выражении образуют набор типичных черт, которые и характеризую специфичность всей совокупности личностей этого социально-временного этапа. Другими словами в такой обезличенной, но социально-исторической личности находят выражение наиболее общие для каждого индивида определенной эпохи черты, это так называемый социально-исторический психотип. Он представляет собой абстракцию, набор характеристик исторически типичных фактически для каждой личности того, или иного этапа истории. Всякая общественно-экономическая формация имеет свой социально-исторический психотип (именуемый формационным) распадающийся на классовые психотипы и (или) психотипы социальных групп. Этот психотип находится в постоянном социально-историческом движении, и проходит три основные стадии развития. Эти стадии не представляют ничего особенного и идентичны трем, возможно условным, стадиям любой общественно-экономической формации. Какие это стадии? Перечислим их:

- становление;

- господство;

- отмирание.

Первая стадия это период утверждения данного способа производства, вторая - когда строй прочно закрепился и охватил все стороны жизни, это стадия относительно беспрепятственного его расширения, третья, когда формация начинает распадаться с одной стороны из-за зарождения нового способа производства с другой пытается выжить, пустив корни в глубь старых отношений. Относительно коммунизма мы ничего не можем пока сказать, так как это строй только надвигающегося будущего. Хорошим примером третьей стадии из современности является "общество потребления", пускающее корни даже в психические процессы, и пытающееся подчинить их себе. Нам известны следующие общественно-экономические формации: первобытный строй, рабовладельческий строй, феодализм, капитализм и коммунизм, существующая пока во многом только в теории. Из этих систем характер антагонистических, эксплуататорских носят только три: рабовладение, феодализм и капитализм; коммунизм же и первобытнообщинный строй, будучи не эксплуататорскими стадиями развития общества, имеют существенные отличия от эксплуататорских формаций, суть которых сводится к отсутствию в обществе антагонистических противоречий. Каждой из известных нам общественно-экономических формаций свойственны все три стадии развития, но только совершающиеся в психике, эти стадии имеют характерные особенности свойственные только данной формации:

- ранняя;

- классическая;

- поздняя.

Этим периодам присущи те же особенности, что их аналогам в общественно-экономических формациях, но в психическом выражении, все же уточним. На первой стадии, а каждая стадия это как правило не одно поколение, психика перестраивается на новые ориентиры, происходит утверждение новых ценностей и потребностей, меняется пропорции и набор интеллектуальных, социально-культурных, морально волевых качеств, и поведенческие нормы устанавливаются согласно существующим общественно-экономическим отношениям. На второй стадии устанавливается как бы господство того, что выстраивалось в ходе первой стадии. На третьей стадии происходит процесс постепенного разрушения теряющих актуальность в своем прежнем виде совокупности ценностей, постепенно изменяются поведенческие нормы. Это происходит из-за того, что в общественных отношениях утверждаются новые ценности, потребности и интересы. Старый строй изжил себя и происходит постепенный его распад, этот распад переносится, и на общественную психику, протекая параллельно с возникновением новых ориентиров. Однако параллельность это процесса не означает его одновременности, развитие как общественной, так и индивидуальной психики может, как запаздывать, так и идти вперед, по отношению к реализации назревших социально-экономических преобразований. В этом находит свое выражение закон параллельной неодновременности развития психики и общества.

На первой стадии в общественной психике, старое постепенно отмирает, а уже победившее новое утверждается на его месте, этот процесс, несмотря на кажущуюся простоту, тем не менее, является противоречивым и довольно сложным. На второй стадии процесс развития протекает достаточно беспрепятственно, впрочем, я говорил, что это деление на этапы является условным, абстрактным, поскольку пережитки старого могут тащиться по истории еще не одну формацию, в то время как свое зарождение новая формационная психика может найти довольно далеко от формации ей предшествующей. Так капиталистические отношения зародились еще в период рабовладения, а некоторые феодальные пережитки живы и по сей день. Но рассмотренные нами стадии являются лишь эволюционными, и потому полностью не характеризуют исторический процесс психического развития, вот почему стоит обратить внимание на то, что существуют еще революционные периоды в истории общества, а значит и психики.

Поставленный Эрихом Фроммом вопрос: "Иметь или быть?",- в одноименной работе был и остается самым актуальным на сегодня вопросом для общества. Но несет ли он в себе ту вечность и универсальность, которую ему приписывают? Нет, поскольку, еще не для одной общественно-экономической формации кроме капиталистической не стоял вопрос о смене первостепенности материальных потребностей. В наше время, ставшее кризисным для капитализма, приоритетность приобретают нематериальные потребности, потребности в информации и самореализации, в интеллектуальном труде. Словом все то, что еще в середине ХХ века во главе угла поставили сторонники Гуманитарной теории личности, а в том числе и Фромм. Но реализовать все это человечество сможет лишь после ликвидации отживших буржуазных общественных отношений, выступающих помехой в движении к новому обществу. Итак, мы вплотную подошли к вопросу о революции. Как и в обществе, в психике постепенно накапливаясь противоречия, требуют своего разрешения. Бывает так, что в психике противоречия уже созрели, а в обществе нет. Тогда, как об этом речь шла в предыдущих главах, они остаются не разрешенными и либо подавляются, либо осознанно признаются "не разрешаемыми" и откладываются, то есть подавления не происходит, и информация о проблеме сохраняется сознанием. В последнем случае не причиняя человеку серьезной травмы, поскольку он постепенно разрешая другие противоречия, стремится приблизиться к разрешению этого противоречия. В итоге его психику мучает только нетерпение познания, а не невроз. Когда созревают глобальные, то есть значимые для всего общества, противоречия и в сознании и в материальном мире они разрешаются посредством социальной революции. В ходе этого качественного перелома резко меняются и общественные отношения, и психические ценности и ориентиры. Получается так, что революция в обществе совпадает с революцией в психике, а поскольку внутренний мир людей является отражением их материального мира, то единство такой одновременности вполне закономерно. Но, зная, что объективные всеобщие общественные процессы для разных социальных групп протекают с разной скоростью можно без особых затруднений объяснить тот факт, что некоторые психические противоречия могут оказаться временно "не разрешаемыми". Так же сюда следует добавить и то, что хотя социальная революция и означает революцию в психике, но эта перемена может происходить и довольно сложно, дело тут в немалой степени зависит от того, насколько в сознании людей разрешены противоречия предыдущей формации. Может произойти и так, что психическое состояние общества, либо отдельных классов, окажет самое неблагоприятное воздействие на революционные процессы в обществе, или на постреволюционные процессы строительства нового общества.

Подведем итог наших рассуждений. Психическое развитие общества, классов, социальных групп и индивидов носит исторически подчиненный характер. При этом оно относительно самостоятельно в своих процессах и может, как запаздывать, так и немного уходить вперед по отношению к социально-экономическим процессам. Это запаздывание или опережение во многом зависит от того насколько общество, или те или иные его социальные составляющие сумеют овладеть и применить, хотя бы только и в психической сфере, теми знаниями, которые сумело накопить общество. То есть, от роли и уровня сознания того или иного общества, класса или социальной группы напрямую зависит характер исторического развития. Не только бытие определяет сознание, а так же характер подсознательных и бессознательных процессов, но и сознание, подсознательное и бессознательное влияют на бытие. Это влияние реализуется как в жизни и деятельности отдельного человека, так и всего общества.

Общественные психические изменения протекают в следующей последовательности, параллельной, но далеко не всегда одновременной с аналогичными изменениями в социально-экономической сфере:

ФОРМАЦИЯ (три ее психостадии)-->РЕВОЛЮЦИЯ-->ФОРМАЦИЯ-->РЕ...

Теперь, когда мы разобрали стадии психотипа и их характер, в общем, настало время рассмотреть их в приближении, чтобы уже затем перейти к формационным и классовым психотипам, но для этого необходимо сперва дать определение психотипа, к которому мы постепенно приблизились. Что же такое психотип? Социально-исторический психотип представляет собой системный набор стандартных интеллектуальных, социально-культурных, морально волевых ценностей, потребностей и поведенческих норм свойственный всем общественным классам и как бы объединяет их в психо-формационное единство.

В первобытном обществе не существовало классов, а значит, не существовало и классовых различий психики, а социально исторический психотип, в данном случае первобытный формационный, носил общий и конечный характер. Но для нас сейчас важно другое, а именно, какие особенности имеет психотип в этой формации. Начнем с потребностей и ценностей, трудность существования человека в первобытном обществе выводит на первый план удовлетворение материальных потребностей человека. Это приводит к первичности для всего данного исторического этапа ценности материального продукта. Интеллектуальные, волевые и культурные качества психики индивида выступали, как общественно значимая ценность лишь тогда когда могли способствовать его пропитанию, или удовлетворению другой естественной потребности. В буржуазном обществе, к примеру, интеллект оценивается по тому, насколько он позволяет принести денег его обладателю, а не по той пользе, которую он может принести обществу. Такой вульгарно-материалистический подход типичен для всех докоммунистических стадий общества, за редкими историческими этапами в них, в принципе не опровергающими правило. Поведение индивида в первобытном обществе было тем свободней, чем большей способностью удовлетворить свои потребности он обладал. А это выводило на первый план физическую силу как ценность. Тяжелые условия существования людей в первобытном обществе способствовали существованию примитивного общества. Для первобытного общества все довольно просто и все ценности и правила поведения определялись только желанием выжить. Так же с суровой необходимостью выживания связаны знания и верования первобытного человека.

В более позднем рабовладельческом обществе ситуация меняется. На его зрелом этапе, мы можем более отчетливо наблюдать другую картину: хотя материальные ценности сохраняют свое господство, но появляются и духовные, постепенно приобретающие большое значение. Все это, а в том числе разделение общества на классы меняет приоритетные качества. Поскольку господствующими были рабовладельческие отношения, то главными становились те черты, которые позволяли обогатиться и сохранять богатство, словом в лучшем виде участвовать в общественных процессах. Большое значение приобрели такие чуждые первобытному человеку черты как хитрость и расчетливость. "Идеальное" поведение тоже строилось на таких способностях, которые позволяли бы поближе подобраться к хорошей жизни рабовладельца. Но немного уточню кое-что, эти черты были присущи, прежде всего, основным классам, а ведь именно они определяли весь характер тогдашних отношений. Конечно, другие классы в зависимости от их приближенности к господствующему тоже находились под сильным влиянием таких ценностей. К слову, отмечу, что процессы их приобщения к рабовладельческой морали носили развивающийся характер, а значит, их психические ценности постепенно менялись от доклассовых к рабовладельческим. По ходу перечислим классы рабовладельческого общества. К основным классам этой формации относят рабовладельцев и рабов, к вторичным же относятся: крестьяне, ремесленники и буржуазия. Но как же рабы, неужели они тоже постепенно подпадали под качества психотипа? Казалось, такой вопрос должен поставить нас в тупик, однако, это не так. Рабы, несмотря на всю их беспощадную эксплуатацию, не являлись в своей исторически зрелой стадии чуждыми психических ценностей строя. Об этом говорит масса примеров. В Римской империи эпохи принципата мы знаем море случаев, когда вольноотпущенники, то есть бывшие рабы, становились баснословно богатыми. При этом они не редко превосходили в "психических качествах" своих бывших хозяев.

Оценивая две этих общественно-экономических формации можно отметить, что грубость, расчетливость, коварство и многое другое являются следствием господствующих общественных отношений. Но в то же время для этих периодов истории характерно возникновение таких ценностей, как дружба, любовь, честность и преданность, причем они ни в коем случае, как некоторым может показаться, не являются пережитками первобытного общества. Так в чем же дело? С одной стороны возникли такие качества как коварство, а с другой, такие как дружба? Это есть закономерное противоречие общественных отношений направленных одновременно и на созидание и на обладание. С одной стороны есть коллективное создание материального продукта, а с другой индивидуальное потребление. Возникает противоречие между собой человека и общества, находящихся при этом в неразрывном единстве. Человек внутренне как бы "распадается" на человека коллективного - созидающего и индивидуального - потребляющего. Это является выражением переноса общественного противоречия в психическую сферу. Развивая эту тему, отмечу, что коллективно можно потреблять лишь нематериальные блага. И такое потребление в значительной мере ослабляет, возможно, даже снимает, такую внутреннюю противоречивость человека, в антагонистическом обществе. Но первостепенное значение не материальные потребности приобретают лишь на стадии приближения общества к социализму, первой стадии коммунистической формации. В буржуазном обществе, как и в рабовладельческом, и феодальном главный ориентир обладание. Различие только в источнике благ, определяемых и определяющих способ производства. Разумеется, потребности так же подвержены изменениям, они развиваются по мере развития общества, поднимаясь постепенно на более высокую ступень. Несомненно, то что, потребности оказывают значительное влияние на психику, определяя и определяясь в значительной мере тем или иным психотипом. Который в свою очередь является обязательной частью, какой либо общественно-экономической формации.

Формационный психотип в силу объективных, социально-экономических причин внутренне противоречив. Классовые и соцо-групповые психотипы всегда выражают, в каком состоянии находится эти противоречия для данного класса, социальной группы, и как они разрешаются. Входящие в психотип формации классовые психотипы и психотипы социальных групп находятся в непрерывном, но не одновременном движении и развитии. Это изменение в психике может носить и разнонаправленный характер. Так прогресс одних классов может совпадать с упадком других. Это непременно находит свое отражение в психических процессах происходящих в их представителях. Для развивающихся классов психика приобретает новые качества, интересы и нормы поведения. Появляются новые потребности, психотип активно развивается, приобщая к себе новое и отчуждая не нужное, старое. В то время как для загнивающего класса характерна иная ситуация. Он постепенно разрушается, поскольку его качества утратив свою актуальность, утрачиваются. На смену им приходят другие направленные скорее на удержание своих общественно-экономических позиций. Это накладывает отпечаток на его психику. Так на поздней стадии капитализма, в связи с утратой своей функции управления в экономике буржуазия неизбежно утрачивает такие качества своего психотипа, которые связаны именно с ним (стремление к знаниям, умение организовать производство и т. д. ), но при этом сохраняет качества связанные с общественным господством и ростом потребления. Полагаю, для большей ясности стоит добавить, что любой класс может развиваться только в отведенных ему общественно-экономических границах. Буржуазия не может в один прекрасный день полюбить рабочий класс и избавить его от своей эксплуатации, поскольку это противоречит ее классовой сути и исторической роли. В свою очередь психика рабочего класса тоже изменяется вместе с общественно-экономическими отношениями. На современном этапе он приобретает те качества, которые необходимы для участия в управлении производством. Связано это, прежде всего с общественно-экономической необходимостью таких изменений. Подобное изменение требований к психическим качествам накладывает свой отпечаток на интересы и потребности присущие классовому психотипу, меняются его интеллектуальные ценности. Каждый из таких случаев нужно рассматривать в своей конкретности, а нас в данный момент интересует сущность, а не особенности.

Подведем итог рассмотренных примеров. Классовый психотип развивается по мере развития общественно-экономических отношений. Он приобретает необходимые ему в новых условиях черты и утрачивает старые, потерявшие актуальность. Эти же особенности имеет и формационный психотип. Все это выражает эволюционную стадию развития социально-исторических психотипов, в то время как в революционной стадии происходит резкая смена ценностной ориентации, интересов, потребностей и поведенческих норм в силу смены самих общественно-экономических отношений. Вся психика сохранившихся и появившихся психотипов коренным образом изменяется согласно смене основных ориентиров общественного развития. А ряд классовых психотипов исчезают в месте со своим носителем, то есть классами. В свою очередь один формационный психотип сменяет другой.

В коммунистическом обществе, где противоречие между коллективным созиданием и индивидуальным потреблением в значительной мере снимается, поскольку потребление в общественно определяющей мере приобретает активный, нематериальный, творческий характер, являясь при этом коллективным, то есть не пассивным - массовым, как обстоит дело в другие эпохи с некоторыми потребностями, и постепенно сливаясь с процессом труда. Иными словами, более высокая степень коллективного потребления, основанного на совместной деятельности, а не групповом поглощении значительно изменяет психику человека, ломая в нем представление: "потребление это Я". Оно заменяется на: "Потребление это МЫ", таким образом, постепенно снимается ряд противоречий между индивидом и обществом. Я думаю теперь не у кого не вызывает непонимания то, что капитализм стремится как можно дольше не допустить развития таких потребностей. Это его стремление находит выражение в обществе потребления, где именно индивидуальное потребление возведено в культ. Такой требующий постоянных жертв фетиш отвлекает человека от творческого потребления

Мы, рассмотрев первобытное общество и рабовладельческий строй, уже не раз касались феодальной, капиталистической и коммунистической формации. Было отмечено преобладание индивидуальных - материальных потребностей для всех, кроме последней, общественно-экономических формаций, и определяющее их влияние на психику. Коллективное творческое потребление в последней, коммунистической формации, может являться еще и созиданием. Произойдет объединение производства и потребления, разумеется, это произойдет в нематериальной сфере. Труд, таким образом, станет потребностью всех и каждого. Думаю, стоит привести пример из современности. Пользователи активно исправляют ошибки в компьютерных программах, с которыми они работают. Исправления отправляют авторам этих программ, затем они предоставляются всем желающим, то есть предоставляется возможность скачать дополнения к программам в Интернете. Подобным образом пользователи - коллективные потребители одновременно выступают и создателями. То есть потребление превращается в творческое созидание, превращаясь в потребность через свою потребительскую суть. Вот другая сторона этого примера. В обществе широкую известность приобрел стереотип внешности хакера, высоко профессионального программиста. Это человек, крайне свободно относящийся к вещам, небрежно одетый, не стриженный и небритый, таким он нередко предстает перед нами в фантазии. Такое представление не является случайным. Современный человек отчетливо осознает, что вещи для него как предмет потребления утрачивают свою первостепенность. Он, творческая личность, увлеченная своим делом, программист, не ставит для себя на первое место дорогую марку машины, часов, джинсов или дивана, вес для него имеет компьютер, но и он лиши средство удовлетворить свою творческую потребность - созидание. Однако описанное выше представление, несмотря на свою иллюстративность, не является совсем точным, поскольку основано на некоторой вульгаризации образа. Мы специально упрощенно перенесли отрицание культа вещей на внешний вид человека, в то время как отрицание культа еще не означает отрицание необходимости. Человек нуждался, и будет продолжать нуждаться в вещах, но его отношение к ним не всегда будет таким, каково оно сегодня у большинства людей. Проявлением этого может служить мода у левой молодежи срезать с вещей надписи и лейблы фирм изготовителей. Точно так же коллективное творчество-потребление современных компьютерных пользователей еще не представляет собой примера того труда-потребности, который появится по мере социально-экономического развития у человека при коммунизме, но оно уже несет в себе его зачатки.

Работа этой главы открыла и показала нам, что психика носит исторически мобильный, формационный, классовый и социо-групповой характер. Мы смогли оценить на некоторых примерах весь ее сложный, движущийся и противоречивый характер. Было рассмотрено единство психических и социально-экономических процессов развития общества, обнаружено новое направление в диалектической психологии (социально-исторические психотипы) и сделаны первые шаги к его изучению.