Глава четвертая

Механизм и методы психологической войны


...

Избирательность идеологических и психологических воздействий

Противоборство капитализма против социализма в идеологической области осуществляется весьма дифференцированно, избирательно. Для воздействия на сознание людей точно определяется адресат влияния. Буржуазные пропагандисты не скрывают, что в качестве основных объектов идейного давления они выбирают интеллигенцию и молодежь, а в последнее время и воинов Советской Армии. Буржуазный идеологический противник при этом исходит из того, что подавляющее большинство личного состава нашей армии — молодые люди, не прошедшие в основном школы классовой борьбы, они не участвовали в войнах в защиту социалистического Отечества, не испытали многих трудностей, которые легли на плечи старших поколений.

Идеологи буржуазии все это учитывают. Они принимают во внимание и некоторые негативные черты и качества у части молодых людей, их невоспитанность, низкую общественную активность. У нас еще встречаются люди, которые знают нашу политику и наши принципы, но не всегда следуют им на практике, не ведут борьбу за их осуществление, примиренчески относятся к нарушениям норм социалистического общежития. У таких людей на словах — одно, на деле — другое, на людях — одно, наедине — другое. Такой дуализм сознания может сделать человека подверженным враждебным влияниям, чуждым нравам, сомнительным вкусам.

Буржуазные теоретики и практики психологической борьбы стремятся избирательно направлять свои усилия и на другие общественные и социальные группы: женщин, пенсионеров, людей определенных национальностей и профессий, население конкретных регионов и т. д. При такой дифференциации, как надеются в пропагандистских центрах Запада, больше шансов затронуть, коснуться, удовлетворить духовные интересы и потребности личности. При всей неосуществимости этих буржуазных замыслов в целом нельзя недооценивать возможности негативных воздействий на отдельных людей в социалистическом обществе.

Организаторы буржуазных диверсий в своей подрывной работе хотели бы оказать особое давление на мироощущение и политические позиции советской интеллигенции — важного «производителя» духовных и культурных ценностей. Известно, что удельный вес интеллигенции в социальной структуре нашего общества продолжает расти. Число научных работников, инженеров, техников, агрономов, учителей и врачей в СССР постоянно увеличивается, а темпы роста научно-технической интеллигенции в последние годы превосходят темпы роста всех других социальных групп. И этот процесс закономерен. Он является результатом политики партии, направленной на всемерное ускорение научно-технического прогресса, на дальнейшее повышение культуры и образованности народа.

Учитывая важную роль советской интеллигенции в культурном, духовном развитии нашего народа, буржуазная пропаганда не прекращает попыток хоть в какой-то мере повлиять на позиции работников умственного труда, их «продукцию» и моральный облик. Буржуазных профессионалов-пропагандистов особенно привлекают люди политически незрелые, морально неустойчивые, беспринципные, не обладающие гражданским достоинством и гордостью. Таких людей в нашем обществе жалкие единицы. И тем настойчивее становятся усилия буржуазных диверсантов выявить их и использовать в подрывных целях.

Среди известных подрывных идей, которые буржуазные идеологи хотели бы внести, подбросить в сознание нашей интеллигенции, выделяется идейка об «особой роли» интеллектуалов в современном мире. Это так называемая новая буржуазная элитарная концепция. В ней «доказывается», что волна научно-технического прогресса поднимает на свой гребень всю научную, инженерную элиту, которая, мол, все больше берет в свои руки судьбы развития общества. Следовательно, делают вывод эти теоретики, интеллигенция не должна больше довольствоваться второстепенными ролями, а решительнее проявлять свою «независимость» от государственных институтов.

Нового, разумеется, здесь ничего нет. Еще В. И. Ленин, критикуя Шулятикова, называл подобные рассуждения «опошлением марксизма». Суть прежняя — попытаться ослабить морально-политическое единство социалистического общества, породить социальную неудовлетворенность у работников умственного труда, привить им нигилистическое отношение к нашим духовным ценностям. В буржуазных идеологических центрах на Западе стало модным, подхватив тезис какого-либо отщепенца, внутреннего эмигранта типа А. Сахарова, тут же делать глубокомысленные выводы, что это, дескать, прямое выражение взглядов «внутренней интеллектуальной оппозиции», якобы существующей в советском обществе. Но тщетны попытки выдать желаемое за действительное.

Организаторам подобных диверсий стоило бы знать, что советская интеллигенция — плоть от плоти своего народа, живет его интересами, чаяниями и вносит огромный вклад в дело коммунистического строительства. Только социализм создал все условия для подлинно творческой, свободной деятельности интеллигенции. Это находит свое выражение и в громадных достижениях науки и культуры советского общества.

Другой большой общественной группой, на которую хотели бы оказать свое разлагающее влияние буржуазные пропагандисты, является молодежь. Буржуазные пропагандисты делают «главную ставку на идейное разоружение молодежи, стремятся ослабить ее революционный энтузиазм, притупить классовое самосознание, противопоставить старшему поколению, посеять скептицизм и аполитичность, преклонение перед чуждыми социалистическому обществу буржуазными нравами и моралью»80.


80 Вопросы идеологической работы КПСС: Сборник важнейших решений КПСС (1965–1972 гг.). М., 1972, с. 193.


Молодые люди в возрасте до 30 лет составляют более половины населения нашей страны. Делами, учебой, помыслами советская молодежь постоянно доказывает свою непреклонную верность делу отцов, верность коммунистическим идеалам. Ударный труд на стройках страны, дерзание в науке и учебе, доблесть в военной службе стали нормой жизни нашей молодежи. Вместе с тем, анализируя различные вопросы воспитания молодого поколения в свете идеологической борьбы, нельзя не видеть, что не у всех молодых людей устоялось, сформировалось полностью классовое самосознание. Нужно определенное время, конкретные жизненные обстоятельства, чтобы каждый юноша и девушка проверили себя в делах на идейную прочность, самостоятельность, гражданственность. Социальный, классовый опыт не приходит сразу. На это, в частности, и рассчитывают наши идеологические противники, стремясь торпедировать идеи коллективизма, привить частнособственнические наклонности, элементы потребительской психологии и политической индифферентности и особенно нигилизма к достижениям своих предшественников.

Учитывая особенности психологии молодежи, идеологические диверсанты заигрывают со студенчеством, стремятся вызвать у него чувства социального неудовлетворения, обращаются к молодым рабочим. При этом они возводят перед рабочими миражи потребительства, воинам доказывают «демократизм» буржуазных армий, дающий возможность «хорошо заработать». Пираты психологической войны хотели бы лишить классовых чувств, патриотической гордости, приверженности к возвышенным идеалам нашу студенческую молодежь, наших рабочих и воинов. Учитывая особую тягу молодежи к искусству, литературе, музыке, спорту, пропагандистские центры делают ставку на ходовой шлягер, кинобоевик, литературный комикс, миф о супермене от спорта и т. д.

Молодежь нетерпелива. И это учитывают пропагандисты с Запада. Они стараются приковать внимание, чувства молодежи только к негативным явлениям: неудовлетворенности, неуверенности, неустроенности. Даже если их нет — они придумываются, конструируются, создаются. Поэтому так нужно постоянное, повседневное внимание к молодежи, ее росту, формированию, идейной закалке.

Время, как ветер, двигает волны поколений, сменяющих друг друга. Они проходят, бурля и пенясь, а океан остается океаном… Он — общий сплав единства и революционных поколений. Его единство в главном: в общности и преданности революционным идеалам, коммунистическим идеям и целям. Различие лишь в одном: в получении молодыми советскими людьми небывало больших возможностей для всестороннего развития, чем имели их предшественники.

Поэтому воспитатели, проявляя постоянную заботу о том, чтобы даже отдельные молодые люди не попадали под чуждое влияние, не только выражают естественное стремление оградить сознание человека от враждебных идей, но видят в этом своеобразную школу постижения классовой зрелости, политической закалки. Когда утверждается в целом верный тезис о том, что нынешние молодые люди не прошли должной школы классовой борьбы, здесь должна быть сделана оговорка. Классовая борьба как выражение противоборства двух систем нередко и непосредственно касается конкретного человека: когда ему нужно дать точную политическую оценку события; верно, на основании классового критерия отнестись к произведению литературы, искусства; проявить непримиримость к чуждым нравам и взглядам. Методологически важно, чтобы восприятие коммунистических идей молодежью сопровождалось приобретением умения аргументированно критиковать чуждые взгляды, понимать их социальную реакционность и опасность.

В буржуазных радио- и телепередачах одна из главных тем — свобода молодежи в выборе жизненных путей на Западе. Сочные рассказы о преуспевших, достигнувших, поднявшихся… Примеры о владельцах шикарных коттеджей, яхт, коллекций. Сколько расточается елея, курится фимиама в адрес молодежи! Но главного шептуны у микрофонов западного радио не скажут. Не скажут, что лишь ничтожно малая часть молодежи может продолжить образование в вузах из-за непомерно высокой платы. Например, во Франции, наиболее благополучной в этом отношении стране, число студентов — детей трудящихся — лишь 8 %. В ФРГ каждый третий безработный — моложе 25 лет. Почти половина самоубийств в европейских странах капитала приходится на молодежь, которая идет на «бегство от жизни» в силу неустроенности, бесперспективности бытия, пустоты духа. Таких примеров множество. Но какое дело до них ЮСИА, ЦРУ, другим подобным организациям и учреждениям!

Советским людям старшего поколения, воспитывая у молодежи непримиримость к любым чуждым влияниям, следует видеть особенности конкретного момента, актуальные задачи общества, коллектива в данной ситуации, находить наиболее действенные формы пропаганды и агитации. Передача опыта классовой борьбы старших поколений должна сопровождаться постоянным учетом новых обстоятельств и возникающих задач. Именно на это указывал В. И. Ленин: «Нередко бывает, что представители поколения пожилых и старых не умеют подойти, как следует, к молодежи, которая по необходимости вынуждена приближаться к социализму иначе, не тем путем, не в той форме, не в той обстановке, как ее отцы»81. Ленинская мысль требует учитывать изменения в потребностях и интересах молодежи, уровне образованности и культуры.


81 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 30, с. 226.


Дифференциация идеологической борьбы означает вместе с тем «уточнение» не только конкретного адресата, но и содержания идеологического влияния, исходя из тех изменений, которые происходят в духовном облике советского молодого человека. Буржуазный мир кровно заинтересован в том, чтобы у нового поколения не было «иммунитета» к восприимчивости индивидуализма, к политической индифферентности, меркантилизму, мещанскому равнодушию. Наши классовые противники прилагают немало усилий, пытаясь повлиять на умы молодежи в социалистических странах. Они прикрываются маской «друзей молодежи», стремятся затянуть в свои сети политически неустойчивых, неопытных молодых людей, притупить их классовую, революционную бдительность лживыми рассуждениями буржуазно-либерального толка, стараются разжигать националистические настроения, ищут отщепенцев, падких на легкую жизнь.

Повышение эффективности наших идеологических воздействий, усиление противодействия буржуазной пропаганде не может быть достигнуто без постоянного изучения особенностей в «человеческом материале» — главном объекте идеологических влияний. Приведем некоторые из этих особенностей.

Ныне молодые люди, как правило, несколько позднее вступают на путь непосредственной трудовой деятельности. Наши социальные завоевания, которыми мы все гордимся, уже существовали, когда послевоенные поколения включились в трудовую жизнь. Поэтому не все хорошо знают, не могли в полной мере почувствовать, какой ценой достигнут нынешний уровень развития советского общества. Есть особенности и другого рода. В последние годы (и на этот факт неоднократно указывали советские исследователи) заметно усилилась тенденция роста рациональных элементов в сознании. Потребность в приобретении новых знаний, политическом образовании, некоторые тенденции «технизации» жизни, рост потока различной информации привели к тому, что объем усваиваемых знаний в последнее десятилетие увеличился вдвое. Возросла роль научных абстракций в познании, все шире применяется математический аппарат в самых различных сферах деятельности и науках. Это вызвало ускорение развития интеллектуальных способностей людей, то есть рациональной стороны сознания.

Известно, что огромное место в научно-технической революции занимает развитие теоретического знания, совершенствование способов, и методов его изучения. В быстро растущем объеме знания широко отражаются мировоззренческие установки различных политических систем, классов, социальных групп. Анализ процессов идеологической борьбы, конкретных акций идеологического противоборства между двумя различными социальными системами приводит к выводу, что ныне в борьбе идей большое место занимают теоретические вопросы. Не ослабляя воздействий на область общественной психологии, чувства людей, буржуазная пропаганда особый упор делает на проникновение в интеллект человека, выражающий прежде всего рациональную, теоретическую сторону его сознания. Методология науки, социальный прогресс, проблемы мирного сосуществования, будущее человечества, военная история и множество других вопросов теоретического характера подвергаются самой различной оценке и подходу. В идеологической борьбе как явлении классовом ныне объем противодействий, противоборств в теоретической области заметно возрос. Это требует с нашей стороны усиления аргументации критики буржуазных идеологических концепций, показа их несостоятельности в научном плане и ущербности, реакционности в социально-политическом отношении.

Но в сознании не менее важное значение имеет и другая сторона — чувственная, эмоциональная. Есть доказательства, что она в ряде случаев «отстает» от развития интеллекта. Это своеобразное «горе от ума», противоречие не надуманное, но и не новое. Взгляд в прошлое сквозь толщу лет дает возможность сделать вывод, что во все времена революционного развития науки, техники рациональная сторона сознания как бы опережала чувственно-эмоциональную. В свое время А. М. Горький заметил по этому поводу, что развитие человека с некоторой поры идет криво — развивается ум наш и игнорируются чувства. Это временное, возможное отставание объясняется, таким образом, гносеологическими причинами. Некоторая диспропорция между чувственным и рациональным есть момент диалектического становления сознания, показатель неравномерности его развития.

Преобладание рационального элемента в сознании может иногда выражаться в сухости или даже эгоистической расчетливости. Превалирование же чувственных элементов без устоявшихся жизненных знаний может придать сознанию оттенок импульсивности, возможность значительных эмоциональных колебаний, порывов, не всегда достаточно продуманных и контролируемых. С годами соотношение рационального и чувственного становится более гармоничным. Но какое это имеет непосредственное отношение к воспитанию, вопросам идеологической борьбы?

Главный вывод из рассмотренных особенностей развития нынешнего молодого поколения заключается в необходимости усиления чувственного, эмоционального воспитания. Без сопереживания получаемых знаний, опыта трудно рассчитывать, чтобы растущий поток информации «как надо» переплавлялся, трансформировался в личные убеждения. Знания, не согретые теплом возвышенных, благородных чувств, могут при определенных условиях стать и фальшивой драгоценностью. Поэтому не случайно в последние годы в нашей стране много сделано для того, чтобы непосредственно приобщить молодых людей к возвышенному, героическому, с тем чтобы затронуть самые сокровенные струны чувств. Для этого мало, к примеру, одного телевидения, хороших книг, лекций. Нужно более непосредственно влиять на чувства людей с помощью ритуалов, обычаев, традиций революционного, героического содержания, чтобы конкретные идеи патриотизма, интернационализма, верности своему долгу стали «материальной силой». Их важно соединить, слить с личными переживаниями, чувствами молодого человека, конкретным практическим делом, с тем чтобы эти идеи как бы проросли в сознании, стали внутренними убеждениями.

Все эти особенности важно учитывать как в работе с личным составом частей и кораблей, так и с молодежью, готовящейся к службе в Советской Армии и на Флоте. Пропагандист, агитатор, партийный и комсомольский активист имеет на своем вооружении основное средство воздействия — слово, основной метод — убеждение. Высокая партийность, ясная мысль, стройная логика, четкая система аргументов, злободневность темы — вот наиболее характерные черты лекции, беседы, выступления пропагандиста, агитатора.

Успех в коммунистическом воспитании советских людей, в борьбе с буржуазным влиянием достигается путем осуществления комплексного подхода в этой деятельности. Единство идейно-политического и нравственного воспитания, систематичность идеологических воздействий, их высокое качество, участие в идеологической работе руководящих работников позволят успешно решить задачи, поставленные партией в идейно-воспитательной области, в том числе и в сфере идеологического противоборства с классовым противником. При этом важно умело использовать весь богатый арсенал идеологических средств, которым располагает социалистическое общество. Это не только книга, журнал, радио, телевидение, кино, другие мощные инструменты воздействия на сознание людей, но и многочисленные формы, методы, если так можно выразиться, «локального» значения: беседа, личный пример, разъяснение, убеждение, показ яркого социального, политического факта. Именно такая работа делает действенным воспитание советской молодежи, наших воинов, привитие им «иммунитета» невосприимчивости к враждебным воздействиям.