Глава восьмая

Психологические операции НАТО в боевой обстановке

Военная доктрина США, претерпевшая в последние годы существенные изменения, была изложена в 1982 г. в секретном документе Пентагона («Директивные указания по строительству вооруженных сил США»). Она исходит из ряда основополагающих предпосылок. В директиве выдвигается глобальная цель: обеспечение одностороннего военного превосходства над социализмом путем наращивания стратегических ядерных сил, милитаризации космоса, укрепления широкого военного альянса империалистических государств, осуществления многочисленных мер военного, экономического, научно-технического характера. Военная доктрина США исходит также из стратегической концепции так называемого «прямого противоборства», предусматривающей готовность ведения не только «ограниченной» ядерной войны, но и «всеобщей», которая может быть продолжительной. В директиве прямо сказано, что приверженность такого рода мышлению и действиям должна создать предпосылки к борьбе на «уничтожение социализма как общественно-политической системы».

Под эту концепцию, естественно, подгоняются все действия военно-промышленного комплекса, военных ведомств, а также аппарата и формирований психологической войны. Считая, что в мирных условиях духовные, идеологические атаки на социализм должны лежать в рамках «концепции страха», ЮСИА, ЦРУ, органы психологической войны, подведомственные Пентагону, ведут массированные кампании устрашения своего противника, населения стран некапиталистического мира. «Наша цель, — заявил президент США в июне 1982 г. в Бонне, — с помощью устрашения предотвратить любую войну». В действительности устрашение осуществляется главным образом для того, чтобы вызвать военный психоз в мире, парализовать волю народов социалистических стран, прогрессивных сил в борьбе за сохранение мира.

Допуская ведение «ограниченной» и «всеобщей» ядерной войны, как и войны с применением обычного оружия, руководители США и НАТО особое место в них отводят психологическим операциям — конкретным акциям по массированной обработке сознания людей с целью подрыва у них воли к борьбе и победе. В основе этих антисоциалистических операций лежат метод устрашения и дезинформационная пропаганда, нацеленные на ослабление и подрыв духовного потенциала социалистических стран, морального фактора их вооруженных сил.

Взгляды руководства НАТО на роль психологических операций в войне

Коммунистическая партия, Советское правительство, делая все для того, чтобы не допустить военного пожара, к которому подталкивают мир безответственные деятели из-за океана, вынуждены учитывать не только характер военных приготовлений НАТО в стратегической, оперативной, технической сферах, но и взгляды руководства этого агрессивного блока на ведение психологической войны в военное время.

Эти взгляды изложены в целом ряде открытых документов, в уставах, наставлениях, предназначенных для военнослужащих войск НАТО, а также для армий каждой капиталистической страны. Основные взгляды на содержание и направленность психологической войны НАТО против реального социализма сформулированы в «Исследовании по вопросам отношений между Востоком и Западом», в документах: «Идеологические и моральные аспекты обороны», «Принципы планирования и ведения психологической войны» в некоторых других. Эти руководящие материалы носят директивный характер для атлантического альянса.

В армии США — ведущей силы НАТО существует около десятка уставов, в которых обобщены различные аспекты ведения психологической войны как в угрожаемый период, так и собственно в ходе боевых действий. Наиболее полно организационные и технические вопросы психологической войны выражены в «Полевом уставе ФМ 31–20 (операционная техника специальной борьбы)» и в «Полевом уставе ФМ 33-1 (психологические операции)». Бундесвер также располагает рядом руководящих документов (типа «Указания по психологической обороне»), разделами о психологической войне в уставах сухопутных войск.

Эти и многие другие материалы ОВС НАТО, а также армий стран — членов НАТО имеют одну общую платформу психологической войны как в мирное, так и в военное время. В концентрированной форме натовские взгляды отражены в полевых уставах США, и суть их сводится к следующему.

Во-первых. Командование должно рассматривать психологические операции как важное самостоятельное средство духовного, морального воздействия на личный состав армии противника и его население в целях содействия выполнению тактической или стратегической задачи. Командование несет ответственность за готовность и способность соответствующих подразделений вести психологические операции против врага. Методы психологической операции должны основываться на дезинформации противника, согласовываться с органами разведки и другими заинтересованными ведомствами.

Во-вторых. Психологическая война ведется на плановой основе, с использованием средств пропаганды и методов психологического воздействия, с тем чтобы изменить намерения и поведение войск и населения противника в соответствии с интересами натовских вооруженных сил. Мероприятия психологической войны ведутся в тесной связи с другими способами воздействия на противника. Меры психологического воздействия сочетаются с акциями экономического, политического, специального значения, воздействующими на психику и волю противника.

В-третьих, Конкретные задачи психологических операций таковы: оказание нужного влияния на население; маскировка планов действий своих войск; организация сопротивления врагу изнутри; воздействие в соответствующем направлении на нейтральные страны; поддержка морального духа своих союзников; противодействие пропаганде противника. В условиях боевых действий, требуют натовские уставы, необходимо делать, упор на демонстрацию боевой мощи и устрашение противника с целью подрыва его способности к, сопротивлению.

В-четвертых, В ходе боевых действий следует учитывать многочисленные факторы, влияющие на успех психологических операций: знание идеологии противника, его культуры, религии, настроений, сильных и слабых мест в моральном духе, национальных особенностей. Для повышения эффективности психологических операций устрашение целесообразно сопровождать заброской специальных подразделений в тыл противника для проведения акций пропагандистского характера. Эти подрывные группы кроме пропаганды должны организовывать акты саботажа и террора с целью сломить волю к борьбе у населения противника и ослабить уверенность его войск в благоприятном исходе ведущейся войны.

Эти положения, изложенные в ряде документов армии США, а также войск НАТО, лишь в общих чертах определяют содержание, организацию, направленность и методы психологической войны империализма в боевой обстановке против армий и населения социалистических стран. Нетрудно видеть, что эти установки не являются принципиально новыми. Они лишь продолжают тот курс и линию психологической войны, которую органы империалистической пропаганды и разведки ведут в мирное время.

Подрывной, антигуманный характер всех этих взглядов и установок совершенно очевиден. Они еще раз подчеркивают принципиальное отличие духовного оружия социализма от средств, которые используют буржуазные духовные диверсанты. Духовное, идеологическое оружие социализма основано на истине, исторической правде. Социализму незачем прибегать к лжи, дезинформации: социальная справедливость, великая правда истории на его стороне. И наоборот, империализм, выражая интересы классов, обреченных временем на уход с общественной арены, неограниченно прибегает к деформации истины, массовой дезинформации, классовой лжи, социальному обману, возведенному в ранг государственной политики.

Взгляды на содержание и характер психологической войны в штабах НАТО формировались под значительным воздействием опыта второй мировой войны, «холодной войны», грязной агрессии США против Вьетнама, а также на основе результатов, получаемых на специальных военных учениях и маневрах. Вскоре после окончания второй мировой войны, как известно, в США был подготовлен под большим секретом план ядерной войны против СССР под кодовым названием «Дропшот». В специальном разделе плана, посвященном духовным аспектам вероломной агрессии, сказано: «Психологическая война может служить весьма важным оружием для внесения раскола и разброда в среду народов СССР, для подрыва его морального духа, внесения смуты и дезорганизации в жизнь страны. Особое внимание следует уделить подрывным операциям в сфере этнических общностей с использованием националистической аргументации…» Подобные планы империалисты не смогли реализовать во второй мировой войне. Однако они продолжали попытки осуществить их во время «холодной войны» и стремятся к этому в настоящее время. Так, «Рэнд корпорейшн», выполняя заказ Пентагона, подготовила в 1982 г. доклад «Этнический фактор в советских вооруженных силах». В этом пространном материале «анализируются» особенности взаимоотношений в многонациональных воинских коллективах Советской Армии и Флота.

На основании буржуазной националистической методологии даются рецепты, как в военное время спровоцировать противоречия и антагонизмы между национальными группами, конфликты между войсками и местным населением. Планировщики из «Рэнд» до сих пор не могут понять того, что при капитализме многонациональность является источником органической слабости, а в условиях социализма — мощным источником силы благодаря единству социальных, политических и духовных интересов. Однако исследовательские центры, как и издания типа «Ю. С. ньюс энд уорлд рипорт», продолжают искать лазейки и каналы для дезинформации и ослабления морально-политического единства советского народа и его армии. Тщетные попытки!

В ходе войны во Вьетнаме особый упор делался на устрашение мирного населения. Подразделения психологической войны армии США стремились максимально повлиять на инстинкт самосохранения, вызвать у населения и войск противника устойчивое состояние страха, неуверенности, обреченности. В данном случае методология устрашения исходит из фрейдистской посылки неистребимости страха, который, если его умело создавать в общественном и индивидуальном сознании, может полностью парализовать рациональную деятельность людей. По Фрейду, человек в конечном счете не может долго противостоять страху: он попадает в его власть и действия его становятся полностью иррациональны122. Подобные состояния, по мысли теоретиков психологических операций, не могут позволить командованию противника осуществлять сколько-нибудь значительные военные акции наступательного характера.


122 См.: Фрейд 3. Страх. М., 1927.


Однако действительность была иной. Уверенность в справедливом характере освободительной, антиимпериалистической войны оказалась силой более значительной, чем все коварные приемы американской военщины, рассчитывавшей забраться в самые темные тайники человеческой психики и взорвать изнутри социально-политические установки народа, ведущего борьбу с агрессором.

Во Вьетнаме американцы стремились в психологических операциях использовать подкуп, осуществлять с помощью меркантильных средств разложение морального духа населения и войск. Например, специальными решениями определялось: тому, кто сообщит о нахождении минного поля, полагалось 4 доллара вознаграждения; кто сообщит о нахождении опорного пункта, местонахождении партизан — 20 долларов кто принесет и сдаст пулемет — 60 долларов; кто поможет пленить или уничтожить противника — 65 долларов… Но теоретики и практики психологической войны просчитались и здесь. У народа, борющегося за свою свободу, другая шкала ценностей. Свобода, независимость, честь, верность прогрессивной идее, ненависть к агрессору не вписываются в империалистический ценник оплаты за предательство. Такой метод достижения политических, военных целей присущ только буржуазии, которая, как писал В. И. Ленин, «идет на злейшие преступления, подкупая отбросы общества и опустившиеся элементы…»123.


123 Ленин В. И. Полн. соч., т. 35. с. 156.


Тактика и методы психологической войны в боевых условиях отрабатываются на специальных командно-штабных учениях войск НАТО. При этом учитывается, что психологические операции могут носить стратегический или тактический характер.

Стратегические операции психологической войны могут охватывать крупные регионы или даже носить глобальный характер. С помощью подобных операций, по мысли тех, кто их планирует, должны решаться задачи общего духовного ослабления морального потенциала армий Варшавского Договора и населения стран социалистического содружества. Стратегические операции могут осуществляться, по взглядам военного руководства НАТО, для того, чтобы внести элементы раскола в коалицию стран Варшавского Договора, решающим образом исказить цели, причины войны и её конкретных виновников. Операции стратегического характера могут массированно проводиться всем аппаратом империалистических служб информации, разведки, а также специальными частями и подразделениями. При этом используется комплекс технических средств радио, телевидения, полиграфии, которыми располагают государства — члены НАТО. Стратегические операции, могут вестись как в военное так и в мирное время. К таким операциям можно, отнести действия империалистических органов пропаганды и спецслужб в отношении Венгрии в 1956 г. (инспирирование и поддержка контрреволюционного мятежа); во время событий в Чехословакии в 1968 г. (организация выступления правого оппортунизма); вмешательство в дела социалистической Польши в 1981–1982 гг. (создание антисоциалистических организаций и подготовка их выступлений против законных властей). Подобный перечень можно было бы продолжить.

Стратегические операции психологической войны не сводятся лишь к проведению определенных акций подрывного характера в области общественного сознания. Они, как правило, являются элементом, составной частью широкого комплекса действий агрессивных империалистических кругов «с позиции силы» (демонстрация военной силы, экономическая блокада, торговая дискриминация, свертывание культурных и научных контактов, политическое давление, подрывные действия, террор и т. д.). Стратегические операции обычно планируются и осуществляются под непосредственным руководством высших государственных органов империалистических стран, управляющих институтов НАТО. Психологические стратегические операции, таким образом, выражают основные на данный период усилия империалистических кругов по подрыву морально-политических основ социалистических государств, а также развивающихся стран, занимающих прогрессивные позиции.

Согласно взглядам руководящих кругов НАТО, психологические операции могут носить и тактический характер. Они проводятся, как правило, на сравнительно небольшую глубину воздействия на войска противника и его население. Тактические операции психологической войны призваны, по мысли ее творцов, способствовать военному успеху на определенных операционных направлениях, подрывать моральное состояние отдельных группировок войск. В тактических операциях широко используются возможности специальных формирований: радио, звуковещание, распространение листовок, использование мобильных подрывных групп.

Во время войны во Вьетнаме американские органы психологической войны провели большое количество тактических операций с целью сломить духовное сопротивление вьетнамских патриотов в отдельных районах, ввести в заблуждение противника путем распространения дезинформации, инсинуаций. Тактические операции американскими спецслужбами проводились и в других районах мира против прогрессивных режимов, национально-освободительных движений, революционных выступлений народных масс. События в Чили, Никарагуа, Сальвадоре показали зловещую роль американских органов психологической войны, делавших всё для того, чтобы дестабилизировать обстановку, сорвать мероприятия революционных властей, подорвать прогрессивные преобразования в странах.

Готовя и проводя стратегические и тактические психологические операции, штабы и специальные органы натовских войск руководствуются рядом конкретных положений, закрепленных в руководящих документах и выступающих как определенные принципы.

Это, прежде всего, положение о целесообразности нанесения «психологического удара» по наиболее слабым местам противника (обескровленность войск врага, неблагоприятная моральная атмосфера в частях, наличие признаков упадка духа и т. д.). Натовские документы предписывают противопоставлять армию населению, вызывать между ними неприязнь.

Среди основополагающих положений есть и такие, которые предписывают главный упор в психологических операциях делать на устрашение, запугивание войск противника и населения. «Будить чувство и инстинкт самосохранения» — рекомендуется «Программой подготовки подразделений психологической войны». Предполагается, что запугивание может стать тем феноменом, который не только парализует волю к борьбе, но и заставляет определенные элементы из лагеря противника сотрудничать с войсками капиталистических государств.

Для успеха психологической операции особое значение имеет непрерывная разведка морально-политического состояния противника. Нужно добывать такую информацию утверждается в «Программе», которая отражала бы реальные психические слабости, национальные особенности, конкретные душевные состояния людей, постоянно рискующих жизнью. Учет сильных и слабых сторон морально-политического состояния врага, по мысли теоретиков психологической войны, может повысить ее эффективность.

В таком же духе излагаются и другие положения, предъявляемые руководством НАТО к организации психологических операций в боевой обстановке. Имеется в виду, что формирования психологической войны свои акции будут при этом осуществлять в тесном контакте с террористическими группами, именуемыми в НАТО «войсками спецназначения». Эти войска предполагается использовать в тылу армий социалистических стран для организации диверсий, саботажа, нарушения управления, дезорганизации экономики и транспорта. В боевых условиях эти группы должны, по мысли натовских стратегов, организовать подобие партизанской войны, создав этим видимость слабости тыла и раскола социалистических стран. Подготовка к подобным действиям, которые должны сопровождать акции психологической войны, свидетельствует о том, что для империализма не существует никаких норм международного права и гуманности.

Он способен пойти на любые преступления против человечества, чтобы добиться своих экспансионистских целей.

Для реализации замыслов необходим и соответствующий «человеческий материал». Кадры для аппарата и формирований психологической войны готовятся в ряде специальных военно-учебных заведений. Известно, что в центре военной подготовки им. Дж. Ф. Кеннеди (форт Брэгг, США) размещено училище психологической войны. В ФРГ подобное училище находится в г. Ойскирхен. В Олд-Сарум (Великобритания) также действует учебный центр по подготовке специалистов психологической войны. Существуют и другие учебные заведения, где готовятся специалисты идеологических диверсий и психологической агрессии против человеческого разума. В этих центрах изучаются различные аспекты положения в социалистических странах и их армиях, анализируются социальные, национальные, этнические особенности населения СССР, отрабатываются методы и приемы дезинформации, подрывных действий и инспирирования таких духовных состояний, которые бы ослабляли морально-политический потенциал нашего общества. Описывая работу одной из спецшкол по подготовке личного состава для подразделений психологической войны, американский журнал «Солджерс» («Солдаты») сообщал, что «курсантов месяцами обучают тому, чтобы доказать противнику при проведении психологических операций, что черное будто бы является белым, а солнце светит ночью».

Огромное внимание в этих учебных центрах уделяется умению массированно применять технические средства пропаганды в целях дезинформации, «работы» с населением, военнопленными, ренегатами и т. д. Уже в мирное время готовятся специальные тексты радиообращений, листовок, звукопрограмм, в которых нагло извращается истина, фальсифицируется действительность, вина за международную напряженность и возросшую опасность войны перекладывается с США и НАТО на Советский Союз и другие социалистические страны. Вся подготовка сил и средств формирований психологической войны, по мысли руководства ОВС НАТО, должна обеспечить готовность к организации широких психологических операций против социалистических государств и их вооруженных сил. Материальная подготовка войны, осуществляемая в США, других странах НАТО, сопровождается не только «коррекцией» их военно-стратегических доктрин, но и широкой подготовкой к ведению психологических операций с началом боевых действий.

Наряду с подготовкой кадров психологической войны готовятся и так называемые спецкоманды, спецподразделения для осуществления диверсионных действий, в том числе и в области идеологической, духовной (уничтожение технических средств массовой информации, создание обстановки паники, психологической депрессии среди населения и т. д.). Западногерманский журнал «Штерн» сообщал, что в НАТО существует специальный план заброски большого количества групп в социалистические страны, которые в случае войны будут вести психологические операции изнутри. Таким образом, в долгосрочных планах натовцев предусматривается подготовка «специалистов» различного профиля, способных, по их мнению, в значительной мере парализовать моральную стойкость людей к борьбе и победе.

Осуществляя всестороннюю подготовку к психологическим операциям в боевых условиях, руководящие круги НАТО не могут не понимать, что личный состав их армий может лишь до тех пор слепо, фанатично выполнять их волю, пока не знает истины, не знает подлинных причин войны, ее конкретных виновников. Поэтому натовские органы делают все для того, чтобы идеологически обработать военнослужащих своих армий, привить им невосприимчивость к социальной истине, идеям справедливости и гуманизма.