Часть 4

Досчитайте до десяти и никого не убивайте. Одно из различий... Изучая НЛП, вы учитесь понимать стратегию другого человека. И здесь, как я выяснил, возникает вот какая проблема: после того, как я извлек тысячи стратегий из тех людей, которые являются специалистами в своей области, я выяснил, что у них есть кое-что общее. И вот что это: в одном это, конечно, хорошо, но зато оно причиняет вред всем остальным сферам их жизни. Это меня не удовлетворило, и я подумал, что мы можем сделать нечто более порождающее, творческое. Потому что даже если у людей есть хорошая стратегия для чего-либо, то это вовсе не значит, что она такая уж хорошая.

Может, ненадолго выключим вентилятор? Не знаю, как остальные... Когда нам станет по-настоящему жарко, мы снова охладим помещение. В таких отелях не всегда можно что-либо выключить или вырубить. Дескать, для того, чтобы выключить что-то одно, нужно обесточить весь отель. [Смех.]

Секреты... Я участвовал в огромном количестве проектов по починке плохо работавших приборов, например прибора, применяющегося в лазерной хирургии глаза. Я очень хорошо разбирался в программах по приданию телу обтекаемой формы. Я мог описать одну такую программу в двух-трех строках. Никто не мог понять, как мне это удается. Дело в том, что я не считаю машины чем-то одушевленным. Для меня это всего лишь элементы электронных устройств, "железки". Я просто заставляю их что-то делать. Когда вы читаете язык программирования, он кажется бессмысленным. Даже если вы зададите программу "run" ("беги"), это будет означать совсем не "беги". Машина не может встать и побежать. Это даже не будет значить "запусти программу". Это будет значить "обнули все переменные". Всякий раз, как вы работаете с программой и хотите обнулить все переменные, вы даете команду "run" - и получаете результат. Машина не будет делать то, что вы хотите.

Отвали! Отвали! Пока мы будем этим заниматься, мне нужно, чтобы было тихо, потому что я не хочу допустить ошибок. Кому-то может стать больно. Я его [вентилятор], конечно, выключил, но шумит он, как раньше. Гудит. "Вы довольны своей жизнью?" - "Да, я счастлив. Все в порядке, о чем вы? О чем вы говорите? Я бы чувствовал себя хорошо, если бы все вели себя так, как я хочу. Вот тогда я буду счастлив". Многие так считают: думают, что им будет хорошо, если случатся определенные вещи. Некоторые, например, считают так: "Если бы мною восхищались, мне было бы хорошо". Они никак не могут понять, что, что бы ни случилось... Они упускают самое главное, а именно: если вы принимаете решения, когда вам плохо, это будут плохие решения. Вам нужно научиться чувствовать себя хорошо просто так, без всякой на то причины. Остановитесь на минутку и задумайтесь. По жизни, в среднем, в течение обычного дня обычной недели сколько потрясающих, восхитительных чувств вы испытываете? Если вам хватит пальцев одной руки, чтобы сосчитать их, знайте - этого недостаточно. Если вам хватит пальцев двух рук, и этого недостаточно. Дело не в том, что вы сделали в жизни. Дело не в том, богатый вы или бедный. Дело не в том, в какой точке Земли вы родились.Дело в недостатке практики. Дело в том, что вы, мать вашу, просто чего-то не делаете.

Я хочу втолковать людям вот что. Моя концепция состоит в том, что вы сами себе бармен. Чтобы разозлиться, вам нужно пойти на химзавод, смешать все химикаты, чтобы ваши телесные ощущения "разозлились". Некоторые из тех людей, что ко мне приходят, говорят: "Я все время злюсь". А я отвечаю им: "Так перестань же". - "Нет, я не могу". Это значит: "Я не могу это сделать". Это не значит, что это невозможно. Это значит лишь то, что это доведено до автоматизма, что это привычная модель поведения. К примеру, вы подходите к человеку, которого видите впервые в жизни, и говорите ему: "Итак, тебя зовут Джейк, а меня - Ричард" - и подаете друг другу руку.

Посмотрим-ка, как привести руку в движение. Нужно установить последовательность нервных операций. Теперь поднимем руку. Па-па-па-па... Гипнотизеры все время так делают: "Ваша рука становится все легче и легче и легче". А я люблю делать вот так: "Бум!" Если вы хотите загипнотизировать кого-то и поднять ему руку, говорите вот что: "Твоя рука поднята". Смотрите, как все просто. Если вы хотите, чтобы кто-то закрыл глаза, скажите: "Закрой глаза". Ваши руки опускаются с такой скоростью, что вы начинаете испытывать чудесное ощущение. Дайте ему разлиться по вашей руке. Я хочу, чтобы вы прошлись по своей руке, начиная от плеча. И когда приятное ощущение накопится и усилится настолько, насколько это возможно, я хочу, чтобы вы поняли: "Это ничто". Я хочу, чтобы вы взяли это ощущение и сосредоточили его прямо здесь. Пх! Хрш! Тщ! Тщ! А сейчас я хочу, чтобы вы сделали его вдвое сильнее. Удвойте его еще раз! Удвойте его еще раз! Удвойте его еще раз и скажите про себя: "Ви-ха". А теперь раскручивайте его по кругу, разлейте его по всему телу. Фх! Фх! Фх! Раскручивайте его. И пока оно будет раскручиваться, вызывая такое чудесное чувство, я хочу, чтобы вы медленно приподняли завесу над тем, что раньше вызывало у вас плохие чувства. Это было глупо! Кто-то выше или ниже вас по должности... Прх! Прх! Прх! Чувство бежит -прх! Прх! Прх! И произносите про себя мантру: "Это было глупо, черт возьми!" [Смех.] Прх! Прх! Прх! Я говорю о быстрой терапии. [Смех.] На нее уходит тридцать чертовых секунд. А потом начните раскручивать это чувство еще быстрее. И когда оно станет чудовищно сильным, я хочу, чтобы вы поняли, что это первый шаг. И поймите, что, как только оно достигнет определенной точки, оно взорвется и превратится в абсолютно чудесное чувство. Сначала оно возникнет в пальцах ваших рук и ног и начнет разливаться по всему телу. И вдруг вы начнете думать о той поре вашей жизни, когда вам не хватало веселья. Когда вы переступали порог своего дома, видели своих детей и говорили: "Какая грязь! Бе-бе-бе!" Или приходили домой, видели свою девушку, жену или еще кого-нибудь и вместо того, чтобы думать, как сильно вы можете радоваться, вы начинали думать о всяких гадостях. Как это глупо! Я знаю, что женщины приходят домой, видят, что одежда их мужей разбросана по полу и думают: "Этой грязный лентяй!.." - вместо того чтобы: "А ведь он голый". [Смех.] Потому что всякий раз, как вы видите одежду на полу, вы поднимаете мужские барахло и бросаете его в корзину [Смех.], вы вешаете его в дверях - ту-ду-ту-ду-ду...

А потом я хочу, чтобы вы повторяли про себя каждый раз: "Мне начинает не хватать хорошего чувства. И вдруг мне слышится: пр-пр-пр... И я буду помнить..." И я хочу, чтобы вы ваше бессознательное ответило "да", если оно понимает. Потому что инсталляция позволяет нам мириться только с успехом. Я не люблю никаких пальцев. А люди используют их. Мне нужно знать только одно - возьмет ли ваше бессознательное на себя ответственность - отныне и навсегда: "Да, вот так. Верно. Я понимаю". А сейчас я хочу, чтобы ваше бессознательное пошло и нашло сильное и изысканное чувство, которого вы не испытывали уже много лет. Это чувство столь восхитительно, что вы, должно быть, никогда о нем не забывали. Потому что отныне вы будете испытывать его все время. Когда вы будете готовы, пошлите мне утвердительный сигнал, и я засыплю им вас. Вот так! Бум! У-у-у! А сейчас, когда вы будете готовы, я хочу, чтобы вы опустили свою руку с такой скоростью и в таком темпе, которые останутся с вами на всю жизнь. И я хочу, чтобы каждый день вы порождали по меньшей мере два хороших чувства. Вот так, верно. А теперь поскольку... если вы начинаете посвящать большую часть своего дня изысканным и сильным чувствам, неизбежно произойдет две вещи: вы станете здоровее и умнее. Потому что, чем хуже ваши ощущения и чувства, тем глупее вы становитесь. Уж в этом я могу вас заверить. Большинство гениев, с которыми я знаком, принадлежит к последнему поколению. Это связано с особенностями моей работы.

Как только я начал заниматься моделированием, которое я же и изобрел... Кто придумал три универсалии человеческого моделирования? Я. Я видел, что делала наука. Вначале это была обычная философия. Потом начали возникать новые отрасли: биология, то, се. И тогда я подумал: если другие могут создавать разные отрасли знания, то я тоже должен суметь. Потому что мне сказали: "Извини, Ричард, но ты не можешь лечить шизофреников, потому что у тебя нет соответствующих лицензий"." Но мне не нужна никакая лицензия, - ответил я. - Я нейро-лингвистический программист". - "Это еще кто?" - спросили меня. На что я ответил: "Мы не требуем от людей, чтобы они рассказывали нам историю своей жизни, и мы не грузим их". Я не верю в то, что есть безнадежно сломленные люди. Чушь это собачья! Психиатры не раз приводили ко мне своих пациентов и говорили, что знают, что я, может, и в состоянии вылечить их - вот только они этого не хотят. Потому что они писали по ним научный труд, а их собственная репутация заботила их больше всего.

Психология bookap

Однажды два психиатра привели ко мне одну бедняжку и сказали: "Ты должен пообещать нам, что не сделаешь ничего, что изменило бы ее". - "Обещаю. [Смех.] Можете на меня положиться". - "Мы хотим быть уверены в том, что, когда мы придем за ней, все симптомы будут целы и невредимы". Я подумал: "Так-так... Они хотят, чтобы, когда я закончу с ней работать, все симптомы были в целости и сохранности. Попробуем". [Смех.] Они рассказали мне, что, когда эта женщина слышала, как кто-то жует жвачку, у нее начинались психические припадки. Как только она слышала этот звук, она падала на пол, начинала кричать, извиваться и все в таком роде. Гипофренические припадки. Я спросил их: "Так вы пишите научную работу об этом? Как вам удалось сойтись во взглядах?" Они ответили: "Нет-нет. Все гораздо сложнее". - "И в чем же загвоздка?" - "Я не согласен с моим коллегой. Мой коллега полагает, что все дело в том, что она застала своих родителей в тот момент, когда они занимались сексом". [Имитирует жевание. Смех.] Это породило комплекс. Я сказал: "Круто! В разных странах, где люди так бедны, что не могут себе позволить иметь много комнат и вынуждены все время наблюдать, как кто-то трахается, - так вот, все эти люди, выходит, страдают тем же комплексом и тем же заболеванием? Так, получается? "Нет..." - призадумались они. - "Так значит, только она?" - "Ну, все бесконечно сложнее. Я не согласен с моим коллегой. Я считаю, что она застряла на стадии кормления грудью". - "С чего вы это взяли?" Он посмотрел на меня торжествующе и заявил: "Потому что ей снятся рыбы". [Смех.] "Очевидно, стаи акул", - ответил я. [Смех.] Итак, я согласился на их условия. Они хотели, чтобы я выявил первопричину, первоисточник ее проблемы. По-моему, первоисточник ее болезни в том, что у нее два психиатра. [Смех.] Может, они и не спровоцировали саму болезнь, но тем не менее...

Я погрузил ее в очень глубокий транс, настроил пальцевые сигналы и сказал ей: "Послушай. Я хочу, чтобы ты вернулась в самое начало и вспомнила все до мельчайших подробностей. Когда я произнесу слово "50", я хочу, чтобы ты встала и рассказала мне все, как было, потом села и стерла это из своей памяти. Итак, 50!" Она встала и рассказала мне вот какую историю. Когда она была маленькой, отец сел вместе с ней в подъемник для горнолыжников. Ее отец всегда хотел мальчика и поэтому называл ее "мой маленький мужчина". Хорошее прозвище для девчурки -лучше не придумаешь, верно? Он хотел, чтобы она была смелой и не ведала страха. Поэтому он схватил ее за ногу и свесил с подъемника вниз головой. В это время он жевал табак. Она не боялась высоты, поэтому она просто закрыла глаза и слышала только одно - как отец жует табак и чавкает. [Имитирует жевание.] Этот звук соединился для нее со страхом, и когда она слышала его много лет спустя, он приобрел более широкие и размытые очертания. Как бы то ни было, пока я наводил на нее транс, я не мог не вспомнить о теориях, предложенных двумя ее врачами. Вам отлично известно, что транс всеобъемлющ. Как только она закрыла глаза, я развернул ее, посмотрел на психиатров и сказал: "Твой врач считает, что, поскольку ты застряла на стадии кормления грудью, то всякий раз как ты будешь слышать этот звук, ты будешь испытывать страх". Врач вытаращил глаза, а я сказал: "Да-да, именно так". [Смех.] Я вывел ее из транса, достал одну пластинку "Джуси фрут", начал жевать ее... И в этот момент оба психиатра повалились на пол и начали по нему кататься". [Смех.] Боюсь, нам уже никогда не удастся прочитать их научный труд. Они взмолились: "Это похоже на какой-то гипнотический трюк". "Гипноза не существует, - ответил я. [Смех.] - Так что я не могу применить его к вам - сейчас". [Смех.]