Глава четвертая

Механизм и методы психологической войны

В начале 80-х годов резко возросла агрессивность политики империализма — и прежде всего американского. Это вызвало определенные изменения в содержании, стратегии и тактике психологической войны. Она превратилась в элемент государственной политики с соответствующими органами, центрами, долгосрочными замыслами и техникой их исполнения. По существу, можно говорить о сложившемся механизме психологической войны с его различными элементами, выражающими как ее организационную сторону, содержание, так и методы ведения.

На Западе существует немало исследовательских центров, разрабатывающих стратегические концепции психологической войны, приемы их реализации в действительности. Психологические операции, проводимые этими центрами, рассматриваются как инструмент духовного давления на социалистический мир в периоды, определяемые состояниями или разрядки, или «холодной войны». Профессор Н. Чомски опубликовал в английской газете «Гардиан» в июне 1981 г. статью «Зачем нужна „холодная война“», в которой утверждает, что психологическая война является важным элементом государственной политики капиталистических стран, с вполне сложившимися чертами и функциями. Психологическая война, пишет автор, атрибут «холодной войны». А последняя является «великолепным способом мобилизации населения на поддержку агрессивной и интервенционистской политики». Автор показывает, что психологическая война имеет свои каноны, свой механизм, свою технику.

Вся деятельность органов и центров психологической войны все более координируется, идет ли речь о системе Диверсий или какой-либо новой шумной антисоветской кампании в средствах массовой информации. В. И. Ленин еще более шестидесяти лет назад мудро подметил: «Это один хор, один оркестр. Правда, в таких оркестрах не бывает одного дирижера, по нотам разыгрывающего пьесу.

Там дирижирует международный капитал способом, менее заметным, чем дирижерская палочка, но, что это один оркестр — это из любой цитаты вам должно быть ясно»71.


71 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 43, с. 139.


Стратегия и тактика психологической войны

Современные операции психологической войны планируются в самых высоких эшелонах политической власти США и НАТО. Общие принципиальные установки, формулируемые в Белом доме, составляют концептуальную схему психологической войны, ее стратегию.

Доктрина Трумэна72, родившаяся в 1947 г., провозгласила «бескомпромиссную борьбу со всем, что находится за железным занавесом». По сути, это была стратегия тотальной «холодной войны», в которой психологическим средствам придавалось особое значение. В 1957 г. доктрина Эйзенхауэра призывала придерживаться стратегии «отбрасывания коммунизма». В этой концепции прослеживается вынужденное признание изменения соотношения сил не в пользу империализма. Делается особый акцент на «наведении мостов» с целью «разрыхления» социализма изнутри. Доктрина Никсона 1969 г. предусматривала усиление борьбы с коммунистической идеологией. Причем имелось в виду вести эту борьбу не только против СССР и других социалистических стран, но и в странах всех регионов мира. Президент Картер в конце 70-х годов попытался в своей доктрине сделать акценты на общечеловеческие элементы: гуманизм, права человека, его свободы, рассчитывая ослабить реальный социализм нравственно, духовно, стремясь подорвать у народов социалистического содружества приверженность его ценностям. Президент Рейган, игнорируя сложившиеся реальности, призвал в своей доктрине к «крестовому походу» против социализма, коммунизма, марксистско-ленинской идеологии. Исходя из химерических, несбыточных надежд, он, по существу, объявил неограниченную идеологическую, психологическую войну против нового мира. Естественно, эти доктринальные классовые установки руководящей верхушки империализма накладывают решающий отпечаток на стратегию и тактику психологической войны.


72 Обычно на Западе доктриной называют ядро, кредо политической линии правящей администрации, партии, сообщества.


Стратегия психологической войны империализма выражает и формулирует ее долгосрочные цели и пути их достижения. Глобальной целью империализма наших дней является достижение всестороннего превосходства над реальным социализмом как наращиванием военной мощи капиталистических государств, так и максимальным ослаблением СССР и его союзников. Президент Рейган, выступая в июне 1982 г. в Лондоне, во время вояжа в Европу, по существу, призвал к неограниченной конфронтации с Советским Союзом. Он дал санкцию на широкое использование экономических, политических, идеологических средств и военного давления в надежде так деформировать социалистическую систему, чтобы она «устраивала» империализм.

Современное содержание психологической войны империализма полностью отражает политические цели правящих кругов США. Психологическая война призвана, по мысли этих кругов, максимально дискредитировать реальный социализм, лишить его привлекательности, ослабить духовно, отнять у людей веру в историческую перспективу. Эта стратегическая установка носит долгосрочный и глобальный характер. Ее творцов мало смущает то обстоятельство, что все предыдущие доктринальные концепции не принесли им желаемых результатов. Они не хотят понять, что плоды идеологической борьбы зреют не в соответствии с субъективными пожеланиями тех или иных лидеров буржуазного мира или правящего империалистического клана. На ход и исход идеологической борьбы оказывают влияние прежде всего объективные закономерности общественного развития, неумолимая логика социального прогресса.

Для современной стратегии психологической войны империализма против социалистических стран присущ ряд особенностей. Первая особенность связана с ярко выраженной милитаристской направленностью ведения психологической войны. В какие бы миротворческие одежды буржуазная пропаганда ни рядилась, к какому бы пацифистскому камуфляжу она ни прибегала, ее суть остается милитаристской, агрессивной, воинственной. Простой анализ содержания буржуазных радиопередач, предназначенных для слушателей социалистических стран, свидетельствует о том, что с начала 80-х годов объем милитаристской тематики возрос почти вдвое. Проповедь культа силы, «права» Америки быть первой, необходимости «отразить угрозу Москвы» является лейтмотивом основной части пропагандистских материалов.

Вторая особенность стратегической концепции психологической войны наших дней связана с идеей «кризиса мирового социализма». Президент США почти в каждой своей речи сообщает об «умирании марксизма», «утрате исторической перспективы социализма», «глубоком кризисе ленинизма» и т. д. Желаемое он пытается выдать за действительное. Люди, подобные нынешнему президенту США, критикуя, отвергая, понося марксизм, не имеют о нем серьезного представления. К. Маркс, встречаясь с подобной «критикой», обычно восклицал: «О, если бы эти люди хотя бы читать умели!»73. Крича о «кризисе социализма», они сами себе противоречат; с одной стороны — «кризис», а с другой — «факты беспрецедентного наращивания мощи Советов». Разве при кризисе можно становиться сильнее и вызывать такую озабоченность у «оппонентов» марксизма?! Однако нелогичность таких высказываний мало тревожит этих господ. Идея «кризиса» в психологической войне им нужна как дискредитирующий штамп.


73 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 38, с. 109.


Третья особенность стратегической концепции психологической войны выражает стремление правящих кругов США и НАТО переходить, где только можно, к более активным наступательным подрывным действиям. С целью ослабить пропагандистское, идейное воздействие советских внешнеполитических акций ЮСИА организовало проведение широкого комплекса мероприятий, которые предназначены для того, чтобы максимально ослабить влияние реального социализма и его идеологии. В многочисленных инструкциях и указаниях, направляемых из Вашингтона органам, центрам и организациям, которые ведут психологическую войну, предписывается все делать для того, чтобы опровергать, ослаблять, нейтрализовать влияние социалистической информации, коммунистических идей, практических миролюбивых шагов социалистических стран.

В рамках антисоветской программы «Истина» налажен, например, выпуск регулярных инструктивных бюллетеней «Предупреждение о советской пропаганде», «Америка сегодня», других материалов, рассылаемых в американские посольства и в отделения и пункты ЮСИА за границей. Принятая в феврале 1983 г. программа «Демократия», по существу, выражает новые стратегические установки США в психологической войне против социалистических стран. В распространенном меморандуме говорится, что «проект „Демократия“» должен обеспечить достижение двух стратегических целей: во-первых — всячески «опровергать советскую пропаганду и показывать миру ту опасность, которая исходит из Москвы», во-вторых — «изображать США и их политику как оплот мира и свободы, защитника от мирового коммунизма». По существу, эти цели, сформулированные в проекте, представляют собой стержень нынешней доктрины психологической войны американского империализма.

С 9 сентября 1981 г., когда Рейган поставил свою подпись под директивой о введении в действие «проекта „Истина“», а затем и «проекта „Демократия“», эта программа массированного антисоветизма реализуется полным ходом. Хотя Белый дом, госдепартамент, ЮСИА, ЦРУ публично о проекте говорят редко, имеется немало свидетельств того, что стратегической установке на ужесточение психологической войны уделяется первостепенное внимание. Сам характер акций психологической войны продолжает существенно меняться: усиливается подрывная деятельность, имеющая мало общего с идеологической борьбой.

В соответствии со стратегической концепцией строится и тактика психологической войны. Для нее характерны высокая степень избирательности воздействий, быстрая перестройка аргументации в зависимости от меняющейся обстановки, комплексное применение различных методов и приемов психологической войны, концентрация усилий на том или ином объекте, конкретной дате, регионе, социальной группе и т. д. Основное содержание тактики психологической войны определяется директивными указаниями ЮСИА, ЦРУ, госдепартамента, различных спецслужб. Воинские подразделения психологической войны, так же как и государственные органы внешнеполитической информации, в условиях роста международной напряженности, усиления агрессивных приготовлений НАТО руководствуются специальными наставлениями Пентагона. Например, только на основании опыта войны в Корее в Вьетнаме в американской армии приняты устав М-16-100 (по идеологической обработке своих солдат и солдат противника), устав М-35-5 (психологические операции), наставления АР-365-5 и АР-355-6 (морально-политическая информация личного состава), наставление АР-360-91 (о способах морально-психологического воздействия на сознание людей) и др.

Особенно наглядно тактика психологической войны империализма проявила себя во время кризиса в Польше. По указаниям из ЦРУ и ЮСИА была осуществлена концентрация подрывных сил и средств против ПНР. Согласно этим указаниям, например, семь западных радиостанций стали вести массированные диверсионные передачи против Польши (в общей сложности 38 часов в сутки). «Свободная Европа», «Голос Америки», Би-Би-Си удвоили количество передач на ПНР. Вновь вышла в эфир радиостанция «Франс интер», которая несколько лет назад прервала передачи на польском языке. Возросло количество подрывной, провокационной литературы, нелегально ввозимой в страну.

В тактике психологической войны рельефно проявился ряд специфических черт. Работники подрывных центров на Западе, например, стали широко инструктировать антисоциалистические группы в Польше. Эти инструктажи, осуществляемые по радио и с помощью указаний и «советов», засылаемых на воздушных шарах, листовок, печатаемых нелегально в стране, предписывали, каким должен быть характер действий антисоциалистических сил, время проведения соответствующих акций, маршруты демонстраций, места сбора реакционных сил и т. д. Инструктивные передачи использовались для обучения тактике подпольных действий, экономических и политических диверсий, организации нелегальной печати, правилам конспирации. Давались советы, как придать политический характер забастовкам, манифестациям, как действовать молодежи в вузах, школах, на предприятиях.

Предписания органов психологической войны, окопавшихся на Западе, охватывали тактику организации нелегальных структур «Солидарности», координации действий антисоциалистических сил в различных воеводствах, особенности контрреволюционных, террористических, саботажных действий массового, группового и индивидуального масштаба.

Основное содержание тактики антисоциалистических и подрывных действий в ПНР связано со стремлением не допустить спада общественной напряженности, усилить недоверие к ПОРП, разжигать устойчивые антисоветские настроения, создавать иллюзии выхода из кризиса на путях отхода от социализма и создания строя, основанного на плюрализме политических сил, частной собственности на средства производства. Массированное внесение в сознание сбитых с толку населения, части рабочего класса искаженных фактов, прямой лжи и различных инсинуаций создавало соответствующую обстановку тревоги, неуверенности, податливости антисоциалистическому давлению.

Вот, например, как муссировался тезис отношений ПНР с СССР. «Свободная Европа» (а ее домыслы подхватывали руководители антисоциалистических сил) систематически передавала фальшивые данные о торгово-экономических связях соседних стран. Эти «выкладки» подавались как вымыслы об «экономическом грабеже», «неравноправных отношениях», «односторонних выгодах» для СССР. При этом приводились и приводятся бесчисленные «факты», которых никогда не было и нет в действительности. В то же время члены ПОРП, польские граждане, сохранившие трезвость суждений и классовую мудрость, знают, что СССР оказывал и оказывает огромную экономическую помощь Польше сырьем, оборудованием, технической документацией, продуктами и товарами широкого потребления. Достаточно сказать, что большая часть нефти, потребляемой Польшей, поступает из СССР по значительно более низким ценам, чем на мировом рынке.

Всесторонняя помощь Советского Союза социалистической Польше играет огромную роль в жизни польского народа, которого империалистические диверсанты хотели лишить социализма.

Вся тактика профессионалов психологической войны придерживалась общей стратегической линии Запада: оторвать Польшу от социалистического содружества, расшатать союз братских стран, предельно ослабить реальный социализм. Все частные акции тактического характера предпринимались по указаниям из Вашингтона, натовских кругов и спецслужб западных стран.

Тактика действий психологической войны, примененная империалистами в Венгрии (1956 г.), в Чехословакии (1968 г.), постоянно совершенствуется: она становится более изощренной, осуществляет комплексное воздействие на сознание людей. Над этим работают специальные центры в США и других странах НАТО.

Так, Гуверовский институт при Стэнфордском университете США с начала 80-х годов резко расширил объем и тематику исследований, связанных с разработкой различных аспектов стратегии и тактики психологической войны против социалистических стран. Профессиональные антисоветчики, такие, как профессора Каплан, Карбер, Воссор, Макдональд, Данн, и другие работают над совершенствованием «тактики разубеждения», «духовной эрозии социализма», над приемами «замены ценностей» и выработки «альтернативного мышления» у людей социалистического мира. Над выполнением специальных заказов ЦРУ работает Гудзоновский институт. Он, в частности, разрабатывает вопросы стратегии и тактики психологической войны против социалистических стран. При Колумбийском университете в Нью-Йорке «Институт по вопросам коммунизма» занимается преимущественно проблемами организации психологических операций в связи с конкретными историческими, политическими событиями. Мы назвали лишь малую толику центров, а только в США их существует около 200. Много подрывных центров функционирует в других капиталистических странах. Разработка и осуществление стратегических операций и тактических действий психологической войны подчинены гегемонистскому курсу Вашингтона, натовских кругов, пытающихся изменить направление исторического развития на планете. Психологическая война империализма как духовное подрывное средство расширяет сферу своего воздействия. Для этого используется не только более глубокое проникновение в структуру общественного сознания, но и манипулирование его состояниями. С этой целью осуществляется широкая дезинформация людей, представляющая собой не что иное, как агрессию против человеческих чувств и разума.