Часть первая. Дорога в ад.

Глава вторая. На старте к пропасти.


. . .

11.

9 апреля 2006 года, Нью-Йорк

Целая серия поражений армии США в Нигерии в течение марта, окончательно похоронила надежду на взятие там под свой контроль нефтедобычи и повлекла падение курса акций тех нефтяных компаний, которые занимались нефтяными разработками не только в Африке, но и вообще за границей Цена нефти, после кровавых событий в Лагосе 11-12 марта, подскочила до отметки 24,62 доллара за баррель. Это был первый серьезный звонок для США

Но наиболее чувствительный удар по Америке был нанесен в Саудовской Аравии и Кувейте. После масштабных диверсий на нефтяных скважинах и нефтепроводах, море огня не давало возможности быстро восстановить там добычу. Кроме этого, из-за повреждений нефтепроводов и насосных станций прекратилась и ее отгрузка из уцелевших нефтехранилищ. Подлила масла в огонь и пресса, раздувая ужасы совершенных диверсий и живописуя разрушенные промыслы. Уже 6-го апреля волна паники, подогреваемой прессой и телевидением, привела к тому, что индекс Доу-Джонса упал на 670 пунктов, а стоимость барреля нефти подскочила до 26,57 долларов, что составило примерно 167 долларов за тонну.

Запрет Ирака, Ирана, Ливии и Алжира покупателям своей нефти перепродавать ее затем в США, то есть заниматься ее реэкспортом, в ответ на обвинения Америки арабских стран в терроризме, еще больше усилил панику на биржах. Федеральная резервная система вбросила 6 апреля на рынок 800 тонн золота и более 20 миллиардов долларов, чтобы погасить возникшую панику и это ей немного удалось.

Когда Америка узнала о решении арабских стран запретить реэкспорт своей нефти в США, падение индекса Доу-Джонса составляло 946 пунктов, но к вечеру, благодаря интервенции части золотого запаса и долларов Федеральной резервной системы, этот индекс поднялся на 182 пункта. Все со страхом ожидали 7 апреля, но этот день прошел в напряженном ожидании и индекс то немного понижался, то повышался. А поскольку это была пятница, то биржа закрывалась раньше, в 14 часов и индекс Доу-Джонса к этому времени был зафиксирован на отметке 8906 пунктов.

Но к вечеру этой пятницы грянула буря. Стало известно о заявлении крупнейших экспортеров нефти Ирака, Ирана, Ливии и Алжира о резком снижении добычи нефти в знак протеста против агрессивной политики Вашингтона против арабских народов. И хотя биржа уже 4 часа как была закрыт, телевизионные каналы не прекращали нагнетать обстановку психоза, треща о заговоре мусульманских фундаменталистов против свободного Запада и его лидера США. Но и арабы уже научились у Америки двойным стандартам, на подлость и коварство отвечать адекватными ударами. Держатели акций в Америке застыли, в ужасе ожидая понедельника 10 апреля, когда откроется биржа.

И в субботу 8-го, и в воскресенье 9-го апреля все основные сотрудники Корпорации Столберга и ее филиалов в Америке, Европе и Азии работали с беспрецедентным напряжением, выполняя все операции плана разработанного их президентом. Столберга обуревало желание показать подлой стране, генерирующей из года в год все новые когорты мировых подонков и аферистов, разрушающих своими скоординированными гешефтами финансовые системы неугодных им государств, вызывая банкротства крупнейших корпораций и фирм мира, обесценивая валюты этих стран и наживая при этом десятки миллиардов долларов, что и другим подвластны тайны их преступных афер, если они перейдут от производительного и созидательного труда к их методам и практике.

Разработанный арабами план по эскалации нефтяного кризиса неизбежно затрагивал и автомобильные корпорации Соединенных Штатов. Но Столберг понимал, что серьезно обрушить фондовый рынок Америки можно только при наличии двух непреложных факторов: неустойчивой внутренней финансовой конъюнктуры и падении курса акций восьми-десяти крупнейших фирм страны.

Неустойчивость внутренней финансовой конъюнктуры была обеспечена с максимальной эффективностью, начиная от вброса массы фальшивых долларов до манипуляций с кредитными пластиковыми карточками, с таинственным снятием больших сумм с многих тысяч счетов разных банков мира.

Так, например, неформальные лидеры черных американцев в южных штатах США еще несколько лет назад начали отбор красивых черных девушек по всей Америке, а затем их внедряли на работу в крупнейшие универсамы и торговые центры Америки. Работая там, они ждали своего часа. И вот, в начале марта, в масштабах США, развернулась гигантская операция. Десятки тысяч девушек начали манипуляции с кредитными картами богатых клиентов, обдирая их на десятки и сотни тысяч долларов. Они выносили из магазинов электронные "квитанции" покупателей с кодами их кредитных карточек. Далее их помощники переносили эти коды на фальшивые карты и лето "вскрывали" банковские счета клиентов, пользуясь ими, как своими собственными. Набрав пару десятков таких квитанций, сотрудница универсама или торгового центра исчезала и обрывала все концы. Только за март таких краж было выявлено на 8,36 миллиарда долларов, что вызвало не только страшную панику, но и отказ миллионов клиентов от пользования кредитными картами, переходя к операциям с наличностью.

Но эту панику сменила другая. Операции хакеров Смирнова, вскрывающие коды банков и снимающие огромные суммы, уже 6-го апреля вызвали шквал паники не только у банкиров, чья репутация становилась подмоченной, но и паникой среди клиентов банков, которые, несмотря на страховые обязательства федерального правительства, начали съем денег, что неизбежно вело к краху многих банков, особенно мелких и средних. Ведь только в американских банках хакерами за три дня 3,4, и 5 апреля было снято более 21-го миллиарда долларов, о чем сообщили утром 9 апреля телеканалы Си-Эн-Эн.

ФБР и полиция сбились с ног. К делу срочно подключили Агентство национальной безопасности. Все их усилия были брошены на раскрытие афер хакеров, махинаций с кредитными карточками, появлением массы фальшивых долларов. Проводя эти акции против США, руководители операции "Северная комета" осуществляли на практике методы сионистов. Одной операцией решать, как правило, сразу несколько задач. Они решили показать всем этим финансово-аферным "гениям" мира: Соросам, вайнштейнам, варбергам, смиттам, вейцманам... - что могут люди дела, умеющие созидать, если как сионисты, сплоченно пойдут их дорогой. Акциями по созданию напряженности на внутреннем финансовом рынке Америки, решалось сразу несколько задач. Реквизировались огромные суммы украденных у России денег; наказывались банки и фирмы, которые прямым или косвенным образом были замешаны в аферах против России в горбачевские и ельцинские времена; вызывалась паника среди населения и недоверие к таким банкам и фирмам, подмачивалась их репутация: усиливался общий финансовый психоз в условиях нарастающего нефтяного кризиса; связывались руки ФБР и полиции накануне революционных событий в Техасе и южных штатах Америки.

Вторая часть операции заключалась в обрушении фондового рынка Америки, что было беспрецедентным делом, учитывая огромную финансовую мощь хотя и "дутых", но все еще имеющих большую силу долларов, остающихся пока мировой валютой. План, разработанный Столбергом, был озвучен Джоном Маккоем на очередной встрече "восьмерки" в Цюрихе, весной 2003 года. Но Столберг был закрытой для всех фигурой. Его знал только Маккой и Смирнов. Остальные даже не подозревали о его существовании.

Основой операции должен был стать нефтяной кризис, так как нефть, а точнее, бензин, его стоимость, напрямую затрагивала личные интересы и кошельки моторизованных американцев. Поэтому нефть и была самым болезненным и чувствительным нервом Америки. С ней неразрывно были связаны и автомобильные гиганты, дающие работу нескольким миллионам своим сограждан, с учетом смежных предприятий.

Но для того, чтобы опрокинуть фондовую биржу Нью-Йорка, необходимо было резкое падение курса акций крупнейших корпораций Америки. А для этого необходим был хороший детонатор. Таким детонатором и была избрана нефть, а ее добывающие и перерабатывающие фирмы и автомобильные корпорации становились тем локомотивом, который потащит всю финансовую систему Америки в бездонную пропасть и неминуемо раздавит доллар. Тогда же были определены и главные объекты атаки запланированной на 2005-2006 год. За два с лишним года, американской группой Столберга, немецкой Шмидта, арабских миллиардеров и их друзей, путем постепенной скупки в Европе, Азии и Америке было приобретено от 22 до 36% акций "Дженерал электрик", "Майкрософт корпорейшн", "Кока-колы", "Америкэн Стар электроникс", "Дженерал моторс", "Форд мотор", "Америкэн Ойл компани", "Мобил-Ойл корпорейшн". А поскольку пакеты акций этих компаний приобретались через 6346 различных фирм, расположенных на трех континентах, то это и не привлекало особого внимания у Совета директоров этих гигантов США, тем более, что движение акций в условиях любых кризисов было нормальным явлением. Ведь когда держателю акций требуются срочно наличные, он естественно расстается с акциями, а кризисная ситуация в мире резко обострилась после агрессии США против Нигерии в 2004 году.

За время развития нефтяного кризиса, особенно в первую неделю апреля, акции "Америкэн Ойл компани", "Мобил Ойл корпорейшн" и ряда других нефтяных компаний США упали в цене на 18-22%, а автомобильных гигантов - на 9-13%. В понедельник, 10 апреля, в Европе, за два часа до закрытия бирж в Лондоне, Франкфурте, Цюрихе и после открытия биржи в Нью-Йорке, чтобы совпасть по времени, одновременно должны были быть сброшены остатки акций "Мобил Ойл", "Америкэн Ойл" и автомобильных гигантов "Дженерал моторс" и "Форд мотор", что неизбежно должно было вызвать обвал биржи.

А для того, чтобы эту тенденцию нельзя было переломить, начнется сброс акций и четырех крупнейших корпораций Америки: "Майкрософт", "Дженерал электрик", "Кока-кола", и "Америкэн Стар электроникс". Начиная с января 2006 года, тысячи подставных фирм Столберга в Америке, Европе и Азии уже начали работу против этих гигантов. По ним необходимо было оживить рынок, и в течение двух месяцев фирмы Столберга покупали и продавали друг другу небольшие пакеты их акций. Это, естественно, немного подогрело рынок и несколько подняло цены на акции этих компаний.

Но в марте эта операция пошла уже с уклоном большей продажи, чем покупки, создавая тенденцию для небольшого понижения их курса. На эти цели было брошено 10% акций от всего их наличия у фирм Столберга. К 5 апреля их курс понизился на 2-3%. Тенденция была создана. Рынок стал неустойчивым вследствие нефтяного кризиса набиравшего обороты. Теперь следовало сделать мощный нажим на рынок акций этих 4-х гигантов американской экономики, чтобы их обвал увлек за собой весь рынок ценных бумаг США.

После закрытия биржи в пятницу, 7 апреля, сотрудники Столберга несколько часов готовили аналитические данные по всем филиалам "Трейд Билдинг корпорейшн", сверяя остатки наличности и количество ценных бумаг. Отдел "С", занимавшийся в корпорации промышленной разведкой в области ценных бумаг, подготовил списки владельцев наиболее больших пакетов акций четырех крупнейших компаний США. Число таких владельцев составило 862.

Столберг потратил два часа на то, чтобы из этого большого числа вычленить 212 фирм и владельцев, которых он знал лично, что не было странным, ибо сильные мира сего часто общаются не только по своим предпринимательским или финансовым делам. В Америке находилось 114 таких фирм и крупных частных владельца, в Европе - 62 и а Азии - 36. Затем, позвонив в Даллас и связавшись с Джоном Маккоем, он сказал:

- Джон, к тебе срочно вылетает мой советник Стоун. Срочно готовь маршруты. Через три часа он будет у тебя. Успеха тебе.

Маккою стало понятно, что Стоун везет срочную и объемную информацию от Столберга, которую немедленно нужно с курьерами передать всем членам Цюрихской восьмерки. Его помощники немедленно связались с аэропортом и уточнили время вылета самолетов в Кельн - к Шмидту, в Париж - к Аллену Дюпре, в Москву - к Юрию Смирнову. Воздушного сообщения с Ираком и Ливией у США не было, поэтому Маккой срочно связался с Цюрихом и через абонента передал по шифратору сообщения Фуаду Берази в Триполи и Саддаму Масуду в Багдад о том, что завтра в 16 часов в Каире, в отеле "Гранд Мариотти" их будет ждать его курьер со сверхсрочной информацией. Он решил направить в Каир свой личный самолет. Предупредительные звонки он сделал и остальным.

Целью Столберга было снабдить членов Цюрихской восьмерки информацией о наиболее крупных владельцах акций четырех крупнейших фирм США, чтобы они, выбрав из нее тех, кого знают лично, могли подключить к продаже этих акции своих знакомых, в понедельник, 10 апреля.

Дав конкретные поручения своим шести ближайшим помощникам и заместителям по работе предстоящей в понедельник для корпорации и ее филиалов, Столберг, отпустив всех, засел за разработку конкретного плана по 212 фирмам, держателям крупных пакетов акций "Дженерал электрик", "Майкрософт", "Кока-кола", и "Америкэн Стар электронике", которых он знал лично. Через два с половиной часа он рассортировал все компании и владельцев на группы по континентам, странам и часовым поясам.

Было уже 2 часа 15 минут ночи 8-го апреля. Столберг уже неделю как отправил семью в Европу и последние пять дней почти не бывая дома, жил в служебной квартире, примыкавшей к его кабинету. Так было удобно. Не тратилось время на поездки домой и обратно на работу. Но главное это то, что под рукой была вся компьютерная мощь корпорации. Чтобы снять сонливость, он прошел в свою квартиру, состоящую из большой гостиной, совмещенной с кухней, спальни, кабинета и просторной ванной с санузлом.

Приняв холодный душ и растеревшись белым мохнатым полотенцем, он напрочь прогнал остатки сонливости и вялости. Затем, переодевшись, прошел в гостиную, сделал шесть бутербродов с ветчиной и, заварив большой кофейник кофе, вернулся в свои деловые апартаменты. Несмотря на глубокую ночь за окном, Нью-Йорк переливался и сверкал неоновыми огнями реклам. Огромный мегаполис жил своей ночной жизнью, не подозревая, что стоит на пороге невиданного еще апокалипсиса.

Быстро перекусив и выпив две чашки кофе, Столберг сел за рабочий стол. Все, что задумал президент корпорации "Трейд Билдипг корпорейшн", преследовалось по закону. Комиссия Конгресса по ценным бумагам, докопавшись до исполнителя этой операции, упекла бы его за решетку лет на пятьдесят. Поэтому Столберг проявлял максимальную осторожность. По его заданию на него вывели 12 телефонных линий тех загородных домов, хозяева которых находились сейчас далеко от Нью-Йорка. Через эти номера Столберг и решил обзвонить руководителей отобранных им 212 фирм и владельцев акций четырех гигантов экономики Америки, которых он знал лично или был неплохо знаком по общим делам. Было 3 часа 40 минут ночи, когда он сделал первый звонок.

Из 212 фирм и владельцев акций, с которыми он должен был связаться, 36 находились в Азии - в Гонконге, Японии, Таиланде, Китае, Филиппинах и Индонезии. В Европе было 62 таких фирм и владельцы в девяти странах и в Америке - 114. Начал он с Азии, так как там в это время было 18 часов субботы, 8-го апреля, самое блаженное время уикенда. Он потратил более 4-х часов, чтобы переговорить со всеми, с кем наметил по азиатскому региону.

Завершив эту работу по Азии около 8 часов утра, он заварил еще кофе и, выпив несколько чашек, принялся за Европу. Там в это время был полдень. Тяжелая шестичасовая работа по разговорам с европейскими абонентами завершилась только к 15 часам. Голова гудела, как медный колокол. Столберг понял, что если он не поспит несколько часов, он не выдержит телефонного марафона по американским владельцам и может сорвать весь план. Он не пошел в спальню, боясь расслабиться окончательно и не среагировать на подъем в нужный момент и поэтому расположился на диване в кабинете, заведя два будильника на девятнадцать часов.

Проспав три часа, он не услышал первого будильника, и только звон второго, поставленного им прямо на пол для лучшего резонанса звука, заставил его открыть глаза. Тупая боль в голове пронзила все тело. Усилием воли он заставил себя подняться и побрел в ванную. Через десять минут холодного душа, когда он уже покрылся гусиной кожей, боль в голове прошла. Сделав после душа хорошую разминку, он сделал себе яичницу с беконом и кофе. Наконец он почувствовал себя в форме и в девятнадцать часов тридцать минут сел за рабочий стол.

На восточном побережье Америки наступал вечер и он начал обзвон своих знакомых и друзей в восточных штатах США. Суть его звонков сводилась к следующему. Например, он звонил в Кливленд, президенту сталелитейной корпорации "Кливленд стал" или в Мемфис, штат Теннеси, Майклу Брюсу, владельцу "Теннеси фрут компани", и так далее, и говорил:

- Майкл, здравствуй, как дела, как семья, сынишки? Я тут собираюсь в ваш штат на пару дней, дай, думаю, позвоню старому разбойнику, узнаю, как ты там. - Столберга обычно сразу узнавали по голосу, и он, не давая опомниться собеседнику, переходил к существу затеянного разговора. - Я помню, ты в прошлом году активно скупал акции "Дженерал электрик" (или "Майкрософт", в зависимости от того, на скупке каких акций он был засечен его сотрудниками, или являлся владельцем таковых еще ранее) и много их у тебя? А дальше разговор шел в зависимости от ответа в двух ключах. Если абонент говорил, что у него мало акций этой компании, то Столберг облегченно вздыхал и говорил:

- Ну, слава богу. И быстро сворачивал разговор, переводя его на другую тему и прощаясь, обещал заскочить, когда будет в его штате. Естественно, предприниматель, получив такую даже намеком обрывочную информацию от такого надежного и солидного бизнесмена, каким был Столберг, моментально обзванивал своих близких друзей, предупреждая их о необходимости как можно быстрее избавиться от акций компании, о которой шла речь со Столбергом, естественно не раскрывая своего источника. Такие вещи в бизнесе свято и неукоснительно соблюдались.

Если же Столберг слышал от собеседника ответ, что акций такой компании у него было прилично, то он взволнованно и проникновенно, выражая явное беспокойство, говорил:

- Майкл (или, скажем, Том), у меня есть определенные обязательства и я не имею права тебе этого говорить, но ты был всегда надежным деловым партнером (хотя их фирмы напрямую могли никогда и не пересекаться), что я ценю превыше всего, поэтому я тебе дам хоть маленький намек, я в понедельник буду продавать свои акции "Дженерал электрик" (или "Кока-кола", в зависимости от того, чем владел его собеседник) как только откроется биржа. После этих слов он быстро сворачивал разговор и, прощаясь, обрывал свой разговор, не давая собеседнику вставить ни слова.

К 21 часу Столберг закончил разговоры с восточными штатами Америки и перешел на связь с центральными, а затем и с западным побережьем США, Калифорнией, Невадой, Орегоном, Вашингтоном, Монтаной, Аризоной. Только в три часа 12 минут ночи по Вашингтонскому времени, Столберг закончил свой последний телефонный разговор.

Это прекрасно, что сегодня только воскресенье. Вечером на раутах, званных обедах, встречах и пикниках, информация о нестабильности акций "Майкрософта", "Дженерал электрик", "Кока-кола", "Америкэн Стар электроникс", которые в понедельник начнут сбрасывать, расползется по всей Америке, Европе, Азии. Нестабильность фондового рынка, вызванная нефтяным кризисом и падением индекса Доу-Джонса, взвинтит и так напряженные нервы владельцев этих акций, что они с трудом будут дожидаться понедельника, чтобы ловить малейшие колебания курса своих акций, и не прозевать момента отдачи команды своим брокерам срочно их продавать.

Гарантией безопасности Столберга было то, что он разговаривал в основном с солидными людьми, для этого и шел отбор их из общего числа крупных владельцев. Круг этих людей больше всего ценил доверительность в отношениях и конфиденциальность информации такого рода. Корпоративность, как и алчность, для такого круга людей была общеизвестна.

Психология bookap

А по засеченным телефонным разговорам, если бы это и произошло, ни разу не прозвучало его имя, так как он не давал рта раскрыть абонентам на другом проводе. Более того, выйти могли только на 12 телефонов разных частных лиц, которых в данное время не было даже в городе, следовательно, и разговоров они вести не могли. Наговорил Столберг тысяч на семь-восемь. Поэтому, в понедельник эти разговоры было необходимо срочно оплатить и все концы в воду. По 20-22 междугородных и международных телефонных разговора за один день с одной линии, было обычной работой для деловых людей Нью-Йорка. В понедельник, когда проснется Азия, поток продажи акций атакуемых компаний может даже несколько оживить рынок и поднять немного их курс. Когда эта волна докатится через 9 часов в Европу, там этих изменений даже особо могут не заметить, обычная биржевая работа. Но сброс акций на Европейских биржах Лондона, Парижа, Цюриха, Франкфурта и Москвы, даст ощутимую волну наката и породит тенденцию, которая будет закреплена в Нью-Йорке. Но вряд ли за один день можно будет масштабно раскрутить вал продаж по этим четырем корпорациям, скорее всего, ускорится обрушение нефтяных и автомобильных компаний, по которым падение имеет устойчивый характер.

Черным же днем Америки скорее всего станет вторник 11 апреля. В понедельник, 10 апреля, по всем биржам будет сброшено 60-65% запасов акций этих фирм. Это будет мощный накат, который придаст необходимое ускорение падению индекса Доу-Джонса. А во вторник останется только добить их, выбросив последние запасы в 30-35%. Это окончательно закрепит тенденцию надвигающегося краха и обвальное падение всего фондового рынка. Большую лепту в это дело внесут мелкие держатели акций, так как они в большей степени подвержены панике, боясь потерять последнее. Именно от них идут волны ажиотажа в прессу и на телевидение. Не исключено, что в виду чрезвычайной ситуации биржи закроют на несколько дней, чтобы снять панику и дать успокоиться страстям. Но окончательный аккорд в этой операции прозвучит из Техаса, Оклахомы и Луизианы, ведущих производителей нефти и газа в Соединенных Штатах, когда они, провозгласив о своей независимости, прекратят поставки энергоресурсов в США. Это будет сильнейший удар по доллару. Вот тогда для Америки и наступит конец света.