Часть 1

А ещё мне отлично известно, что в Белом Доме повсюду камеры. Я знаком с ребятами, которые работают там в службе безопасности. Не забывайте о том, что в своё время я работал на этих людей. И, должен вам сказать, это довольно неприятно. В конце концов, они получили от меня такое сообщение: "Вы не можете допускать меня к секретным материалам, потому что я всем всё рассказываю". Например, ну... Они терпеть это не могли и говорили мне: "Ну, ты ведь знаешь, что это строго систематизированная секретная информация". "Да что вы? В самом деле?" - отвечал я. Я просматривал газету и похожей рубрики там не нашёл. Тогда я решил создать её -ведь они же сказали, что всё должно быть систематизировано. Вот я и поместил эту информацию в тематические объявления: "Секретная ракетная база (карта прилагается)".

Потом меня что-то не очень хотели брать на работу. С чего бы это? Тогда я начал заниматься в группах. И вот что я вам скажу: некоторые из них оказались настолько нелепыми и смехотворными - просто невероятно. Я прилагал неимоверные усилия к тому, чтобы не смеяться. Я старался быть вежливым и не смеяться. Но когда кто-нибудь поворачивался ко мне и говорил: "Ты закрыт для новых идей". Тут я уже не мог сдерживаться. Я спрашивал: "Что, простите?" - "Ваши руки и ноги скрещены". - "Я закрыт для новых идей? А я и не знал, что в этой дыре есть новые идеи. Надо же, я поместил их не туда!" Вам не кажется, что все эти товарищи тупее тупых? Люди, которые, как я их определяю, вошли в роль раввина, любят говорить, глядя на тебя: "Вы знаете, что это означает?" Если перевести это на обычный язык, получится: "Я понятия не имею, что нужно делать". Так оно и есть. Если им говоришь: "Меня это приводит в бешенство", - они тебе отвечают: "А что думаешь по поводу того, что тебя это приводит в бешенство?" Я им говорю: "Меня это злит", а они тебе: "Скажи громче: "Я зол!" Сядь на этот стул, прямо сейчас! Ударь себя! Нет-нет-нет! Разозлись по-настоящему! Ударь его!" И я со всей силы ударяю врача. И, должен вам признаться, мне сразу стало легче. После того, как я проделал это 4 или 5 раз, я думал, они получат моё сообщение. Но не тут-то было, Они объяснили мне всё так: "Ты видишь свои поступки так - ты видишь себя сидящим в кресле". А я говорю: "Вы хотите вызвать у меня галлюцинацию?" "Вы хотите, чтобы я прогаллюцинировал?" "Нет, -отвечают они. - Я хочу, чтобы ты увидел себя сидящим на стуле". - "Тогда я пойду и сяду на стул". - "Нет! - в ужасе вскрикивают они. - А теперь представь, что ты сидишь вон на том стуле". Если бы вы изначально были в здравом уме, то после такого вы бы точно рехнулись. [Смех.]

В психиатрической клинике Вирджиния Сатир наклонилась ко мне и спросила: "Ричард, ты можешь отличить персонал от пациентов?" [Смех.] Она проводит с этими людьми групповую терапию. "Да, Вирджиния, могу. Это очень просто. Персонал носит одежду и обувь на молнии. А у пациентов нет ни пуговиц, ни молний". И все же главное и единственное различие в другом - в том, что пациенты могут вылечиться и выписаться. Как-то я проводил опрос в одной группе: "В чем разница между психиатром и шизофреником?" Одна девушка ответила: "Я знаю! Я знаю! Шизофреник может выздороветь и выписаться!" И, клянусь вам, она права. Мне кажется, если у вас есть бредовые идеи... Был такой сумасшедший по фамилии Фрейд. Слыхали о таком? [Смех.] Он основатель современной психологии Так вот, меня уверяют в том, что я не понимаю сумасшедшего Фрейда. "Кого?" - переспросил я. "Сумасшедшего Фрейда. Так что вперед!" И тогда я прочитал его книги. И, прошу прощения, не знаю, как вы, а я лично считаю, что журналы для деловых людей и то ближе к истине, чем его писанина. [Смех.]

Возьмем какую-нибудь из его идей. Зависть к пенису. Девушки, наверно, сейчас подумают: "Надо же! Я думаю, что все зависит от пениса". Разве нет? Иногда люди говорят: "А-а-а!" [удивленно], иногда - "М-м-м!" [заговорщически-хитро], иногда - "Бэ!" [с отвращением]. Или эта его идея про желание переспать с собственной матерью. Простите бога ради, но мне кажется, что это бред! Животные -и те до такого не додумаются! Даже у аборигенов с какого-нибудь острова посреди океана существует запрет на секс с собственной матерью. Зато больной человек по имени Фрейд... Он жил высоко в горах в Австрии - видимо, в обществе своих свиней. И ни с того ни с сего разродился такими идеями. А мы до сих пор их используем. Давай-ка кое-что проясним. Вот уже сто лет люди применяют внутреннюю терапию: "Если вы поймете, вы изменитесь". Извините, но все давно все понимают и по-прежнему пребывают в большой заднице, если не хуже. Никто не мог помочь людям бросить курить. А гипнотизеры с незапамятных времен помогают людям менять свои привычки. Начиная с халдеев и вавилонян. В Китае такие вещи практиковались еще за 30 тысяч лет до того, как на Западе научились писать. Так что не думайте, что у подобной практики нет исторических корней. Я для себя решил эту проблему так. Всякий раз, как мне хотелось закурить, я переворачивал это чувство с ног на голову. Каждую и его мельчайших частичек. Пока оно не вызывало мелкую дрожь во всем моем теле. И тогда мне уже не хотелось его портить. [Смех.] И это отлично мне помогло. Так что, когда кто-нибудь закуривает сигарету, я говорю себе: "Я не должен превращаться в старого ворчуна, который начинает кашлять взахлеб: "Кха-кха-кха! У меня аллергия на табачный дым. Вы не могли бы курить на улице, под дождем?"" Потому что я, в конце концов, хочу, чтобы моя внутренняя система могла справиться с чем угодно. Я хочу быть твердо уверен в том, что моя гомеостатическая система, создающая устойчивое равновесие внутренней среды организма с внешним миром, не была подвержена никакому влиянию. Чтобы в будущем я не превратился в размазню, в мыльный пузырь. [Смех.]

И я пытался помочь другим. Когда мне говорили: "Я не могу, когда вы курите", - я брал все сигареты, которые были у меня в пачке, зажигал их и клал в пепельницу. И говорил: "Не говорите, что вы чувствуете себя неуютно. Потому что я не поленюсь удостовериться в том, что вы не врете". Ну что, милашка, крошка, солнышко? Ну ладно, мисси! Вот что вы, девушки, хотите слышать. Но, как я люблю говорить, свобода совсем не в этом. Свобода - это когда кто-то говорит вам какое-то слово и внезапно ему самому становится от этого плохо. Вы думаете, что ваша печаль поможет делу? Вы должны хоть раз взять инициативу в свои руки! Вы делаете вот что. Подходите к какому-нибудь симпатичному парню, который стоит вон там. Вы знаете, что вы с ним заговорите. И вы знаете, что, в общем-то, он скорей всего окажется гнусным женоненавистником. Что же вы делаете? Вы подходите к нему, улыбаетесь... и вдруг начинаете орать: "А-а-а!" - а потом: "У-у-у!" - а потом заякорьте это. А потом он говорит вам: "Ну что, милашка?" - и вы начинаете визжать: "А-а-а!" И он тоже начинает орать. А через пару мгновений... У собак это быстро получается. Вы извлекаете звук из камертона, чтобы вывести собаку из строя. Вы мгновенно выбьете ее из колеи. Не знаю, захотите ли вы включить это в свое резюме или сопроводительное письмо - разве только если напишете, что ваша работа заключалась в том, чтобы считать собачьи слюни. [Смех.] О! Да вы научный сотрудник! Когда кто-нибудь говорит мне, что он научный сотрудник, я говорю: "А! Так вы считаете слюни?" В этом есть вот какой положительный момент. Если извлекать звук из камертона не переставая и не давать при этом собаке еды, она начнет хватать камертон зубами. А научный сотрудник мне и говорит: "Мы не можем объяснить ее поведение". Да есть она хотела, есть!

"Почему вы скрещиваете руки и ноги?" - "Потому что это приятно - как правило". Когда люди начинают вести себя как идиоты, вы оказываетесь в растерянности, скрещиваете руки и ноги и думаете про себя: "Какой паскудный гон!" И если вы проследите за моим невербальным поведением... Например. Вот это сколько? [По-видимому, загибает все пальцы на одной руке, кроме одного.] "Один", -говорят мне. "Нет, - отвечаю я. - Пять. Просто один палец вытянут, а остальные нет". [Смех.] Тогда мне говорят: "Скажи, пожалуйста, что стоит за этим утверждением". -"За этим утверждением стоит то, что ты идиот". [Смех.] А мне говорят: "Вот теперь мы точно знаем, что это классический случай проекции". Да нет же! Это классический случай восприятия! Кстати, сумасшедший по фамилии Фрейд мертв. Далее. Мы ведь не используем больше квадратные колеса. Ведь правда? Выбросите из головы этого типа с его понятиями и теориями. Мы с вами будем заниматься только живыми вещами исходя из того странного представления, что чувствовать себя хорошо - это хорошо. Но знаете что? Люди не чувствуют себя хорошо.

Дело в том, что Вирджиния Сатир научила меня одной вещи, гораздо более важной, чем все, что я узнал от Милтона Эриксона и всех остальных: люди так сильно боятся всего непривычного, что они скорее убьют себя, чем столкнутся лицом к лицу с чем-то незнакомым. И все потому, что со временем люди так хорошо овладевают искусством бояться... Подумайте вот о чем: за последний месяц каждый божий день, все то время, что вы бодрствовали, и все то время, что вы спали, - сколько раз за день вы чувствовали себя восхитительно и сколько раз - плохо? И если вы поместите каждое из этих состояний на чашу весов, то уравновесятся ли они хотя бы примерно? Ну ладно. Лично меня все это дико бесит. Вы так долго упражнялись в том, как чувствовать себя плохо. И вот, когда вы приходите на курс терапии, что с вами делают? Еще больше приучают вас чувствовать себя плохо. Вам не нужно переживать эти чертовы эмоциональные травмы. Вы это уже сделали. А большинство из вас и так их переживает. Ко мне приходят женщины, которых похитили и жестоко изнасиловали. И что же хотят от меня полицейские? Чтобы я заставил их пережить все заново! "Черт возьми! - возмущаюсь я. - Неужели одного изнасилования недостаточно ?!"

Как-то раз я приехал в Чикаго для работы с двумя изнасилованными женщинами. Одна из них все время бормотала что-то себе под нос и ходила из угла в угол. Тогда ее привязали. Задумайтесь. Это может стать якорем. Они связали ее один раз, но она порвала веревку. Тогда они связали ее еще раз, чтобы она ничего с собой не сделала. Полицейские ничего не могли от нее добиться. У второй женщины была полная потеря памяти. Она вообще не помнила, что произошло. Она была вся в шрамах и синяках и совершенно ничего не помнила. Меня попросили ее загипнотизировать и вылечить амнезию. Чтобы полиция смогла поймать этих извергов: "Мы хотим, чтобы она вспомнила все до мельчайших подробностей, чтобы мы смогли поймать их". На что я сказал им: "Я, конечно, могу вернуть ей память. Но тогда вы получите два трупа". - "Но мы должны поймать этих типов". - "Да, но для этого им вовсе не обязательно что-либо вспоминать - достаточно ввести их в транс. Мне нужна только рука и листок бумаги. Мне нужно, чтобы ваша рука зафиксировала все детали на листе бумаги: номерные знаки автомобилей, описание внешности - в общем, все, что удастся выудить. Я хочу, чтобы ваша голова... А все остальные пусть назовут мне лучший фильм, который они когда-либо смотрели". Эта женщина вытащила из себя не один, а сразу три портрета, номерной знак автомобиля и домашний адрес. Великолепно! Те парни были уверены, что женщины мертвы, что они убили их! Они не понимали, что, может, насильники из них и хорошие, а вот убийцы никудышные. Им не удалось убить ни одну из женщин. Так вот, она выдала кучу деталей. Тех парней арестовали. Но потом полицейских начало сильно беспокоить то, что у них нет свидетельских показаний. Вот что я вам скажу. Когда полицейские накрыли преступников, они могли ожидать от них сопротивления аресту. И это создало бы полиции серьезные проблемы. Но раз уж они предстали перед судом, то, я думаю, описания всего произошедшего; адреса, номера машины, портретов преступников и того, что их взяли по этому самому адресу, - всего этого предостаточно для вынесения обвинительного приговора.

Психология bookap

Но я совершенно не могу понять, зачем нужно возвращать человека в пережитое состояние. У меня было очень много клиентов, которых похищали. Я работал с ребятами, воевавшими во Вьетнаме - с ребятами, которых пытали несколько лет в тюрьмах военных лагерей. Они посещали групповую терапию, где их заставляли возвращаться к пережитому опыту. Лично я считаю, что так нельзя. У вас что, в жизни было мало плохого, что вы должны упражняться в отрицательных эмоциях?

А как у нас работают с супружескими парами? Их сажают рядом и заставляют вспомнить все плохое, что у них было. Да еще и бить друг дружку по голове резиновой дубинкой. Зачем нужно все это делать? Их сажают, заставляют смотреть друг другу в глаза и думать о том, что вызывает у них отрицательные эмоции. И якорить это к выражениям их лиц, к словам, которые они используют. Людям нужно не это. Им нужно другое - вернуться в то состояние, когда они хотели видеть друг друга обнаженными, когда они только влюбились друг в друга, когда все, что ни делал другой, воспринималось как нечто хорошее. Через несколько лет они уже знают все отрицательные стороны друг друга. Одного бесит даже звук, с которым другой чешет себе пальцы ног. Дело не в том, что люди не учатся, - наоборот, они учатся слишком быстро.