Часть первая. Дорога в ад.

Глава четвертая Мятеж в Техасе.


. . .

6.

16 апреля 2000 года, Польша

По планам НАТО, на территории Польши в 2006 году были запланированы две волны военных маневров и учений. В мае и в сентябре. Политические и военные деятели Германии в НАТО приложили немалые усилия, чтобы скорректировать планы военных учений и перенести их с мая на апрель. В феврале были уточнены и конкретные даты их проведения, с 17 по 22 апреля.

В учениях участвовали только немецкие и польские части, которые должны были отрабатывать методы борьбы с террористами и отражать некую военную угрозу. Учения должны были проводиться в 2-х больших районах Польши: от Гданьска на Балтике до города Торунь на Висле, то есть на территории протяженностью 150 километров вдоль Вислы. А вторым районом учений была территория от Познани на Варте до Вроцлава на Одере, протяженность которой также была близка к 150 километрам.

Вот уже третий год Германия и Польша проводили совместные учения в рамках планов НАТО, без привлечения армий других стран членов Северного Атлантического Альянса. В 2004 году учения проводились на территории Польши, в 2005 году - на территории Германии, в 2006 году опять наступила очередь Польши. Как правило, на период до 2010 года, в целях снижения с Польши бремени финансовых расходов на членство в НАТО, все боеприпасы и горючее, необходимые для учений должны были поставляться Германией. Было введено и необычное новшество. В маневрах на территории Германии командовали польские офицеры и генералы, а в маневрах на территории Польши - немецкие военные. Численность войск, участвовавших в учениях с каждой из сторон в этом году, составляла беспрецедентную для маневров численность - по 86 тысяч человек.

В рамках проводимых учений Германия разработала свои операции: в Польше - "Зов предков", и в Чехии - "Южная прогулка". Главный парадокс был в том, что правительство не знало ни об операции "Северная комета", ни об операциях в Польше и Чехии. В эти операции были посвящены сначала отдельные лица из высших военных сфер. Затем к этому вопросу подключили отдельных руководителей разведки и ряд политиков. И только на заключительной фазе, в конце 2005 года, в суть готовившихся дел были посвящены патриотически настроенные круги в правительстве, в бундестаге, в военных сферах.

Еще в 2001 году те, кто уже на той стадии был в курсе конечной цели операции "Северная комета", через своих друзей в политических сферах, провел через парламентские рифы соглашение Польши и Германии о том, чтобы резко были ослаблены иммиграционные препоны для граждан этих стран. Польша, понятное дело, стремилась к такому решению, что давало сотням тысяч поляков ехать на заработки в Германию и зарабатывать там для Польши твердую валюту. Для Германии же это было не выгодно, так как немцы и во сне не собирались ехать в Польшу, так как они там ничего заработать не могли, соотносясь, конечно, к уровню оплаты труда в Польше.

То же самое было сделано и с Чехией. Поэтому сотни тысяч чехов и поляков устремились в Германию, но при этом соблюдалось несколько правил, которые жестко выполнялись с немецкой пунктуальностью и педантичностью. Во-первых, предпочтение отдавалось молодым людям от 20 до 35 лет. Во-вторых, они должны были быть неженатыми и незамужними. В третьих, зеленая дорога была только полякам из западной части Польши и в основном из крупных городов: Вроцлав, Валбжиха, Еленя Гура, Легница, Зелена-Гура и Лешно на юге Польши, которые располагались на левой стороне от Одера, а также из Познани, Гожув-Велькопольски, Щецина, Старгард-Щецински, Пила, Быгдоща, Торуня, Гнезно, Гдыни, Гданьска, Тчева, расположенных в центральной и северной части западной Польши, то есть, левобережной части Вислы. Это все были территории, принадлежавшие когда-то Германии и по воле Сталина отданные Польше в 1945 году.

Такая же система миграции была установлена и с Чехией. Это в основном были местности, бывшие когда-то до войны немецкими Судетами и также отошедшие в 1945 году в пользу Чехии. Самым странным во всех этих процессах было то, что немцы тоже переезжали на работу в западную часть Польши и Чешские теперь Судеты. В основном это были безработные немцы и немки из земель бывшей ГДР, которые также были в возрасте от 20 до 35 лет.

За последние пять лет Германия приняла 1,27 миллиона поляков и 316 тысяч чехов. Этой части эмигрантов уделялось повышенное внимание, забота и даже персональная опека. В первый год шла их акклиматизация, затем тщательный отбор наиболее сильных, способных и сообразительных. Их устраивали в различные фирмы, где кроме хорошего заработка, их усиленно обрабатывали в немецком духе, духе порядка, дисциплины, немецкой организованности. Через год работы настроенных прогермански поляков и чехов приглашали на собеседование и предлагали вернуться на родину, скажем, в Быгдощ, Гданьск или чешский Либерец, чтобы создать там филиал фирмы, либо создать совместную польско-германскую или чешско-германскую фирму. Для этого выделялись и кредиты.

К январю 2006 года в западной Польше уже работало более 120 тысяч таких мелких и средних фирм с численностью работающих около 9 миллионов человек. Естественно, что этими реэмигрантами велась усиленная обработка своих рабочих и служащих в прогерманском духе. И люди, получавшие хорошую зарплату, не противились такой пропаганде. Те же, кто был настроен антигермански, немедленно увольнялся. Так Германия готовила себе не только плацдарм для возврата отобранных у нее земель, но и закладывала экономический и финансовый фундамент для последующих инвестиций в развитие этих земель, готовила себе будущие административные и хозяйственные кадры.

Вместо восьмидесяти шести тысячной группировки, сорок шесть тысяч в районе Вроцлава-Познани и сорока тысяч в районе Гданьска-Торунь, Германия сумела накопить 112 тысяч, с учетом обслуживающих и снабженческих частей и путаницы с эшелонами, которую они создали для этого. Фактически функции обслуживающего и снабженческого персонала выполняли не гражданские организации и лица, а боевые части бундесвера, переодетые в гражданскую одежду. Боекомплекты, переданные польским частям, были холостыми, о чем последние и не подозревали.

Учения должны были состояться одновременно в двух районах Польши и начаться во вторник, 18 апреля. А 17 апреля штабные работники германских и польских частей должны были еще раз пройти на картах по всем маршрутам учений, согласовать номера частей, их численность, количество задействованной техники на каждом участке и сроки прохождения учебных этапов. При этом, во всех сборных частях в этом году командовали немецкие генералы и офицеры. В Гданьск и Гдыню вошла немецкая эскадра в составе 12 кораблей, во главе с крейсером "Дортмунд". Восемь подводных лодок не всплывали, так как прибыли несанкционированно и в учениях не заявлялись. Днем 16 апреля более 3 тысяч моряков сошли в Гдыне и Гданьске на берег и расположились в подготовленных для них временных домиках.

Поздно вечером, 16 апреля, и ночью, 17 апреля, в Гдыне, Гданьске, Быгдоще, Торуне, Гнездо, Познани, Лешно, Вроцлаве произошли массовые нападения на немецких военнослужащих, что немедленно повлекло за собой объявление боевой тревоги во всех немецких частях. Как выяснилось, в разного рода стычках было убито 27 немецких солдат и два офицера. Командующий учениями немецкий генерал бундесвера Вилли Штайнхофф отдал команду интернировать и разоружить все польские части, сосредоточенные для участия в учениях, занять все ключевые позиции и полицейские участки во всех городах, где были совершены нападения и убийства немецких военнослужащих, при этом была дана команда: полицейских не разоружать, а действовать с ними сообща до выяснения всех обстоятельств.

Немедленно полетели депеши в Берлин о необходимости защиты немецких граждан, проживающих и работающих в западной части Польши, особенно в ее крупных городах Щецине, Гожуве, Зеленой-Гуре, Лешице и Валбжихе, вблизи границы с Германией. Одновременно генерал Штайнхофф послал депеши в Варшаву, где сообщал об убийствах немецких солдат и офицеров и о разоружении польских частей до выяснения всех обстоятельств. Он также сообщил, что немецкие офицеры совместно с польской полицией сами проведут расследование инцидентов вылившихся в трагедию и ожидают в понедельник прибытия чиновников из генеральной прокуратуры Польши для оказания помощи в расследовании совершенных убийств.

Ночное сообщение о разоружении немцами польских частей вызвало у высших чиновников и президента Польши резкое негодование. Но осознав, что все-таки произошло массовое убийство немецких военнослужащих, они поостыли и решили разобраться со всем случившимся с утра, когда все более менее прояснится.

Но проясняться было нечему. К 7 часам утра, 17 апреля, западная часть Польши от Балтики в Гданьске и по Висле до Торуня и далее до Познани-Вроцлава и по реке Ныса-Клодзка до чешской границы была уже полностью под контролем немецкой группировки войск, занявшей все крупные города, мосты через реки, туннели, автострады и железные дороги. Одновременно ночью из Франкфурта-на-Одере и Герлица на юге Германии, в Польшу вошли немецкие части и заняли польские города, расположенные в 50-70 километрах от границы с Германией.

Не было сделано ни одного выстрела, так как немецкие рабочие и служащие, работавшие на совместных польскогерманских предприятиях и поляки-реэмигранты из Германии, как правило, владельцы различных фирм и торговых точек, вывели своих рабочих и служащих встречать немецкие войска, чтобы не произошло кровавых столкновений. Они же и блокировали управления полиции и помещения служб безопасности. По сути дела, за одну ночь немецкие части без единого выстрела взяли под свой контроль западную часть Польши, до войны принадлежавшую Германии.

* * *

И только утром 17 апреля, когда немецкие части, расположенные на обозначенной линии, пропустив представителей прокуратуры и полиции из Варшавы, не разрешили въезд польских военных частей сопровождения, прибывших на бронетранспортерах и грузовых машинах, разразился скандал. Но когда немцы предупредили поляков, стремившихся пересечь водный рубеж силой, что они вынуждены будут открыть огонь на поражение, поляки поняли, что же на самом деле произошло на этой части их территории.

Уже в 10 часов 20 минут по всепольскому телевидению выступил президент Польши Тадеуш Собецкий с обвинениями в адрес Германии, что та обманным путем оккупировала западную часть Польши, нарушила послевоенные договора о нерушимости границ. Немедленно в штаб квартиру НАТО и в Совет Европы ушли официальные ноты протеста польского правительства, а от Организации Объединенных Наций потребовали собрать Совет Безопасности. Тадеуш Собецкий лично обратился к президенту США Майклу Джоунсу с обращением вмешаться в эту ситуацию. В центральной и восточной частях Польши возникли стихийные митинги протеста, а польская армия была приведена в состояние повышенной боевой готовности.

Но все эти демарши были мало результативными. Главное заключалось в том, что достаточно обработанное население западной части Польши сдержанно отреагировало на ввод немецких войск, которые вели себя предельно корректно и вежливо. Более того, они совместно с польской полицией занимались расследованием совершенных убийств и следили за порядком на улицах городов. А в это время польские реэмигранты из Германии, владельцы десятков тысяч фирм, созданных на этой территории Польши, вывели миллионы своих работников на улицы городов и скандировали лозунги, призывающие к присоединению их земель к Германии.

Очень важным фактором в этой ситуации было то, что польская экономика в результате общемирового нефтяного кризиса, а за ним и финансового потерпела огромные убытки, так как ориентировалась в большей степени на фирмы США и американский доллар. Обанкротились десятки тысяч предприятий и различных фирм и банков. Рухнул рынок ценных бумаг, а иностранные инвесторы, отчаянно нуждаясь в наличных долларах, начали сбрасывать акции польских компаний, банков и предприятий. Число безработных только за две последние недели выросло с 860 тысяч до 3,8 миллиона человек.

На фоне этих безрадостных событий и безысходности в затянувшемся мировом финансовом кризисе и страшных событий, происходящих в Америке, прозвучало шокирующее выступление канцлера Германии Клауса Фрика. Он обвинил поляков в неспособности управлять государством и обеспечить законность и порядок на незаконно отторгнутых землях Германии, обвинил их в терроризме и убийствах немецких военнослужащих, как благодарность Польши за ту огромную помощь, которую ей оказала Германия за эти годы. Канцлер также заявил, что судьбу бывших немецких земель должен определить народ западной Польши, а не власти в Варшаве и здесь никакие решения НАТО, Совета Европы и ООН не правомочны. Народ сам должен решить и этот вопрос, и свою дальнейшую судьбу.

Такое заявление канцлера Германии, прозвучавшее утром 17 апреля, взбудоражило всю Европу. Особенно засуетились те, кто давно был в сетях мирового сионизма. Именно они и подняли визг на всю Европу, а затем этот вопрос выплеснулся и на другие континенты. Но мир захлестывали события, крушащие Америку, и многим нужно было думать не о Польше, а о том, как спасти свою экономику, ориентированную на Америку. Практически в этой ситуации ничего не могло повлиять на решение Германии вернуть свои земли. Нечто подобное произошло и в северной части Чехии, бывших немецких Судетах. Германия ликовала, а после жесткой отповеди канцлера американскому президенту, сидевшему на пороховой бочке и пытающемуся поучать и диктовать Германии что делать и грозить санкциями и даже военным вмешательством, Клаус Фрик стал общенациональным героем.

Предсказать итоги референдума было не сложно. Подавляющая часть населения западной Польши была настроена прогермански. Многие ее предприятия выполняли немецкие заказы. Германия давала работу миллионам поляков на этой территории. Более того, после воссоединения с Германией сюда, до 2010 года, планировались инвестиции в объеме около 88-90 миллиардов евро.

Видя беспомощность НАТО и Совета Европы перед лицом мощной Германии, при явном доброжелательстве Франции, Италии, Австрии, Швейцарии и Португалии, Варшава вспомнила о России и официально обратилась к ее президенту Петру Лобанову за помощью. Но глупые и неблагодарные польские политики забыли непреходящую русскую мудрость: "Не плюй в колодец, воды придется испить". Ответ России был жестким и бескомпромиссным. В нем говорилось о том, что Россия не может вмешиваться в естественный ход исторических событий, Польша избрала свой путь, путь вступления в НАТО и разрыва бывших когда-то дружественными отношений, не прислушалась к мнению и предложениям, звучавшим тогда из Москвы, поэтому Россия не может вмешиваться в межгосударственные отношения двух стран. Но, со своей стороны, хочет добавить, что в 1991 году был разрушен Советский Союз, а вместе с ним и все договоры о нерушимости послевоенных границ. Запад и США, расчленив СССР, использовали и Польшу для разрушения содружества Восточноевропейских стран, для ликвидации Варшавского Договора.

Таким образом, по существу проблемы Россия может заявить, что передача восточных земель Германией Польше в 1945 году, после второй мировой войны, носила волевой, а не легитимный, правовой характер, поэтому вопрос урегулирования территориальных отношений между Германией и Польшей носит чисто межгосударственный характер.

Психология bookap

В этом ответе Россия умалчивала о многом. О польской подлости и предательстве в 90-е годы. Она промолчала о том, что 600000 тысяч лучших русских сыновей погибли, освобождая Польшу от гитлеровской оккупации, о спасении древней столицы Польши Кракова во второй мировой войне, когда гитлеровцы приняли решение уничтожить все исторические памятники города, о беспрецедентном даре Сталина Польше после войны, когда ей были переданы огромные восточные территории Германии.

Умолчала Россия о злобных антирусских компаниях в Польше в период 1988-1997 годов, об осквернении памятников русским солдатам и офицерам, погибшим при освобождении Польши от фашистов, о дискриминации русских туристов, о наглом обращении польской полиции с гражданами России, транзитом пересекавшими польскую территорию при поездках в другие страны, о препонах российским предпринимателям, ведущим бизнес в Польше и о многом другом. Но за все приходится платить, не сегодня, так завтра. Это завтра для Польши наступило в 2006 году...