Глава седьмая

Антисоветское мифотворчество и ужесточение психологической войны


...

«Обоснование» курса США на мировую гегемонию

Советский Союз за всю свою историю не вел ни одной агрессивной войны, а Соединенные Штаты за 200 лет своего существования вели около 200 войн. Этот бесспорный факт еще раз подтверждает вывод марксизма-ленинизма, что источник войн, их генезис заложен в самом эксплуататорском строе, базирующемся на частной собственности на средства производства и угнетении трудящихся. Этого, однако никогда не услышишь от тех, кто вдохновляет и ведет психологическую войну.

Реальная военная угроза империализма представляет собой социальный феномен, посредством которого проявляются действительные причины войны. В военной угрозе сконцентрированы возможности превращения милитаристских тенденций развития социального объекта в конкретные явления современной войны. Реализация этих возможностей зависит от степени блокирования конкретных причин войны.

По своей структуре причины войны имеют несколько уровней, знание которых необходимо для разоблачения вражеских инсинуаций профессионалов психологических диверсий.

Основной из них — уровень коренных причин. Общая, коренная причина каждой войны отражает глубинные отношения эксплуататорского способа производства и порождаемых им социально-политических явлений в форме вооруженного насилия одних классов (государств) над другими. Противоречия антагонистического общества создают потенциальную базу различных социально-политических конфликтов (в том числе и в форме войны). Возможность возникновения и проявления зависит от уровня причинности — причин специфических. Они выражают диалектическое взаимодействие антагонистического способа производства и конкретных исторических условий, политической обстановки возникновения и развития социального антагонизма. Это положение объясняет, что коренная причина войн, существует постоянно, поскольку существует капиталистический строй, однако войны не являются фатально неизбежными. Проявление конкретной причины войны зависит от целого ряда факторов: неблагоприятного соотношения сил для агрессора, мощи антивоенного общественного движения, появления ситуации стратегического «пата» — отсутствия возможности одержать военную победу и некоторых других.

Существует и такой уровень причинности возникновения современных войн, который отражает причины единичные, частные. Они не являются определяющими, но посредством их может в конкретной форме реализоваться коренная причина. В детерминации этого уровня выражена диалектика необходимости и случайности в существующих причинно-следственных связях. По данным американской печати, например, только за последние годы в армии США возникали по «вине» технических систем, погрешностей управляющих комплексов и личностных ошибок десятки ситуаций, чреватых несанкционированным применением ядерного оружия.

Непосредственным механизмом, готовящим и вызывающим войны, является милитаризм, представляющий, по словам В. И. Ленина, «„жизненное проявление“ капитализма…»119. Милитаризм выражает не просто тенденцию военизации государства, а глубокое подчинение, хотя и прикрытое буржуазно-демократическими одеждами, всей экономической, политической, духовной жизни страны нуждам военной машины — главному инструменту империалистической политики. Современный милитаризм является постоянным вдохновителем антисоветизма, провокационных вымыслов о росте «красной угрозы». Для этого используется множество конкретных форм и методов.


119 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 17, с. 187.


Так, например, еще в середине 70-х годов в США был создан «Комитет по советской опасности», взявший на себя функцию «разоблачать советский экспансионизм». Его члены без устали берут интервью у государственных, общественных, военных деятелей, известных своим враждебным отношением к разрядке, пускают в оборот все новые и новые «аргументы», цель которых доказать: «советская угроза» якобы не миф, а реальность. В эту кампанию давно включились известные «ястребы»: генеральный секретарь НАТО Луне, бывший представитель США при ООН Йост, американские сенаторы Бейкер, Горн, Нитце и многие другие. Представительность, посты, чины этих людей создают у общественного мнения суждения об их компетентности, что также играет роль во внесении ложных стереотипов в общественное сознание. Именно под давлением милитаристских кругов в политической жизни США там вновь возрождена концепция «мирового лидерства».

В послевоенные годы она берет начало с пресловутой доктрины Трумэна, провозгласившего в 1947 г., что «нет страны более сильной, чем Соединенные Штаты. Обладая такой силой, мы должны взять на себя руководство всем миром». Но уже в 60—70-е годы от этой концепции, хотя бы внешне, пришлось отказаться. Баланс мировых сил в результате роста сил реального социализма стал таким, что рассчитывать на «руководство миром» уже не приходилось. Однако с начала 80-х годов гегемонистские тенденции в капиталистической Америке вновь взяли верх. В выступлении на съезде шовинистической организации «Американский легион» министр обороны США К. Уайнбергер прямо заявил, что «мы должны быть такими сильными, чтобы играть бесспорную роль лидера в мире». В этом и других выступлениях высокопоставленных государственных деятелей США выражено стратегическое кредо американской милитаристской группировки: добиться существенного ослабления реального социализма, получить одностороннее военное превосходство над ним и взять на себя роль вершителя судеб мира. А эти цели важно обеспечить идеологически и психологически

Пропагандистская косметика, призванная успокоить общественное мнение в США и других странах НАТО, фактически не идет дальше формулы: мир можно обеспечить путем подготовки к войне. В действительности это означает балансирование на грани войны и мира, с креном в сторону готовности пойти на ядерный конфликт. В статье Р. Халлорана, помещенной 30 мая 1982 г. в «Нью-Йорк таймс», говорится, со ссылкой на директиву министра обороны США К. Уайнбергера, что США считают возможной ядерную войну, в случае которой они «должны одержать верх, даже если конфликт окажется затяжным».

На неоднократные предложения СССР заключить соответствующие обязательства о взаимном отказе от применения первыми ядерного оружия и другие миролюбивые инициативы социалистических стран США, их союзники по НАТО немедленно отвечают категорическим отказом. Подобная позиция свидетельствует о доминировании в сознании руководящей верхушки США мировоззренческих установок, которые не рассматривают мир и жизнь как высшую общечеловеческую ценность. Это начинает все больше пугать и самих американцев, которые, слушая Рейгана, без особого усилия могут представить планету, превращенную в асфальтовую пустыню. Журнал «Тайм» в номере от 29 марта 1982 г. поместил статью профессора социологии университета Ройса в Хьюстоне «Мысли о немыслимом». В ней говорится о том, что «Рейган сегодня ужасает не только русских, но и американцев».

Попытки вернуть давно минувшие времена, когда США действительно были близки к мировой гегемонии, находят свое отражение в эволюции доктринальных установок военщины США и в идеологических концепциях и акциях психологической войны. Еще пять лет назад американские стратеги исходили из необходимости быть готовыми вести одновременно «полторы войны» (одну большую, например, в Европе и одну локальную — в Азии или Африке). С приходом в Белый дом администрации Рейгана было официально заявлено, что страна будет готова вести «две с половиной войны». Мы исходим из того, заявил К. Уайнбергер, что «должны быть готовы вести две большие войны, например, в Европе и Персидском заливе и одну малую, скажем, в Сальвадоре». Но начался 1982 г., и агрессивная эволюция стратегического мышления деятелей из Пентагона продвинулась еще дальше. Теперь уже К. Уайнбергер заявляет, что США, чтобы «обеспечить свою роль в мире, должны быть готовыми вести затяжную войну с использованием любых средств в глобальном масштабе». Поль Нитце, один из руководителей американского «Комитета по существующей опасности», в докладе «Стратегия на 80-е годы» доказывает, что только стремление США господствовать во всем мире может обеспечить им безопасность120.


120 См.: Nitze P. Strategy in the desode of the 1980. Foreign affairs. N.Y., vol. 59, N 1, p. 83.


Новые аспекты стратегического мышления тех, кто определяет политику в США и НАТО, не ограничиваются глобализацией способности вести войну. Самое опасное в этом извращенном политическом мышлении состоит в том, что открыто сделана ставка на допустимость ведения «ограниченной ядерной войны», а также возможность «достижения победы» во всеобщей ядерной войне.

В американском журнале «Форин полиси» в начале 1982 г. специалисты из «мозгового бункера» президента США К. Грей и К. Пейн откровенно излагали взгляды администрации следующим образом: «Соединенные Штаты должны планировать победу над Советским государством, причем ценой, которая не помешает в конечном счете восстановлению США». Естественно, аппарат психологической войны подобные заявления стремится представить, с одной стороны, как вынужденные, обусловленные «агрессивностью Советов», а с другой — с помощью таких заявлений породить уверенность у американских читателей в приемлемом для США исходе войны.

Аналогичные заявления делаются и на более высоком уровне. В интервью газете «Лос-Анджелес таймс» вице-президент США Буш откровенно заявил, что, если «мы обеспечим возможность выживания высшего командования, а также необходимого промышленного потенциала, мы сможем занести противоположной стороне больший ущерб, чем та сторона нам. Это как раз тот путь, на котором мы сможем победить в ядерной войне». Буш добавил, что при этом может выжить лишь «около пяти процентов» населения. В Заявлении Пагуошского совета, состоявшегося в сентябре 1981 г. в Банфе, эти расчеты были названы «роковым заблуждением».

Только люди, ослепленные патологической ненавистью к социализму, могут мыслить категориями ядерной войны. В Пентагоне не могут не знать, что даже частичное, далеко не полное применение имеющегося ныне у ядерных государств оружия может привести к гибели цивилизации. Накопление оружия сверх определенного предела перестает играть очевидную военную роль, поскольку жизнь на земле можно уничтожить только раз, а не дважды и не трижды. Трезвым предостережением тем, кто мыслит старыми представлениями, служат высказывания государственных деятелей СССР, что рассчитывать на победу в ядерной войне — это опасное безумие. Начинать ядерную войну в надежде выйти из нее победителем может только тот, кто решил совершить самоубийство. Если случится тотальная ядерная война, то ее жертвой будет не только настоящее, но и прошлое, и будущее человечества. Эта ужасная, но возможная перспектива имеет еще один аспект — мировоззренческий. Если предположить, что наша цивилизация на планете одинока во Вселенной (пока никто не доказал обратного), то становится очевидным, что империализм как система покушается на уничтожение разумной жизни во Вселенной.

Исключительно важной задачей всех прогрессивных сил является сохранение мира на планете. Нельзя забывать, что если империализм объективно не может рассчитывать на победу в ядерной войне, то развязать ее он в состоянии. А этого нельзя ему позволить. Как нельзя позволять «рыцарям» психологической войны обманывать миллионы людей в отношении причин и последствий возможной войны.

В чем конкретно выражается угроза миру и безопасности народов со стороны реакционных кругов американского империализма, которые вновь исповедуют концепции «мирового лидерства» и склонны решать мировые проблемы на основе методов силовой политики?

Во-первых. Курс на достижение военного превосходства США над Советским Союзом не ограничивается сферой мышления, планов, концепций, коррекцией агрессивных доктрин. Этот курс находит свою широкую материализацию в военных программах, которые форсированно реализуются. Курс на наращивание военных мышц ведет к дальнейшему переплетению интересов военно-промышленных монополий военного и государственного аппарата. Хищный гибрид в виде военно-промышленного комплекса не только определяет содержание и направление развития капиталистического государства, но и ставит под свой милитаристский контроль всю внутреннюю и внешнюю политику США. В результате такого курса США, НАТО военные расходы в мире за последние три года удвоились. Об этом говорится в докладе Комитета по разоружению, представленном специальной сессии ООН, которая проходила в 1982 г. в Нью-Йорке.

По существу, именно США, выступающие в роли ведущего генератора гонки вооружений, ответственны за то, что в мире бессмысленно растрачиваются такие фантастические суммы, даже части которых было бы достаточно для решения многих общечеловеческих проблем. От того что США круто подняли кривую военных расходов, разве они добились военного превосходства? Возникла внешне парадоксальная ситуация: военные возможности империализма растут, а его способность достичь политических целей с помощью военного насилия не увеличивается. Но общий по безопасности становится ниже, и при безрассудстве нынешней политики Вашингтона его руководители могут его проще перешагнуть. Что это значит — ясно всем. Материализация военной угрозы со стороны империализма предельно остро ставит вопросы борьбы за сохранение мира, человеческой цивилизации от возможного опустошающего ядерного геноцида.

Во-вторых. Ставка на односторонние военные преимущества, которые хотели бы получить натовские круги, не только нарушает сложившийся стратегический баланс противостоящих сил, но и создает в международных отношениях атмосферу напряженности, размывает значение прежних договоренностей, ослабляет экономические, культурные и иные связи между двумя системами, создает в общественном сознании обстановку, в которой милитаристским кругам проще реализовывать планы авантюрной политики. Демонический словарь «ястребов», ограничивающийся набором штампов о «коммунистической угрозе», «руке Москвы» «разрядке-ловушке», вызывает у дезинформированных людей ассоциации опасности, угрозы надвигающегося катаклизма. Те, кто осуществляет такой психологический «маскарада» сознания, делают это сознательно.

При помощи подобных приемов вдохновители «крестового похода» пытаются сбить накал антивоенного движения, запугать обывателя, сделать послушными и более податливыми своих союзников. Подобная ситуация ослабляет позитивное влияние мирного сосуществования как одного из эффективных способов блокирования проявления причин современной войны. По существу, напряженная обстановка способствует перерастанию военной угрозы в открытую конфронтацию, когда агрессивные вызовы могут иметь особо тяжелые последствия.

В-третьих. Военные планы, перенесенные из сферы сознания в область подготовки и использования собственно вооруженных сил, увеличивают непосредственный риск возникновения войны. Стратегические наступательные силы США (само название говорит об их предназначении) способны в одном пуске (вылете) нести свыше 10 тыс. ядерных боеголовок от 50 килотонн до 5 мегатонн каждая. (Если к этому добавить ядерные силы Англии и Франции, то совокупный ядерный потенциал станет еще более внушительным.) И эту мощь К. Уайнбергер в своем выступлении в августе 1982 г. назвал «недостаточной» для «обеспечения выживания США»! Достаточным он, видимо, считает лишь такое соотношение, которое в два-три раза превосходит ядерный потенциал СССР.

В последние годы Соединенные Штаты заметно увеличили количество крупных учений, носящих откровенно провокационный характер. Особенно опасны учения стратегических наступательных сил, которые включают в себя триаду: межконтинентальные баллистические ракеты, стратегическую авиацию и атомные ракетные подводные лодки. Так, маневры «Глоубл шилд-82» охватили территорию США, Канады, всю Западную Европу, Тихоокеанскую зону, Индийский океан, Австралию, Океанию. Во время таких учений приводятся в полную боевую готовность все элементы стратегической триады с подъемом в воздух большого количества самолетов, подготовкой к пуску ракет по реальным целям. Такие акции военщины США представляют огромную опасность, фактически подводят мир к самому порогу ядерного конфликта.

Как видим, реальная, действительная военная угроза Всходит от капиталистического государства, военного империалистического союза, которые так настойчиво и широко используют миф о «советской военной угрозе» с целью идеологического камуфляжа собственных экспансионистских целей. Не Советский Союз, а США и их союзники подталкивают человечество к черте, которая может стать роковой для его судеб. Факты истории (а их опровергнуть невозможно) свидетельствуют, что не СССР, а Соединенные Штаты в послевоенные годы стремились получить односторонние преимущества путем «прорыва», опережения СССР военно-научной и военно-технической областях. Стоит напомнить, что именно США впервые испытали атомное оружие в 1945 г., а СССР — в 1949 г. Первый эксперимент термоядерным устройством США осуществили в 1952 г., а СССР — лишь в 1953 г. Американцы в середине 60-х годов создали атомную подводную лодку с баллистическими ракетами, а в СССР такую лодку стали иметь лишь четыре года спустя. С конца 60-х годов в США начали «нафаршировывать» межконтинентальные баллистические ракеты кассетными боеголовками индивидуального наведения, СССР лишь спустя пять лет вынужденно начал развертывание подобных систем. Именно США приступили сейчас к серийному производству нейтронного оружия, отрабатывают для военных целей космическую систему «Шаттл», производят в массовом количестве крылатые ракеты различных типов121 и т. д. Обо всем этом центры психологической войны предпочитают умалчивать.


121 См.: Откуда исходит угроза миру, с. 59–61.


Руководствуясь высшими интересами народа, Советское государство вынуждено предпринимать ответные меры в целях укрепления обороноспособности страны и боеготовности армии и флота. Но при всем этом Советские Вооруженные Силы, которые сегодня на экранах телевизоров в западных странах преподносятся этакой демонической силой, военным монстром, играют сугубо оборонительную роль. В этом проявляется диалектика новой роли армии, которая на протяжении всей истории антагонистических обществ была и осталась сегодня исключительно инструментом войны, а при социализме превратилась в инструмент сохранения мира.

Психология bookap

Советский Союз многократно обращался к США, другим государствам НАТО с предложениями по военной разрядке, предложениями не упускать тех исторических возможностей в сдерживании гонки вооружений, которую, возможно, в будущем обуздать будет еще сложнее. Конференции, переговоры, соглашения не только в тысячи, миллионы раз дешевле, чем гонка вооружений, но и неизмеримо более перспективны с точки зрения достижения взаимоприемлемых договоренностей. Разумеется, если они будут достигаться на основе взаимного стремления к этому. Творцы «новой» ядерной стратегии Пентагона ошибаются, думая, что посредством ее они сделают правильный выбор между победой или поражением. Речь идет о сосуществовании и уничтожении. К сосуществованию ведет дорога мира, к уничтожению — тропа войны.

Таким образом, миф о «советской военной угрозе» выступает как стержень всей буржуазной антисоциалистической пропаганды и психологической войны, особенно в условиях ее ужесточения. При помощи мифа пытается оправдать любые действия: гонку вооружений, создание космических военных систем, сотен тысяч тонн нового химического оружия, подготовку к метеорологической войне, милитаризацию морей, накапливание нейтронного оружия. На примере последнего из названных смертоносного оружия массового поражения посмотрим, как оруженосцы психологической войны «оправдывают» факт его создания, производства и возможного использования.