Чудо-подарки

Рамкопф ( читает дневник барона Мюнхгаузена ). "Семь часов утра – разгон облаков, установление хорошей погоды…" Что вы на это скажете?

Бургомистр . Дайте-ка… ( Берет бумагу .) Действительно – "разгон облаков"… ( Взглянув в окно .) И как назло, сегодня чистое небо…
Феофил . Вы хотите сказать, что это его заслуга?

Бургомистр . Я ничего не хочу сказать, Феофил! Я просто отмечаю, что сегодня – великолепный день. У меня нет никаких оснований утверждать, что он разогнал облака, но и говорить, что он НЕ разогнал облака, значит противоречить тому, что видишь.


Витка дарит шикарные подарки.

Вот что я получил на два своих дня рождения.

Позапрошлый, когда мне исполнилось 33 года, проходил очень тихо. Мы никого не звали. Накануне Витка смоталась в соседнюю (большую) деревню – хотя автобусы не ходили, и она шла пешком почти всю дорогу обратно (9 км). А в этот день было тихо, солнечно. Мы пошли гулять в горы вдвоем. Забрались на незнакомый склон, легли на цветочной поляне. И тут Витка достала такую маленькую открытку в виде мышки. Открываю я ее – а там маленькая такая полоска бумаги. А на ней две красные полосочки. Знаете, что это было? Это был положительный тест на беременность, первая весть о нашем Данечке, моем очень-очень долгожданном. Ему тогда было что-то вроде месяца. Витка и так была уверена, что беременна, а за тестом смоталась ради красивой сцены.

Такой подарочек!

А в этом году день моего рождения я встречал в жутком настроении. В мае я болел, все эти дни сильно раздражался. Полное ощущение, что никто меня не любит и все в этом стиле. Спать со мной любимая супруга не желала. На этот день я назначил группу, и с утра отправился с ней в горы. Витка не пошла, хотя в остальные дни участвовала, и это меня расстроило еще больше. Последний процесс мы делали все порознь, и возвращался с гор к обеду я один. Захожу во двор. Перед домом – площадка, на которой Витка все порывалась сделать театр, но поскольку было непонятно, что и кому в нем играть, так он и стоял пустым уже год. Сейчас эта площадка вся была обтянута занавесами. Витка говорит: «Зайди!» У меня настроение хуже некуда, не отчаяние, а скорее – тупая тоска. И только я открываю край занавеса…

Как на сцене начинает звучать скрипка!

Посреди ее стоит пожилой скрипач, смотрит на меня и играет, играет… Я обожаю скрипку, и играет он прекрасно. Я стою и слушаю, и в какой-то момент чувствую свои слезы. У него острые туфли и черная рубаха. Светит яркое солнце. Мы стоим с ним на сцене, а Витка, все это устроившая, стоит поодаль и счастливо смотрит.

Психология bookap

Она специально за четыре дня до этого (до группы) ездила в Симферополь, чтобы найти этого скрипача и договориться с ним.

Вечером у нас был шикарный карнавал, и скрипач наяривал без устали…