Часть 2

Оглянитесь вокруг. Посмотрите, сколь многие переспрашивают, какое слово вы только что произнесли. А потом они записывают его неправильно и говорят: "Как, писать с ошибками? Мне кажется, ты дурак!" Тогда они включают электронный редактор, и он обрабатывает им текст. Но и после этого они не могут понять, как же пишется "искомое" слово. Мне не раз говорили: "Это не то слово", - а я отвечал: "А я думаю то. Ведь я же выдумал его!" Если вы придумали какое-то семантическое поле, вы не можете ошибаться. Я советую вам всем делать то же самое. Есть люди, лишенные творческой жилки. И вот, они начинают закапываться. Я основал нейро-лингвистическое программирование. Так что я могу делать все, что мне заблагорассудится! Если вы хотите поступать именно так, я вам их дарю. Именно так! Я возьму вас всех в соучредители поля. Отныне вы соучредители! И многие другие, о существовании которых я даже не подозревал! Мы все соучредители, со-основатели! Наверно, я очень удивлюсь, когда в один прекрасный день получу по почте всякую разную литературу. Соразработчики! Как и когда эти люди умудрились все это породить? Я не могу вспомнить их. Память у меня, конечно, не ахти, но обычно я хорошо помню людей, с которыми что-то делал вместе.

Однажды я получил по почте фотографию одного парня и описание того, как мы работали вместе несколько лет. И подумал: "Боже мой! Раз мы с ним старые друзья, мы должны немедленно увидеться!" А есть ли лучшее место для встречи, чем конференция Американской ассоциации психологов (ААП)? Вам так не кажется? Так вот, я отправился на эту конференцию. Не как член этой ассоциации. Я, как вам известно, не психолог и не психотерапевт. Я пришел без бейджика - просто назвал свое имя. Я поднялся наверх и увидел стол, за которым сидела женщина - очень милая женщина. Она спросила меня: "Вы на конференцию?" "Да, - ответил я. - Вы знаете, у вас что-то застряло в зубах". Она отвернулась, чтобы привести себя в порядок. А я тут же схватил бейджик, прикрепил его к одежде и вошел внутрь. Уже внутри я прочитал "свое" имя: Луиза, Луиза Паркер. [Смех.]

Долгие годы я не публиковал в своих книгах собственную фотографию - так веселее. Мне нужна была не слава, а реванш. Так вот, я вошел туда. Этот тип встал и начал вещать про НЛП .. А какое слово использовал бы я? Я не мог вспомнить ничего из того, что он рассказывал о том, что делаю я, и о том, что делали мы вместе, -полнейшая потеря памяти! Я начал задавать ему вопросы. А я, можете мне поверить, знаю, какие вопросы задавать. Вся эта метамодель - тоже не что иное как набор идиотских вопросов. Кстати, если вы собирались пользоваться метамоделью, имейте в виду, что это инструмент для собирания информации. Когда я разрабатывал эту модель в таком, магическом ключе... Эта модель учитывает психиатра и поэтому имеет неограниченное количество расшифровок. Я использую ее совершенно иначе. Переверните ее вверх тормашками. Тогда она приобретет огромную силу воздействия. Всегда начинайте с самого большого куска. Когда люди приходят ко мне и говорят: "У меня депрессия", - я не спрашиваю у них: "ПОЧЕМУ у вас депрессия?" А если вас научили задавать такой вопрос, то могу сказать вам только одно: "Отдайте это назад!" Потому что кому какое дело, из-за чего у вас депрессия? И не надо спрашивать потом: "КАК это вас угнетает?" Так вы всего лишь узнаете, по какой модели вогнать в состояние депрессии других. А толку от этого не так уж много! Большинство людей и так в депрессии. Зато вот что вам действительно нужно выяснить. Я смотрю на людей и спрашиваю: "Откуда вы знаете?" Я хочу задеть вот какую струну - чтение своего сознания. Если они умеют читать собственное сознание, то они должны знать как". Они смотрят на меня и говорят: "Что-что, простите?" А я им отвечаю: "Вам не за что извиняться... Но откуда вы знаете, что вы угнетены и подавлены? Может быть, вы счастливы?" "Я так не думаю", - отвечают они. - "Вы в этом уверены?" - "Да". - "Уверены настолько, что можно усомниться?" - "Да, разумеется". - "Отлично! Итак, вы уверены в том, что сомневаетесь". [Смех.]

Вот к чему все сводится - к неверным решениям. Люди с уверенностью заявляют мне, что не доверяют самим себе. [Смех.] Или говорят мне, что они решили, что не умеют принимать верные решения. [Смех.] А это, знаете ли, круто! Потому что всё - все обобщения и выводы относительно самих себя, которые поверяют вам люди,

неизбежно оборачиваются самоуничтожением, самоотрицанием. И пример, который я вам только что приводил, не исключение. Все дело в языке. А язык и опыт

не одно и тоже. В то же время вы можете использовать язык для созидания опыта. Так почему же люди не могут быть счастливее как можно чаще? Потому что они не знают как. Стоит вам над этим задуматься - и это вас увлечет. А это здорово! Но от этого вы не взмоете в воздух на ковре-самолете и не пролетите на нем через комнату, покуривая сигару, которая черт знает где была! Даже думать об этом не хочу! Если бы кто-нибудь сказал мне: "Ты видел, что торговец сигарами поднялся высоко-высоко в воздух?" - меня бы вывернуло. Простите, но я не могу уже даже смотреть на сигары. Вот сигареты - другое дело. От них мне становится хорошо. Но как только я представлю себе руководство в Овальном кабинете Белого Дома, кучу камер... Что же происходит в Овальном кабинете? По-моему, в руках этих людей ядерное оружие. Пьяные и т. п. - все это новые виды ядерного оружия. Любопытная мысль. Клинтон что, не понимает, что применение к своей стране такого ядерного оружия – не лучший способ добиться переизбрания? Разве нет? [Смех.]

А как вам нравится Джерри Форвэлл? Мне нравятся такие парни, как он. Я как-то смотрел религиозные каналы и... Вам никогда не приходило в голову, что Пэта Маккэнона слишком интересует, чем занимаются геи наедине друг с другом, дома? Чем именно? Он страдает какой-то фигней. Он говорил: "Я знаю, что эти люди - они там". Он назвал Сан-Франциско Содомом и Гоморрой, что ли... И весь Чикаго начал ему вторить. [Смех.] А попав потом на телевидение, он заявил: "Да-да! Мне отлично известно, что они там! И что они занимаются тем, чем заниматься не должно!" И продолжал фотографировать их. А я думал: "Господи, Пэт! Да перестань ты, наконец, фотографировать людей, когда они трахаются! Ну почему тебя это так волнует?" Если тебе не нравится, что показывают по телевизору, переключи на другую программу. Вот и всё! Но у меня такое чувство, что его это как-то уж слишком волнует! Может быть, он просто ревнует? И козыряет: "Я холостяк". Некоторые говорят: "Поскольку мы ничего не знаем о сексе, кто-то может просветить нас в этом вопросе". Пойти исповедаться и получить отпущение... Вот что я вам скажу: большое спасибо, но я этого делать не собираюсь. Мне не нужно отпущение, прощение - мне нужно исправление. Когда люди умоляют меня о прощении, я посылаю их: "Лучше исправьтесь! Не надо просить меня сделать так, чтобы вам стало лучше!" Я не прощаю людей - я поступаю с ними весьма странно. И их бессознательное соглашается со мной и "уносит" их. И тогда они спрашивают себя: "Что я здесь делаю? В какой стране я нахожусь, в конце концов? Зачем я приехал в этот южный город Чикаго?.. Как я оказался в шифоновом платье? О, нет! У меня татуировка! И -надо же! - прямо в яблочко: на заднице! Что все это значит?!" Мне не нравятся такие люди, как Пэт Маккэнон. Потому что они проповедуют, как чувствовать себя еще хуже. А я считаю, что людям и так достаточно плохо. Поэтому у меня для вас есть только одно слово: "Перестаньте!" Именно это я говорю своим клиентам, когда они приходят ко мне со словами: "Мне плохо". Я говорю: "Перестаньте!" И спрашиваю: "Откуда вы знаете, что вы в депрессии?" Люди начинают мяться. Тогда я говорю им: "В следующий раз не надо создавать таких мысленных образов". Сколькие из вас разговаривают с собой в плохой тональности, провоцируя тем самым плохое самочувствие? Как насчет вас самих? Вы просыпаетесь утром и говорите: "Фу-у-у! Какой я урод! Какой у меня огромный нос! Какие у меня маленькие зубы! Какой у меня короткий пенис! Какие у меня длинные уши! Какой я низкий! Какой я высокий! Мне не надо носить очки. Мне нужно отрезать нос". Хочу вам кое-что сообщить.

Звезды Голливуда... Каждый год я провожу месячный семинар в Голливуде. Я езжу в Голливуд. Когда вы видите этих звезд по телевизору, они отлично выглядят. Но если вы увидите их "живьем", вам покажется, что их лица - дело рук Шермана и Вильямса. [Смех.] То есть они выглядят просто чудовищно. Что-то типа: "Ой! Меня зовут Ящерица". [Смех.] И вот что я хочу вам сказать: чтобы стать красивым, не обязательно обстрогать себе лицо со всех сторон - нужно просто почувствовать себя лучше. Вот в чем, по-моему, загадка. Главное - это начать. У меня все началось так. Я сидел и слышал нытье людей, которые пришли на семинар по психологии И наступил такой момент, когда я понял: "Всё! С меня хватит!" - и я выхватил пистолет. Не настоящий пистолет, а всего лишь зажигалку. Кто-то дал мне ее по дороге на этот семинар. Один из участников семинара сказал: "Мне станет лучше, только если кто-нибудь приставит мне пистолет к виску". "Отлично! - воскликнул я. - Ты сам это сказал! Так я и сделаю". [Смех.] Я встал и взвел курок. У всех, конечно, начались галлюцинации на тему, что я за тип. А тот парень завопил от ужаса. Я говорю ему: "Ну-ка немедленно чувствуй себя хорошо! Не то ты умрешь!" [Смех.]

Вот что я вам хочу сказать. У него была фобия: он панически боялся воды. Когда-то давно ко мне привели группу детей, которые боялись воды больше смерти. Меня попросили выявить истоки этого страха. Но кого волнует, как это началось? Я дал каждому ребенку по паре ласт, отвел их к себе в бассейн и по одному погружал их в воду. А поскольку на них были ласты, они могли отталкиваться ногами и поняли, как это здорово. А когда я вытаскивал их оттуда, они завопили: "Только не глубже! Только не глубже!" - в общем, раскапризничались. "Расслабьтесь, - сказал я. - Или я потоплю ваши задницы!" [Смех.] Они напряглись. Я поднял вверх руку и сказал: "Полное расслабление. А теперь отталкивайтесь ногами". И в каждый из следующих дней, когда они приходили ко мне, я обрезал им ласты на 2,5 см. А в один прекрасный день они сняли их совсем, потому что ласты стали мешать им плавать. Они были, как я выражаюсь, двойными путами. Как та женщина из книги "Структура волшебства".

Она мне очень нравится. Ее зовут Киллес. Она вошла ко мне плача: "О-о-о! Я тряпка! Я делаю все, что хотят другие, потому что не могу сказать нет". "Скажи нет мне", - попросил я. "Ни за что!" - воскликнула она. [Смех.] А потом вскрикнула: "А-а!" Однажды она сказала нет своему отцу - сказала, что не останется с ним. А когда все вернулись, он лежал на полу в пяти сантиметрах от телефона. Она винила себя. Она мне все это рассказала. И я сказал ей: "Я в это ни капельки не верю! Это похоже на россказни психолога!" Я погрузил ее в глубокий транс. А мне нравится погружать людей в транс, скрестив им руки вот так, чтобы можно было посылать сигналы через пальцы. Я сказал ей: "Я хочу, чтобы твои сознательные мысли убирались к чертям собачьим, потому что они мне не нравятся!" А чтобы ее неосознанные мысли посылали мне сигналы, так чтобы сама она об этом не знала. Я сказал ей: "Вопрос номер один. Меня интересует, есть ли в этой истории хоть доля правды". - "Нет". -"Это все из-за чрезмерного лечения?" - "Да". [Смех.]

Вот так всегда. Психологи воздействуют на людей таким образом, что те могут сочинить все что угодно. Тогда почему бы не делать так, чтобы они сочиняли что-нибудь хорошее? Например, чтобы отныне вы чувствовали себя восхитительно вдвое дольше. И тут люди начинают ныть: "Ну... Я не умею чувствовать себя хорошо, потому что в детстве у меня была низкая самооценка". Что за чушь, черт возьми?! Как вы узнаете, что злитесь? Это происходит перед тем, как вы краснеете? Вы смотрите людям в глаза и говорите: "Проблема всего лишь в низкой самооценке или - лучше - в заниженном самовосприятии". Что за чушь? Мне нужно, чтобы вы побуждали людей к хорошему и полезному.

Техника человеческого проектирования (DHE) появилась потому, что много лет назад я пошел к гипнотизеру по имени Лесли Лакрон. Это хороший гипнотизер, непохожий на Милтона Эриксона, он гипнотизирует напрямую. Однажды к нему в офис пришел один парень, он загипнотизировал его, погрузил в глубокий транс, сделал так, чтобы он не чувствовал свои зубы, отправил его на улицу, и ему вырвали три зуба мудрости. Я-то уж знаю! Мне вырвали немало зубов, так что можете мне поверить, что это больно. Когда этот парень вернулся - а ему не делали никакого обезболивания, - у него даже кровь не шла, потому что ему внушили, что она не должна идти. Так вот, он вернулся, сел на стул, Лесли вывел его из транса, снял гипнотическое внушение, и парень заорал: "Помогите, мать вашу! Караул!" Тогда Лесли выписал ему рецепт.

Психология bookap

Лично я не вижу в этом ничего такого. Лично мне совершенно непонятно, почему в нашей стране боятся наркотиков, как параноики. И считают наркотики серьезной проблемой. Сами по себе наркотики проблемой не являются. Они стали ею тогда, когда мы объявили людей, которые их принимают, вне закона. Однажды кто-то захотел изменить это, но так, что это оказалось повязано на деньгах. Деньгах, заработанных на продаже бумаги - и только. Ребята, которые хотели собрать урожаи на полях нашей страны... Поскольку бумагу эту изготовляли из конопли, которая легко подвергается переработке и уничтожению. Кстати, вы не замечали, что в старых книгах бумага лучше, чем в новых? Она вечная! Конопляная бумага действительно очень хорошая. А вот бумага, которую делают из древесины, - полное дерьмо! Так вот, эти ребята отправились на конопляные поля нашей страны и вырубили всю коноплю подчистую. И заработали на этом миллионы долларов. А потом они подкупили конгрессменов, чтобы те запретили марихуану. Причем некоторые из них сами покуривали травку. Например, Томас Джефферсон. Их называют наркоманами. Уж конечно! Да, они курили. Как, по-вашему, родились десять поправок к конституции США? Я прекрасно понимаю, что люди не могут принять того, что каждый волен решать за себя сам.

Но вот что я вам скажу. Линда Трип давно должна сидеть в тюрьме. Но она на свободе. Она нарушила конституционные права. А то, что они включали все эти кассеты, нарушало права всех. Угадайте, кто следующий. Вы! Если вы не будете следовать букве закона, очень скоро вы окажетесь в зале суда и будете там слушать то, что говорилось в вашей спальне. В некоторых штатах, как вы знаете, до сих пор запрещено вмешиваться в то, от чего я, вы и т. д. получают удовольствие. Все, что происходит между мной и моей женой, касается только нас одних. И никого больше. И вот что я вам скажу. Я считаю, что, если кто-то сует нос в чужие дела, он заслуживает наказания. Если он сунется в мой дом, догадайтесь, что будет. Милтон может восстать из мертвых. "Чей это голос?" - "Это ты, Ричард?" - "Милтон?" - "Да! [зловеще]" - "Кто-то прослушивает мой телефон". - "Слушай очень близко, прежде чем ты почувствуешь боль. [Смех.] Ты слышишь этот звон в ушах? Вот что произойдет прежде чем..."