Интервью 

Интервью с Доктором Ричардом Бэндлером.

Лос-Анджелес, США, 28 июля 2000 г.

В: Что такое нейро-гипнотическое изменение модели поведения? Как бы Вы это описали?

Ричард: Я использую процесс гипноза, чтобы «реструктурировать» человека на уровне проводящих путей коры головного мозга. Большинство проблем и негативных эмоций, а также негативное поведение вырабатывается у людей автоматически. Но в детстве у них этого не было. Поведение таких людей приобретенное. И когда Вы гипнотически изменяете чью-либо модель поведения, то по большей части Вы, в основном, учите их не впадать в то состояние, в которое они не хотят впадать. Система архивной памяти сосуществует с системой постоянно обновляющейся памяти - так называемой кэш-памяти - куда Вы помещаете новую информацию поверх старой. Так что если Вы учите кого-то реагировать по-новому, то это гораздо легче: они никогда не привяжутся к неверной системе. Все, чему людей научили, всегда будет там. Но иногда то, что Вам надо сделать, это всего лишь свернуть на проводящих путях коры своего головного мозга и использовать новые познания. В любом случае всегда следует находиться в процессе «переучивания». Чем старше мы становимся, тем больше миллионов и миллионов нервных проводящих путей в коре головного мозга мы создаем. И из-за этого многие вещи осуществляются на автомате: рукопожатия, поцелуи и т.п.

Кроме того, если что-то идет не так или он чего-то боится , человек как бы автоматически впадает в раздражение. Хотя на самом деле это не так ужасно. НЛП в основном задуман как курс, где кто-либо чему-либо учится и передает свои знания кому-либо еще. ДХЕ рассматривает ограничения, но только такие, которые устанавливаются людьми, а затем искусственно создает что-то, никогда ранее не использовавшееся в качестве мыслительного процесса. Все это базируется на факте проведения гипноза.

Итак, вот я снова создаю глубокий транс и вижу, как заставить людей реагировать по-новому. Подумайте только, сколько всего люди делают: например, боятся, депрессируют, - и все это приводит к химическим реакциям в организме. Все это мешает тому, чему вы их учите. А ведь вы, в свою очередь, должны не дать им попасть в химическую ванную депрессии или внезапно разозлиться или испугаться попробовать сделать что-то или быть слишком застенчивыми. Они становятся застенчивыми в определенной точке, и вы должны заставить их сделать что-то еще, до того как они ее достигнут. Как раз для этого и нужны очень сильные средства введения в глубокий транс. Чтобы возможны были глубокие изменения по всему спектру поведения человека, чтобы попытаться научить людей такой важной вещи, как «проводите время, испытывая положительные эмоции». Потому что если они этого не делают, то отрицательные эмоции становятся привычкой.

В: Если человек никогда не занимался НЛП, и никогда не работал с Вами, и вообще ничего подобного не делал, то чему он может научиться и какую пользу извлечь из курса «Нейро-гипнотическое изменение модели поведения»?

Р: Я годы потратил, чтобы научиться делать все быстрее, проще, и чем больше я изучал, тем проще это становилось. Если у вас есть какое-либо знание о НЛП, это хорошо. Если же у вас его нет, то его можно получить, посетив созданные мной семинары, где люди учатся делать то же самое, но не повторяя всего того, что делал я, в том числе моих ошибок. То, что я уже сделал, работает хорошо, тем не менее, я нашел более простые, быстрые и легкие способы. Для тех, кто не хочет повторить мой тридцатилетний опыт проб и ошибок, я изобрел ДЧР(DHE), потому что НЛП всего лишь извлекал стратегии, большая часть которых основывалась на умении избегать отрицательных эмоций. Когда вы отклоняетесь в сторону и возвращаетесь назад, Вы, тем не менее, все равно на них натыкаетесь. Поэтому я захотел добиться изменения этой ситуации. И мы сконцентрировались на том, чтобы заставить людей инстинктивно испытывать положительные эмоции. Поскольку если человек испытывает отрицательные эмоции, он принимает отрицательные решения. Если же он испытывает позитивные эмоции, он принимает более позитивные решения. И все дело в той разнице, которая существует между правильным и неправильным решениями и решением не делать неправильных решений. В этом нет ничего сложного, но придется научиться удерживать хорошие эмоции. Главные вопросы это: как долго вы сможете выдерживать удовольствия, волнения? Сколько успеха вы способны в себя вместить?

Потому что если Вы сможете ввести себя в правильное состояние, то, как известно, нет ничего, чего люди не могут сделать. Они взбираются на самые высокие горы, они слетали на Луну, они сделали все, что считалось невозможным для осуществления. А то, что мы еще не сделали, не значит, что мы не сделаем. Это, что касается того, как вы можете перестроить себя физически, ментально и в определенной степени духовно.

В: Нас в особенности просили поинтересоваться здоровьем практиков НЛП и врачей, поскольку Ассоциация Нетрадиционной Медицины интересуется вашей работой.

Р: Все пользуются двумя вещами, и мне плевать, как вы зарабатываете себе на жизнь. Поскольку если вы общаетесь с другими людьми, то вы будете использовать гипноз — осознанно или неосознанно. Таким же образом работает и язык. Это точно такой же процесс, это точное искусство, потому что мы не болтаем все время просто так - мы говорим о том, что нужно научиться контролировать себя, контролировать свое время, чему как раз учат йоги и монахи. Мало людей грамотно используют свой мозг для поддержания себя в своей лучшей форме. Доктора в США ограничены разного рода предписаниями и законами. Надо получить ваше согласие, поэтому им приходится говорить вам обо все, что может пойти не так, вместо того, чтобы говорить вам о том, что идет хорошо. Поэтому вам приходится учить или узнавать, когда быть неконгруентным (нецелесообразным), так чтобы, если вы говорите людям о том, что плохое может произойти, то таким образом мы сообщаем друг другу постгипнотическое внушение. Мы постоянно пичкаем головы друг друга идеями, и особенно когда люди чего-то боятся, ну какие-нибудь раздражающие открытия. Нечто подобное используют няньки и врачи, насколько я знаю. Пока что врачи не способны делать все. Даже когда люди приходят к ним, часто бывает, что врачи с трудом могут выяснить, несмотря на все тесты, что делать с ними. Акупунктура существует уже двадцать тысяч лет. Люди научились с ее помощью очень хорошо лечить. И, тем не менее, это всего лишь вспомогательная дисциплина в медицине. Я действительно думаю, что все эти люди должны начать работать вместе. Врачам следует посылать людей к знахарям и травникам, но, естественно, к профессионалам. Поскольку их область является вспомогательной для медицины. А если они между собой не будут общаться, тогда они не будут знать, как взаимодействовать друг с другом, и люди будут действовать на свой страх и риск, а, следовательно, ошибаться. Хиропрактики тоже делают кое-что такое, чем врачи не занимаются. Если они смогут сотрудничать, то, возможно, вместе они смогут сделать больше. Существует, конечно, некий спор кто прав, а ответ таков: никто не прав. Потому что мы многого еще не знаем, в том числе и как лечить. Поэтому я думаю, есть то, чего вы можете добиться, -это научиться делать что-либо с большей легкостью. Ну, например, есть люди, у которых стоят аж 3 шунта в организме. И они вынуждены сосредоточиться и научиться дышать так, чтобы им было легче. Чем больше они концентрируются на дыхании, тем меньше шансов у них, вероятно, снова начать курить. А когда вы занимаетесь гипнозом, вы можете воздействовать на людей. Так, например, вы можете заставить их принимать нужные таблетки в нужное время. Или не прекращать пытаться делать что-либо. Все это и есть постгипнотическое внушение. Со всеми это происходит, и все это делают в определенной мере. Вечером люди решают, во сколько им вставать утром следующего дня. Большинство проснется до того, как прозвенит будильник, но есть немало людей, которым будильник не нужен, у них часы в голове. Уметь контролировать тот процесс, который считается гипнозом, значит обладать умением программировать самого себя. Это не совсем гипнотическое изменение модели поведения, но это то, что может происходить с нами в те моменты, когда мы реально и кардинально меняем наше поведение. Мой бизнес - изменять людей, и мне это удается, как и многое другое, а вот другим нет. А ведь мой бизнес-всего лишь хорошее обучение людей. Я стараюсь делать это таким образом, чтобы людям это нравилось. Если же вы пришли ко мне с убеждением, что здесь ничего особенного не делают, вам надо пересмотреть процесс того, как вы принимаете решения. Зачем приходить и быть свидетелем того, во что вы все равно не верите. Вам надо заставить себя поверить, прийти и быть свидетелем, делается здесь что-то или нет. Вы перепрограммируете себя вместо того, чтобы сомневаться во всем. Это альтернатива. Уберите что-нибудь, что вам мешает, из своей программы и двигайтесь дальше. В свое время мне пришлось пробиваться среди тысяч людей, которые тоже чем-то занимались, пока это я собрал все воедино и понял, что работает на меня. А многие из тех тысяч были просто тряпки, они не знали, что делали, нанося скорее ущерб, чем, принося пользу.

На самом деле, я сейчас занимаюсь тем, что подмечаю такие вещички в коммуникации, которые позволяют, варьируя тон своего голоса, заставлять людей вспоминать что-либо. Это как раз то, что делают в медицине врачи и хиропрактики. Намного проще выполнять свою работу (например, лечить), когда человек полностью расслабился. И вот вы ему говорите, таким образом, чтобы он запрограммировал себя: есть здоровую пищу и вообще вести здоровый образ жизни. Человек должен принимать решения, а он не может этого сделать, если чувствует себя в депрессии, или, допустим, он понимает, что другие видят, что у него избыточный вес. И он никогда не сможет выдержать диеты. И одно только такое отношение приведет к тому, что он начнет спиваться. И один из самых лучших способов избежать этого — научиться контролировать свои предикаты, чтобы контролировать то, что считается в кавычках «вне контроля». Все эти автоматизмы являются приобретенными. И если вы учитесь этим автоматизмам, то, я думаю, вы можете научиться и тому, что предшествовало им.

В: В Великобритании очень много споров по поводу НЛП Тем не менее, Вы тот человек, который смог развернуть свою работу, несмотря на весь риск и сложности, и продвигать ее. Скажите, есть ли у Вас какое-нибудь сообщение для нас?

Р: Помните, есть люди, которые что-то делают хорошо. А есть люди, которые этого не делают. Убедитесь в том, что Вы сможете найти с помощью языка, так сказать «Язык до Киева доведет», или с помощью общества НЛП, тех людей, которым сопутствует успех. Потому что если люди посещают некоторые семинары, это еще не значит, что они слушают на них. Некоторые любят, чтобы казалось, будто бы они что-то знают. А еще есть те, которые только знают что-то. Я знаю нескольких хиропрактиков, которые действительно умели хорошо делать свою работу, но также я встречал и таких, которым бы я не доверил работу даже с манекеном. И этот подход применим к вашему дантисту, к вашему лечащему врачу, и вообще к любому, кто учит вас чему-либо или делает что-то для вас. Не стоит думать, что это все чепуха, только потому, что я это выдумал. Да, это все плод воображения, но это работает, потому что я всегда соединял любую идею с действием. И это действие, вы должны знать, какое действие и какой результат оно может произвести. И если оно приводит к множеству результатов, вы должны знать, как различать их. Так что все, что я придумал, все, что я изобрел, изобретено, чтобы применять. И есть люди, которые применяют. И есть люди, которым ... на это. Если вам надо выучить новый язык, а вы встретились с кучей недостатков (абсурдность, тупость и др.) у того, кто вас учит, дайте ему отворот поворот и найдите того, кто действительно займется вашим обучением, и вместе вы добьетесь результатов. проверьте: около вас много счастливых людей.

В: Почему Вы хотите работать в Дублине, Ричард?

Р: Я люблю Ирландию. Я бывал раньше в Дублине. И там очень благодарная аудитория. Они всегда настроены слушать. Когда они слушают истории, у них такая традиция: они обращают внимание на язык. Что-то все-таки есть в этих ирландцах. И конечно, Джеймс Джойс для меня является идолом того, как надо владеть языком. Я как-то врезался в его памятник прямо в центре Дублина. Всякий раз, когда я был в Ирландии, это было что-то особенное. Для Ирландии и Шотландии у меня есть особое место в сердце. Мне нравится то, как они говорят!

Интервью взято в пятницу 28 июля 2000 г. в Лос-Анджелесе в США. Интервью взяла Кейт Бенсон, Матрикс Эссеншл Трэйнинг Альянс.