Глава первая

Общественное сознание как арена идеологической борьбы


...

Сознание личности — эпицентр духовного противоборства

Идеологическое воздействие, направленное на определенную общность людей, в конечном счете оказывает влияние и на каждого конкретного человека в отдельности. Но при этом в мире нет и двух совершенно одинаковых людей. Даже близнецы, похожие один на другого лицом, имеют разные характеры, психофизиологические, нравственные, социально-психологические черты. Каждая личность неповторима, в своем роде уникальна. В то же время при всей специфичности духовного мира каждого человека, его сознания личность, индивид — продукт общественного развития. В одном из своих ранних произведений К. Маркс писал: «Индивид есть общественное существо. Поэтому всякое проявление его жизни — даже если оно и не выступает в непосредственной форме коллективного, совершаемого совместно с другими, проявления жизни, — является проявлением и утверждением общественной жизни»25. Все главные черты, характеризующие сущность личности и ее сознание, являются сколком с общественного бытия, отражением социальной среды ее существования.


25 Маркс К., Энгельс Ф. Из ранних произведений, с. 590.


Личность — каждый конкретный человек как носитель определенных общественных качеств и индивидуального сознания. Наряду с качествами, которыми обладает подавляющее большинство людей, качествами общечеловеческими — способность к труду, общению, мышлению, — личность имеет и качества, которыми ее наделил конкретный класс (мировоззрение, убеждения, определенные социальные чувства), и черты, присущие только ей. Эти черты могут характеризовать личность с учетом профессиональной квалификации, уровня культуры, творческих способностей, увлечений, степени культуры, особенностей характера, волевых качеств.

Определенная совокупность политических, нравственных, социальных качеств характеризует конкретный тип личности. Так, для социалистического типа личности присущи такие черты, которые не могли появиться и утвердиться у личности антагонистических формаций. Господствующие в обществе производственные, национальные, социальные отношения, сложившийся образ жизни, духовная культура и идеология оказывают решающее влияние на формирование личности, ее различных черт и особенностей. Поэтому в основном, главном советские люди обладают общими чертами, присущими социалистическому типу личности: коллективизмом, преданностью коммунистическим идеалам, гуманизмом, советским патриотизмом и интернационализмом, непримиримостью к враждебному, революционным складом характера и другими. Этими качествами не могут обладать люди, воспитанные в буржуазном обществе, где человек человеку — волк. Однако нельзя умолчать и о том, что у отдельных личностей при социализме могут существовать и проявляться антиобщественные черты, негативные склонности, моральные аномалии, изъяны в сознательности. Почему это происходит?

Дело в том, что наряду с господствующими в социалистическом обществе отношениями, образом жизни и идеологией в нем могут проявляться остатки «уцененных» историей отношений, пережитков прошлого, враждебных влияний буржуазной морали и т. д. Ведь личность существует не только в коллективе, она живет и сама по себе, в своей семье. Как показывает опыт, социальная практика, еще нередко микросреда личности отстает от общественного бытия, социальной среды общества. В неблагополучную микросреду обитания чаще проникают чуждые влияния, ослабляющие те качества, которыми сильны советские люди.

Индивидуальность каждой личности зависит и от неповторимых обстоятельств судьбы человека, от объема, содержания и характера его социального опыта, специфических условий обучения и воспитания. Личные моменты нередко объясняют «необъяснимые» зигзаги в поведении индивида, «странности» человека и т. д. Справедливое утверждение, что «у нас сформировался новый человек», правильно подчеркивает общее, общественное, но отнюдь не всегда личностное.

Индивидуальность личности наряду с действием вышеназванных факторов обусловливается и степенью ее активности, степенью усвоения общественного опыта, что социологи обычно называют социализацией человека. Каждая личность обладает индивидуальной избирательностью при усвоении классового, производственного, семейного, национального опыта. Все это в совокупности определяет богатство черт личности, ее сложность и неповторимость. Этих черт очень много. В «Словаре русского языка» С. И. Ожегова, насчитывающем свыше 57 тыс. слов, около полутора тысячи выражают различные грани, свойства личности. Вместе с тем следует заметить, что, в конечном счете, не индивидуальность определяет социальный тип личности. «Личные исключения из групповых и классовых типов, конечно, есть и всегда будут. Но социальные типы остаются»26,— писал В. И. Ленин.


26 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 207.


Рассматривая личность в контексте идеологического противоборства как объект воспитания и самовоспитания, следует видеть ее познавательные, коммуникативные способности, а также способности к социальному общению. Познавая окружающий мир, человек воспринимает бесконечное богатство социальной действительности, усваивает из поступающей к нему информации то, что вызывается классовой необходимостью, требованиями коллектива, воспитателя, собственными устремлениями. Целенаправленное познание, политически и идеологически четко определенное, формирует активный склад социалистического типа личности. При этом важно, чтобы личность обладала соответствующим «кодом» избирательности информации, выражающейся в четкой мировоззренческой позиции человека.

Коммуникативные способности выражают возможности личности передавать, воспринимать, извлекать нужную информацию в процессе становления, способность обогащаться в ходе социальных, нравственных контактов, общений. А они могут проявляться во внушении, убеждении, заражении, подражании и т. д.

Сознанию личности присущи многие основные черты общественного сознания. Вместе с тем оно имеет и свою специфику. Глубина проникновения в реальную действительность, способность откликаться на запросы потребностей жизни позволяют выделить такие компоненты индивидуального сознания, как чувственный, рациональный и волевой. Конечно, эти компоненты не исчерпывают всего богатства сознания личности, но они выражают главное, основное.

Чувственный компонент индивидуального сознания включает в себя богатейший спектр различных эмоций, а также других элементов первичного сознания. В чувствах личности с большей непосредственностью и силой, чем на теоретическом уровне, выражаются одобрение или неодобрение, симпатии или антипатии, радость или гнев, удовлетворение или недовольство. В чувственном компоненте индивидуального сознания проявляются эмоции различного содержания, направленности и социального звучания.

Простейшие чувства выражают непосредственное оценочное отношение к происходящему, свершившемуся. Их можно назвать ситуативными чувствами. Они возникают в процессе жизни, работы человека, службы воина, его общений (радость и восхищение, гнев и негодование, сочувствие и сожаление, заинтересованность и беспокойство и т. д.). При помощи этих чувств, своеобразного эмоционального барометра, воин чутко реагирует на колебания тех многочисленных связей между людьми, которые лежат как бы на поверхности. Ситуативные чувства подвижны и в своей совокупности характеризуют настроение личности, ее морально-психологическое состояние. Они являются тонким инструментом умонастроений личности. Без знания настроения личности иногда бывает трудно быть уверенным в решении той или иной конкретной задачи воином. Командиры, политработники имеют большие возможности формирования у людей настроения энтузиазма, оптимизма, уверенности, бодрости, используя богатый арсенал способов морально-психологического воздействия на чувства людей. А это очень важно, ибо оптимистическая эмоциональная «платформа» весьма способствует более глубокому усвоению политических лозунгов партии, ее призывов, созданию атмосферы соревновательности и социальной активности. Буржуазная пропаганда также пытается использовать эту особенность сознания, полагая, что для усвоения ее идей нужно эмоционально расположить человека, создать благоприятную почву в сфере чувств.

К другой группе относятся чувства интимного переживания личности, чувства любви, дружбы, преданности, привязанности, верности, неприязни и т. д. Речь идет о чувства личности по отношению к другим людям, событиям, конкретным жизненным ситуациям. Советская Армия как специфический социальный институт в силу своего характера функционирования, своей социально-политической сущности рождает и развивает особую потребность в личной дружбе, особенно в боевых условиях. Большое место в индивидуальном сознании занимают чувства боевой дружбы и товарищества, морального переживания. Чувства интимного переживания нередко становятся очень важной составной частью мотивов нравственных решений, морального выбора.

Следует выделить еще одну группу чувств, сложных по своему содержанию, устойчивых и имеющих огромную значимость для мотивации, оценки реального поведения личности. Это чувства общественного переживания, являющиеся по своему содержанию в значительной мере чувствами морально-политическими. Чувства патриотизма, интернационализма, коллективизма, солидарности, ненависти к врагу сложны по своей структуре, генезису и содержанию. В них эмоционально отражается и отношение к явлениям большого социального звучания. Чувства общественного переживания представляют по своему содержанию сплав сугубо личного и общественно значимого. Если ситуативные и в известной мере чувства интимного плана подвижны, динамичны, то чувства общественного переживания характеризуют наиболее устойчивое, стабильное эмоциональное отношение человека к явлениям действительности. Это патриотические чувства воинов по отношению к социалистической Родине, армии, своим товарищам, братьям по оружию. Чувства общественного переживания в известном смысле представляют своеобразное эмоциональное мышление, так как они несут в себе рациональный момент — сознание данной конкретной связи через призму соотношения личного и общественного.

В условиях воинской службы человек, как ни в одной сфере деятельности, ставится обстановкой, ситуацией, спецификой ратного труда в состояние необходимости жестко контролировать свои чувства: подавлять отрицательные, сдерживать непосредственные, стимулировать положительные. Чувства позволяют личности составлять эмоциональное представление о самых сложных вопросах бытия, войне, классовом противнике, как бы эмоционально обеспечивая становление рациональных суждений. Именно об этой роли чувств и эмоций писал В. И. Ленин, отмечая, что без эмоций «никогда не бывало, нет и быть не может человеческого искания истины»27.


27 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 25, с. 112.


Некоторые из моральных и иных качеств личности воина выражаются преимущественно на уровне эмоциональном. Однако чувственные проявления не свободны от рационально-теоретической стороны индивидуального сознания, которое может усиливать или гасить некоторые чувства, менять направление их выражения и интенсивность. Об этом писал К. Маркс, когда подчеркивал, что у мыслящего совесть иная, чем у того, кто неспособен мыслить28.


28 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 6, с. 140.


Вместе с тем чувственный комплекс сознания личности еще не может обеспечить полное проникновение в сущность явлений. На уровне чувств нельзя глубоко осознать социальные потребности, цели и средства их достижения. В действительности чувственные компоненты сознания тесно переплетаются, взаимообогащают друг друга элементами рациональными, которые выступают в форме принципов, норм, категорий, идеалов, идей о должном и сущем, личном и общественном. Рациональные элементы более устойчивы, в них четче выражена классовая направленность. Если в чувственных элементах индивидуального сознания больше общечеловеческого, то в рациональных — классового, политического. Например, оценка агрессивной войны в чувственной форме носит преимущественно характер морального возмущения, негодования, эмоционального осуждения. Рационально-теоретическая оценка по сравнению с чувственной вскрывает глубинные связи, закономерности, причины и выносит глубокое, обоснованное суждение.

Доминирующая роль рациональных элементов сознания выражается и в том, что именно эти элементы способны контролировать и ориентировать в нужном направлении чувства, эмоции. В одном случае сдерживать их (проявление страха, неуверенности), в другом — стимулировать (ненависть к врагу, преданность своей Родине и т. д.).

Знание диалектики чувственного и рационального в индивидуальном сознании дает возможность в методологическом плане видеть пути совершенствования идейного воспитания советских людей, наших воинов, в частности, путем усиления сопереживания идей, знании, без чего они не могут превратиться в убеждения. Если чувства воспитываются всем образом жизни, традициями, укладом различных сторон советской действительности, то рациональная сторона индивидуального сознания формируется главным образом познанием важнейших положений марксистско-ленинской идеологии, внесением в сознание личности необходимых идей, предопределяющих ее социальную ориентацию. Такая личность практически неподвластна враждебным влияниям. Буржуазные идеи здесь бессильны.

В последние годы заметно усилилась тенденция роста рациональных элементов в сознании. Потребность в научных знаниях, политехническом образовании, тенденции «технизации» жизни, увеличение потока информации привели к тому, что объем усваиваемых знаний в последнее десятилетие возрос вдвое. Люди сегодня пользуются несравненно большей информацией в самых различных областях знания, чем раньше. Возросла роль научных абстракций в познании, все шире применяется математический аппарат в различных сферах деятельности. Это вызвало ускоренное развитие интеллектуальных способностей людей, то есть рациональной стороны сознания вообще. Буржуазные пропагандисты учитывают эту особенность сознания и стремятся утолить «эмоциональный голод» людей продукцией, вызывающей переживания, волнения, страсти (сенсации, комиксы, фильмы ужасов и т. д.).

Вместе с тем в сознании не менее важна и чувственная сторона, которая в своем развитии в известном смысле отстает от рациональной. Развитие человека с некоторой поры идет криво — развивается ум наш и игнорируются чувства, отмечал по этому поводу еще А. М. Горький. Возможное отставание вызвано гносеологической природой и механизмом соотношения чувственного и рационального, но обусловлено и социальными причинами. Эта известная диспропорция между чувственным и рациональным есть момент диалектического становления сознания, показатель неравномерности его развития. Соответствие уровня развития чувственной и рациональной сторон сознания является одним из важнейших показателей его цельности.

Следует в то же время заметить, что индивидуальное сознание может проявляться и как самосознание, то есть осознание себя личностью, своего места в жизни и отношения к обществу, классу, коллективу. Сознание, в сущности, есть знание обо всем другом, кроме себя, а самосознание — знание человека о самом себе. Самосознание, говоря словами Гегеля, подобно свету, освещающему себя изнутри. В самосознании выражается способность личности критически оценивать себя, осуществлять самоконтроль, самоприказ, самовнушение, самовоспитание. Здоровое самосознание создает хорошую внутреннюю основу совершенствования личности. Однако в буржуазной философии эта грань сознания рассматривается преимущественно через призму фрейдизма, стремления показать человека как иррациональное существо, которому чужды ценности, создаваемые для человека социалистическим обществом.

Индивидуальное сознание бывает лишь тогда действенным, активным, когда оно сочетает в себе единство рационального, чувственного и волевого. В волевом компоненте сознания выражается синтез разума и эмоций, способный превратить идею в дело, мысль в практический поступок. Власть человека над собой — это и есть воля. Без нее немыслимо достижение возвышенных целей. Вот почему наша партия, подчеркивая необходимость воспитания сознательности, большое внимание обращает и на формирование у советских людей готовности, воли и умения строить коммунизм. Человек безвольный обычно поддается обстоятельствам, не решается сделать нужный верный шаг. А если и решит его сделать, то ищет повод, чтобы отложить это на завтра, на потом… Каждый человек силен тогда, когда может побороть свои слабости, ибо собственное бессилие так же опасно, как и чужая сила. Еще выдающийся русский педагог К. Д. Ушинский писал, что воля наша, как и мускулы, требует тренировок, упражнений, работы. Человек доброй воли умеет добиться, умеет отказаться, умеет остановиться, умеет подчиниться. Знания человеку позволяют быть компетентным, чувства — благородным. Воля дает возможность убеждениям, помыслам, намерениям превратиться в дело, поступки, поведение. Воля — это двигательная сила сознания личности.

Таким образом, индивидуальное сознание способно с различной глубиной отражать действительность. В связи с этим оно также обладает двумя уровнями: рациональным и чувственным. Современному человеку, говоря словами А. Блока, доступны «и жар холодных числ, и дар божественных видений», свойственны глубоко интеллектуальное проникновение в суть загадочного бытия и прекрасные эмоциональные взлеты. Однако весь механизм психологической войны империализма стремится максимально снизить все возвышенное в человеке, ограничить его мир меркантильными интересами, лишить высоких идеалов и стремлений. В документах, инструкциях буржуазной пропаганды человек, личность — всего лишь пассивный объект воздействия, объект манипулирования его сознанием.

Степень зрелости индивидуального сознания советского человека, его противоположности буржуазным ценностям определяется, в конечном счете, готовностью и способностью личности сознательно подчинить свои интересы общественным целям. В повседневной жизни уровень зрелости сознания личности социалистического типа обнаруживается в отношении человека к своему долгу, служебным обязанностям, общественным ценностям, традициям, будущему. И особенно рельефно — в степени непримиримости к чуждым влияниям, враждебным действиям, замыслам, стремлениям.

Таким образом, общественное и индивидуальное сознание весьма сложно как по структуре, так и по своему содержанию. Являясь субъектом социального творчества, оно вместе с тем выступает и объектом различных воздействий, нередко негативных. Негативные влияния в духовной сфере часто исходят от пропагандистского аппарата империализма, располагающего разветвленной сетью пропаганды, внушительной машиной психологической войны. Не обладая истинными идеями, буржуазные идеологические органы особую ставку делают на воздействия в области обыденного сознания, и прежде всего общественной психологии. Сложилась система диверсионной, подрывной деятельности империализма в области общественного сознания, которая получила название психологической войны.