Часть II. Экспериментальное исследование механизмов рефлексивного управления деятельностью.


. . .

Глава 7. Субъективные критерии успешности.

Отношение субъекта к результатам собственных действий является важным компонентом рефлексивной регуляции деятельности, и хотя во многих видах деятельности эталон результата задается извне, он далеко не всегда принимается субъектом в неизменном виде.

В зависимости от трудности достижения эталонного результата различные исполнители могут вырабатывать собственные эталоны, как превосходящие внешний объективный эталон, так и не достигающие его. Обычно эти эталоны обозначают как уровень притязаний, а их формирование относят к процессу целеобразования, однако, нетрудно показать, что процессы целеобразования и формирования эталона результата далеко не совпадают между собой, поскольку относятся к различным стадиям сознательного информационного процесса управления деятельностью.

Цель деятельности представляет собой решение, которое санкционирует определенную произвольную активность, направленную на достижение потребного будущего. Конкретный результат деятельности в этом решении не оговаривается, так как в качестве потребного будущего фигурирует не результат, а состояние самого субъекта, которое должно наступить вследствие некоторой (и пока еще не обязательно точно известной) последовательности действий. Отсюда вытекает, что в качестве психологического понятия термин цель должен употребляться только в отношении собственно активности, поскольку человек действует не ради результатов как таковых, а ради изменения своих состояний, а результаты приобретают самостоятельное значение лишь в тех случаях, когда они становятся предметом специального оценивания, производимого либо внешними наблюдателями, либо самим субъектом, занимающим в данный момент позицию наблюдателя по отношению к самому себе (рефлексивное Я).

Именно и только в таких ситуациях имеет смысл говорить об уровнях притязаний, но относимых не к цели, а к результату и выражаемых в качестве некоторых ожиданий, оформленных в виде информационных эталонов удовлетворительного, хорошего и отличного результата. За границами этой эталонной зоны или области реальных притязаний находятся результаты либо сверхудачные "превосходящие самые смелые ожидания", либо совершенно неудачные "хуже не бывает". Как уже говорилось, при выполнении репродуктивной деятельности эталоны обычно заимствуются извне, причем чаще всего превосходить их вовсе не требуется. Что же касается результатов, не достигающих эталона, то иногда назначаются объективные допуски на возможные отклонения, а в других случаях успешными признаются только результаты, в точности совпадающие с эталоном.

Так выглядит картина со стороны объективных требований к результатам деятельности и на первый взгляд кажется, что исполнителю не остается ничего другого, как принять эти требования и руководствоваться ими или же отказаться от выполнения деятельности, если достижение эталонных результатов оказывается выше возможностей данного субъекта. При наличии объективного контроля за качеством продукции так оно и происходит, однако в деятельности, результаты которой контролируются самим исполнителем, ситуация оказывается совершенно иной. При невозможности достижения эталона в границах разрешенных допусков, исполнитель формирует собственные критерии допустимых отклонений и, пользуясь ими, оценивает в качестве одинаково успешных как совпадающие с эталоном результаты, так и отклоняющиеся от него на величину, не превосходящую субъективный критерий.

В отличие от уровня притязаний, который представляет собой эталон результата, принятый субъектом до начала деятельности, критерий успешности формируется субъектом в процессе деятельности в качестве меры допустимого отклонения от эталона и в соответствии со своей функцией используется по завершении деятельности для вынесения суждения об успехе или неудаче. Если расхождения между уровнем притязаний и полученными результатами находятся в пределах субъективного допуска, то результаты оцениваются как успешные, а неудача признается только тогда, когда различия выходят за назначенные самим субъектом границы отклонений.

В классических экспериментах F.Hoppe уровень притязаний измерялся степенью трудности результата, достижение которого вызывало переживание успеха, а соответствующим методическим приемом выявления высоты уровня притязаний было скрытое наблюдение за эмоциями испытуемых. Положительные эмоции означали, что достигнутый результат соответствует уровню притязаний, а проявление разочарования указывало на то, что результат оказался ниже уровня притязаний либо из-за неудачных действий, либо по причине возрастания притязаний после предшествовавших успехов.

Ввиду того, что достижение уровня притязаний осуществляется с некоторым принятым самим субъектом допуском, позволяющим считать какие-то несоответствия несущественными, все результаты в пределах границ субъективно приемлемых отклонений воспринимаются испытуемым как одинаково успешные, и поэтому установить строгость субъективного критерия успешности путем использования эмоциональных показателей невозможно. Отсюда возникает задача разработки такой методики проведения экспериментов, которая позволила бы посредством анализа результатов измерить величину субъективного допуска на отклонения от эталона и тем самым выявить сформированный субъектом оценочный критерий успешности действий.

Методика.

Многие виды деятельности состоят из последовательности однотипных повторяющихся действий, объединенных общей целью создать некоторый итоговый продукт. Такова, например, спортивная деятельность стрелка, выполняющего 40-60 выстрелов подряд (продукт - сумма очков); деятельность геодезиста, осуществляющего топографическую съемку местности; некоторые виды операторской деятельности и т.д. Существенным фактором, во многом определяющим успешность деятельности такого рода, является умение исполнителя оперативно оценивать результат каждого действия и, если потребуется, предпринимать необходимые коррекции исполнения, учитывая в какую сторону и насколько отклонился фактический результат от заданного и, значит, какую поправку нужно внести, чтобы в следующей попытке получить эталонный результат или хотя бы приблизиться к нему.

В определенных условиях, которые делают точное достижение эталонного результата трудно выполнимой задачей, коррекции исполнения осуществляются субъектом не при любых отклонениях, а только тогда, когда отклонение превышает некоторый субъективно приемлемый допуск. Это значит, что строгость критерия успешности может быть определена как такое граничное значение отклонения от эталонного результата, превышение которого обязательно вызывает корректирование последующих действий. Отсюда следует, что для измерения строгости субъективного критерия успешности анализ последовательности действий испытуемого должен выявлять, во-первых, моменты внесения коррекций и, во-вторых, значения отклонений от эталона, при которых эти коррекции обнаруживаются.

Эти требования были реализованы путем использования в эксперименте одной из разновидностей деятельности слежения за движущимся объектом и специально разработанного корреляционно-матричного метода анализа результатов. Деятельность испытуемого состояла из ряда повторяющихся действий, каждое из которых имело одну и ту же цель: остановить движущийся объект в заранее указанной точке траектории его движения. Тест-объектом служило яркое световое пятно, которое перемещалось в вертикальной плоскости по окружности диаметром 250 мм в направлении часовой стрелки. Испытуемый располагался на расстоянии 2 м от демонстрационной панели и использовал для остановки тест-объекта выносной пульт с кнопкой "стоп". На окружность было нанесено 60 делений с равными интервалами между ними, а остановка светового пятна всегда происходила точно на каком-либо делении этой неоцифрованной шкалы и практически без инерции. После остановки световое пятно в течение 1.5 с оставалось зафиксированным, а затем оно гасилось и через 3 с начиналась следующая проба.

Согласно инструкции, задача испытуемого состояла в том, чтобы по завершении первого витка остановить тест-объект на том же делении, с которого начиналось движение. Это деление, отмеченное на шкале индексом "0", во всех пробах было одним и тем же (позиция на 12 час.) и выступало для испытуемого как заданная "цель".

В одной экспериментальной серии испытуемый выполнял 50 проб подряд при одной и той же скорости движения тест-объекта, причем в зависимости от условий опыта скорость либо оставалась во всех сериях постоянной, либо изменялась от серии к серии. При изменениях скорости тест-объекта испытуемый предупреждался, а перед началом каждой серии он выполнял три ознакомительные пробы.

В протоколе эксперимента результат каждой пробы записывался в виде цифры, обозначающей количество делений, на которое тест-объект отклонился от целевой позиции "0", например, "недолет" на одно деление "-1", на два деления "-2", на три деления "-3" и т.д., и точно также "перелет": "+1", "+2", "+3" и т.д. Точная остановка в целевой позиции записывалась как "0".

Рассмотрим процедуру обработки результатов эксперимента на материале примерного протокола: -2, 0, 0, 0, +2, -2, -1, -1, -2, 0, -1, 0, 0, 0, +1, 0, 0, 0, 0, +2, -1, -1, -1, 0, 0, -1, -2, +1, 0, +1, +1, -1, -1, -1, -1, -1, +1, -2, 0, -2, +1, +1, +1, +2, -2.

Как видно из протокола, выполнять данную деятельность испытуемому было довольно трудно, так как остановить тест-объект точно в целевой позиции "0" ему удалось только 15 раз, а остальные остановки распределились следующим образом: двенадцать раз в позиции -1, восемь раз в позиции +1, семь раз в позиции -2, три раза в позиции +2. Можно ожидать, что при столь низкой объективной успешности испытуемый вполне мог сформировать собственный (субъективный) критерий допустимости отклонений и таким образом оценивать как успешные не только точные остановки, но и результаты, отклоняющиеся на сколько-то делений от целевой позиции.

Для того чтобы проверить предположение о наличии субъективного критерия успешности, необходимо выяснить, какие результаты кроме позиции "0" испытуемый старался воспроизводить, а какие корректировать. Сначала проверим рабочую гипотезу о том, что крайние отклонения -2 и +2 испытуемый не считал успешными, т.е. после каждого такого результата в следующей пробе он стремился сместить остановку тест-объекта в направлении целевой позиции. Очевидно, что если эта гипотеза верна, то результат каждой пробы, которая следовала сразу за результатом +2, должен быть смещен влево, а результат каждой пробы, которая следовала сразу после результата -2, должен быть смещен вправо. Как видно из протокола, результат +2 был показан трижды и каждый раз после этого результат следующей пробы действительно оказывался левее (-2,-1,-2). Аналогично, каждый раз после пробы с результатом -2 в следующей пробе результат оказывался правее (0,-1, 0,+1, 0,+1).

Важно отметить, что испытуемому далеко не всегда удавалось после отклонений +2 и -2 добиться в следующей пробе точной остановки в целевой позиции, однако стремление улучшать эти результаты проявляется вполне очевидно в виде сугубо односторонних отклонений, являющихся следствиями внесения испытуемым в свои действия целенаправленных коррекций.

Анализ, проведенный для результатов +2 и -2, ясно показывает, что выявление отношения испытуемого к некоторому данному результату основано на рассмотрении результативности следующего действия, поскольку между оценкой данного результата и последующим действием существует однозначная связь: успешные результаты испытуемый старается воспроизводить, а неудачные - корректировать. Однако, в силу того, что результативность действий испытуемого зависит не только от его намерений, но также и от случайных факторов, в ходе анализа необходимо рассматривать не одну пару результатов "данный-последующий", а несколько, точнее говоря, столько, сколько зарегистрировано в протоколе.

Для того, чтобы сделать процесс анализа более удобным как для осуществления вручную, так и для компьютерной реализации, вся последовательность результатов сначала расчленяется на пары "данный-последующий", а затем строится корреляционная матрица, отражающая связи между всеми разновидностями данных и последующих результатов. Проиллюстрируем построение матрицы, используя приведенный выше протокол результатов.

Сначала запишем последовательность результатов в виде пар "данный-последующий":

-2:0, 0:0, 0:0, 0:+2 ,+2:-2 ,-2:-1, -1:-1,-1:-2,-2:0, 0:-1, -1:0, 0:0, 0:0, 0:+1, +1:0, 0:0, 0:0, 0:0, 0:+2, +2:-1, -1:-1, -1:-1, -1:0, 0:0, 0:-1, -1:-2, -2:+1, +1:0, 0:+1, +1:+1, +1:-1, -1:-1, -1:-1, -1:-1, -1:-1, -1:+1, +1:-2, -2:0, 0:-2, -2:+1, +1:+1, +1:+1, +1:+2, +2:-2.

Теперь запишем отдельными группами все пары, имеющие один и тот же "данный" результат, стоящий в каждой паре на первом месте:

-2:0, -2:-1, -2:0, -2:+1, -2:0, -2:+1;

-1:-1, -1:-2, -1:0, -1:-1, -1:-1, -1:0, -1:-2, -1:-1, -1:-1, -1:-1, -1:-1,

-1:+1;

0:0, 0:0, 0:-1, 0:0, 0:0, 0:+1, 0:0, 0:0, 0:0, 0:+2, 0:0, 0:-1, 0:1, 0:-2;

+1:0, +1:0, +1:+1, +1:-1, +1:-2, +1:+1, +1:+1, +1:+2;

+2:-2, +2:-1, +2:-2.

Проведем подсчет "последующих" результатов:

сразу после результата -2 были показаны результаты 0 три раза, +1 два раза, -1 один раз;

сразу после результата -1 были показаны результаты 0 два раза, +1 один раз, -1 семь раз, -2 два раза;

сразу после результата 0 были показаны результаты 0 восемь раз, +1 два раза, -1 два раза, +2 два раза, -2 один раз;

сразу после результата +1 были показаны результаты 0 два раза, +1 три раза, -1 один раз, +2 один раз, -2 один раз;

сразу после результата +2 были показаны результаты -1 один раз, -2 два раза.

Полученные данные построчно занесем в корреляционную матрицу (табл. 1) и проведем анализ каждой строки.

Данный результат
Последующий результат
 
- 2
-1
0
+1
+2
-2
0
1
3
2
0
-1
2
7
2
1
0
0
1
2
8
2
2
+1
1
1
2
3
1
+2
2
1
0
0
0

Табл. 1. Корреляционная матрица.

(жирным шрифтом выделены повторы).

Как следует из записи в строке -2, всякий раз после этого результата испытуемый останавливал тест объект справа от данной позиции, что дает основания для вывода об отношении испытуемого к данному результату как к неудачному и вытекающем отсюда стремлении вносить в последующее действие целенаправленную коррекцию.

Точно такие же коррекции, направленные в сторону целевой позиции, обнаруживаются в строке результата +2, следовательно, и этот результат испытуемый оценивал как неудачный.

В общем виде действия испытуемого после результатов -2 и +2 можно записать следующим образом:

S(N) = D(g),

где S(N) - это сумма чисел, проставленных в строке данного результата N, а D(g) - обозначение отклонений, направленных в сторону целевой позиции (D - deviation, g - goal).

Для результата -2 эта формула конкретизируется как:

S(-2) = 6D(g),

т.е. после шести результатов -2 испытуемый произвел шесть целенаправленных коррекций.

Аналогично, для результата +2 получается:

S(+2) = 3D(g).

На основании данных корреляционной матрицы отклонения после этих результатов интерпретируются как коррекции, поскольку их повторные воспроизведения ни разу не встречались.

Если выявленная картина характерна для стремления корректировать неудачные результаты, то можно полагать, что нечто прямо противоположное будет наблюдаться в том случае, когда испытуемый оценивает данный результат как успешный и в следующей пробе старается его повторить Действительно, в строке матрицы для результата 0, который, вне всякого сомнения, оценивается испытуемым как успех, восемь из пятнадцати последующих результатов - это повторные остановки тест-объекта в позиции 0 (число 8 на пересечении строки 0 и столбца 0). Однако, из-за того, что не все попытки воспроизвести данный результат оказались удачными, кроме повторений результата 0 в данной строке записаны и другие последующие результаты, а именно, три отклонения влево и четыре - вправо.

В общем виде действия испытуемого после результата 0 можно записать как:

S(N) = R(N) + D(max) + D(min),

где S(N) - это количество остановок в позиции N, т.е. в данном случае в позиции 0; R(N) - количество повторных остановок в позиции N; D(max) - большее количество отклонений от позиции N (в данном случае четыре отклонения вправо); D(min) - меньшее количество отклонений от позиции N (три отклонения влево).

Важно отметить, что в строке для позиции 0 количество повторов этого результата вполне сравнимо с суммарным количеством отклонений от него, а сами эти отклонения почти точно сбалансированы - четыре направлены в одну сторону и три в противоположную. Подобная симметричность указывает на случайный характер отклонений, что вполне естественно для результата 0, который испытуемый стремится только воспроизводить, но никак не корректировать.

Понятно, что если бы все попытки воспроизведения заканчивались успехом, то D(max) и D(min) были бы равны нулю, но поскольку скорость движения тест-объекта достаточно велика, вполне реальным может быть и обратный вариант, когда количество успешных повторений результата 0 очень мало, а в строке матрицы для позиции 0 преобладают отклонения вправо и влево. Однако, если при этом D(max) не намного превосходит D(min) или же противоположные отклонения равны друг другу (теоретическая модель случайных отклонений), то и эта картина свидетельствует о намерении испытуемого воспроизводить данный результат, хотя и без особого успеха.

Приведенный выше анализ был выполнен для очевидных позиций +2, -2 и 0, что позволило получить типичные картины последующих результатов для случаев корректирования и воспроизведения данного результата. В случае корректирования формула действий испытуемого выглядит как:

S(N) = D,

так как повторы R(N) отсутствуют, однако на самом деле из-за элемента случайности среди последующих результатов может оказаться некоторое количество не только повторов, но даже и отклонений в противоположную сторону. В связи с этим общая формула имеет вид:

S(N) = R(N) + D(max) + D(min),

но при этом D(max) значительно превосходит сумму R(N) + D(min).

Для случая воспроизведения общая формула также состоит из тех же трех членов, но при этом D(max) примерно равно D(min), а при их точном равенстве формула принимает вид:

S(N) = R(N) + 2D.

Таким образом, картина распределения результатов как при корректировании, так и при воспроизведении в общем случае описывается одной и той же формулой, а для диагностики того или другого намерения решающее значение имеет величина разности D(max) - D(min). Если эта разность мала, то различие между разнонаправленными отклонениями можно полагать не отличающимся от случайного, что характерно для намерения воспроизводить результат N. Если же эта разность слишком велика, чтобы считаться случайной, то в отношении результата N диагностируется намерение не воспроизводить, а корректировать.

Для того чтобы оценить мала разность D(max) - D(min) или велика ее нужно сравнить с суммой R(N) + 2D(min). Смысл именно такого сравнения вытекает из того, что первое отражает стремление корректировать, а второе - воспроизводить, и если исходить из предположения, что в управляемой ситуации случайных результатов должно быть меньше, чем намеренных, то преобладание одного из этих выражений над другим как раз и будет указывать что считать случайным, а что закономерным.

Диагностичность процедуры сравнения можно проверить на картине результатов для позиции 0. Как видно из строки 0 корреляционной матрицы, D(max) = 4, D(min) = 3, R(N) = 8. Это значит, что D(max) - D(min) = 1, а R(N) + 2D(min) = 14, т.е. закономерными являются результаты, соответствующие намерению воспроизводить остановки тест-объекта в позиции 0.

Произведем диагностику для позиции -1. Здесь D(max) = 3, D(min)= 2, R(N)= 7, из чего следует D(max) - D(min) = 1, а R(N) + 2D(min) = 11. Это значит, что всякий раз после остановки в позиции -1 испытуемый старался в следующей попытке воспроизвести данный результат, т.е. несмотря на отклонение от целевой позиции, он оценивал результат -1 как успешный.

Диагностика для позиции +1 показывает, что D(max) - D(min) = 3,

а R(N) + 2D(min) = 5, следовательно, и этот результат испытуемый воспринимает как успех.

Итак, основная идея методики выявления строгости субъективного критерия успешности заключается в том, что результат каждого очередного действия рассматривается как следствие реализации одного из двух намерений: намерения воспроизводить предыдущий результат или, наоборот, намерения корректировать.

Заключая от следствия к причине, мы делаем вывод, что если посредством корреляционно-матричного анализа диагностируется намерение воспроизводить какой-то результат, то это значит, что испытуемый оценивал его как успех даже в том случае, когда этот результат отклонялся от целевой позиции. Точно также, диагностирование намерения корректировать некоторый результат является основанием для вывода о его негативной оценке испытуемым.

Отсюда следует, что строгость субъективного критерия успешности обратно пропорциональна величине субъективно приемлемых отклонений от целевой позиции - чем шире зона субъективной успешности, тем ниже строгость оценочного критерия.

В описанных выше экспериментальных условиях ширина зоны измерялась количеством позиций, остановки в которых оценивались испытуемым как успешные. Так, в рассмотренном примере зона субъективной успешности составляла три позиции - собственно целевая позиция, одна позиция справа от нее и одна слева (0,+1,-1). Далее будут рассмотрены результаты нескольких экспериментов, направленных на изучение индивидуально-типических характеристик субъективных критериев успешности действий.

Эксперимент I.

Основной причиной формирования испытуемым собственного критерия успешности является трудность выполнения задания останавливать тест-объект точно в целевой позиции. В следующем эксперименте исследовалась связь между степенью трудности и строгостью субъективного критерия.

В четырех стандартных сериях, проводившихся с интервалами в 3 мин и состоявших из 50-ти попыток каждая, скорость движения тест-объекта изменялась следующим образом: серия 1 - 0.8 об/с, серия 2 - 0.9 об/с, серия 3 - 1.1 об/с, серия 4 - 1.3 об/с. Несмотря на то, что все испытуемые работали в одинаковых условиях, субъективная трудность деятельности могла оказаться для них различной в связи с индивидуальными различиями в психофизиологических свойствах и сенсомоторной координации. Поэтому в качестве индивидуализированного показателя трудности работы по данным каждого испытуемого вычислялась дисперсия разброса результатов в каждой серии (D), что позволяло проводить анализ полученных данных не по сериям как таковым, а по уровням трудности.

При минимальной трудности (D < 1.2) у всех испытуемых субъективный критерий успешности совпадал с объективным - корректировались любые отклонения от целевой позиции. При средней трудности (1.2 < D < 1.8) у большинства испытуемых выявляется субъективная приемлемость отклонений на одну позицию вправо, т.е. результат +1 оценивается как одинаково успешный с результатом 0. При высокой трудности (1.8 < D < 2.2) расширение зоны субъективной успешности выявляется у всех испытуемых, но у одних она составляет две позиции, как правило, 0 и +1, а у других - три позиции: 0, +1, +2.

Полученные данные говорят о том, что с повышением трудности работы субъективный критерий успешности становится все менее строгим, однако здесь возникают два взаимосвязанных вопроса: что именно определяет ширину зоны субъективной приемлемости и почему эта зона очень часто оказывается асимметричной относительно целевой позиции? Сущность последнего вопроса состоит в следующем: если испытуемый считает приемлемыми результаты, отклонившиеся на одну или две позиции вправо от 0, то почему он корректирует точно такие же отклонения, но оказавшиеся слева?

Ответ на первый вопрос основывается на том, что использование субъективных критериев позволяет испытуемым наряду с остановками тест-объекта в целевой позиции засчитывать в свой актив в качестве успешных и все остановки, оказавшиеся в границах зоны субъективной приемлемости. Подсчитывая количественную результативность своей деятельности, испытуемые прибавляют к объективно успешным результатам также и субъективно успешные, и если из-за возрастания разброса по мере повышения трудности объективная результативность уменьшается, то испытуемые компенсируют это путем расширения зоны субъективной приемлемости, благодаря чему общее количество остановок тест-объекта в позициях зоны остается относительно постоянным при любой трудности работы.

Эта гипотеза подтверждается сопоставлением показателей объективной и субъективной успешности с показателем дисперсии, которое показывает, что первая коррелирует с трудностью работы отрицательно (r = -0.67, p < 0.01), тогда как вторая от трудности работы не зависит (r = 0.01).

Степень расширения зоны определяется индивидуальной нормой успешности, которая репрезентирует уровень притязаний испытуемого в отношении количества успешных результатов, а величину этой нормы можно приблизительно оценить, подсчитав сумму остановок тест-объекта во всех позициях зоны, включая 0.

Проиллюстрируем взаимодействие нормы успешности, степени трудности работы и критерия успешности на примере результатов испытуемого Т.О. (табл.2). Прежде всего, из таблицы видно, что от первой к четвертой серии трудность работы увеличилась в два раза, объективная успешность снизилась почти в четыре раза, а субъективная успешность все это время оставалась практически неизменной. Последнее достигалось за счет своевременного расширения зоны субъективной приемлемости сначала на одну, а затем на две позиции, что обеспечивало среднюю норму успешности.

Серия
Позиции зоны
Успешность в % объективная субъективная
Дисперсия (D)
1
0
37 --
1.08
2
0,+1
20 50
1.22
3
0,+1
17 45
1.90
4
0,+1,+2
10 47
2.16

Табл.2. Индивидуальные данные исп. Т.О.

Несмотря на то, что за счет расширения зоны субъективная успешность может быть доведена даже до 100%, ее реальный уровень колеблется у отдельных испытуемых от 40 до 50%, т.е. устанавливая ту или иную ширину зоны, каждый испытуемый руководствуется достаточным для него минимумом субъективной успешности, а не возможным максимумом. С точки зрения рефлексивной регуляции деятельности это означает, что расширяя зону субъективной приемлемости, испытуемый ориентируется на определенную норму успешности, которая соответствует его уровню притязаний в данной ситуации, и если количество объективно успешных результатов не достигает этой нормы, то испытуемый снижает строгость оценочного критерия, тогда как при достаточно высокой объективной успешности строгость субъективного оценочного критерия возрастает вплоть до совпадения с объективным. В этом заключается ответ на вопрос о том, что именно определяет ширину зоны субъективно приемлемых результатов - это высота уровня притязаний, выраженная в виде нормы успешности, и индивидуальная трудность работы.

Применяя при оценивании результатов собственные субъективные критерии, испытуемые делают это ради того, чтобы не снижать уровень притязаний даже при фактической невозможности его реализации. Как известно, в таких случаях реалистичная стратегия заключается именно в снижении уровня притязаний, что является единственным способом избежать накопления неудач, но если испытуемые применяют собственные оценочные критерии, то по мере ухудшения результатов они снижают не уровень притязаний, а строгость критериев, обеспечивая тем самым реализацию уровня притязаний за счет добавления к объективно успешным также и субъективно приемлемых результатов.

Теперь рассмотрим вопрос о причинах асимметрии индивидуальных зон субъективно приемлемых результатов. Как известно, общий разброс остановок тест-объекта в экспериментах, подобных описанному, как правило, бывает смещен влево или вправо от целевой позиции и сравнительно редко оказывается симметричным. Этот давно выявленный факт не имеет единого общепризнанного объяснения, однако в нашем контексте важно то, что при достаточно высокой трудности работы центр разброса результатов приходится не на позицию 0, а на позицию +1 или -1. При этом особенно важно, что количество остановок тест-объекта в таком "реальном центре" оказывается заметно больше, чем в самой целевой позиции (см., например, табл. 2.), и это обстоятельство вынуждает испытуемого включать в зону субъективной приемлемости именно ту позицию, которая представляет собой реальный центр разброса результатов.

Вынужденный характер формирования границ зоны вытекает из того, что если бы испытуемый мог, он конечно сместил бы центр разброса на целевую позицию 0, значительно повысив тем самым объективную успешность, однако, будучи физически не в состоянии реализовать такую возможность, испытуемый идет другим путем: видя недостаточную результативность в целевой позиции и весьма неплохую результативность в соседней позиции, он снижает строгость своего оценочного критерия, признавая одинаково успешными остановки и в позиции 0, и в позиции, например, +1 (см. табл. 2). Если благодаря этому общее количество успешных результатов возрастает до индивидуальной нормы, то зона субъективной приемлемости больше не расширяется, а в противном случае к ней добавляется еще одна позиция (+2 в табл. 2.), но расположенная рядом с реальным центром разброса, а не рядом с целевой позицией. Вследствие этого, трехпозиционная зона оказывается асимметричной относительно целевой позиции, но симметричной по отношению к центру разброса, что дает наибольший прирост субъективной успешности, так как очевидно, что симметрированная вокруг центра область нормального разброса содержит заведомо больше результатов, чем любая другая (непрерывная) область такой же протяженности. Этим и объясняется несимметричность зоны субъективной приемлемости относительно целевой позиции.

Эксперимент II.

В описанном выше эксперименте с объективной точки зрения успехом была только остановка тест-объекта в целевой позиции 0, а любой другой результат считался неудачным. Для реальной деятельности значительно более типичным является разрешение больших или меньших, право или левосторонних отклонений от заданного эталонного результата как, например, "допуска и посадки" в металообработке. Исходя из распространенности и практической значимости ситуаций такого рода, данный эксперимент был направлен на изучение влияния назначенных извне объективных критериев на субъективные критерии, вырабатываемые самим субъектом в ходе деятельности.

В качестве объективных критериев успешности использовались симметричные и асимметричные сектора разрешенных отклонений тест-объекта от целевой позиции. В двух опытах были реализованы следующие условия работы. Скорость движения тест-объекта во всех сериях была одинаковой, а сектор разрешенных отклонений варьировал от серии к серии (границы сектора обозначались на демонстрационном табло передвижными указателями). В первом опыте сектор был симметричен относительно позиции "0", а его ширина последовательно изменялась в шести сериях от плюс-минус 5 позиций до нуля, т.е. в последней (шестой) серии любые отклонения были запрещены.

Во втором опыте ширина сектора разрешенных отклонений во всех сериях составляла 11 позиций, а его расположение в первой-третьей сериях характеризовалось возрастающей правосторонней асимметрией (границы по сериям: от -3 до +7; от -1 до +9; от 0 до +10), а в четвертой-шестой сериях асимметрия была левосторонней (границы по сериям: от +3 до -7; от +1 до -9; от 0 до -10).

Результаты первого опыта показали, что во всех сериях испытуемые формировали свои зоны субъективной приемлемости практически независимо от сектора разрешенных отклонений. До тех пор, пока ширина сектора была достаточно большой (серии 1-4), индивидуальные зоны, составлявшие, как правило, три позиции (0,+1,+2; -1,0,+1; 0,-1,-2), размещались внутри секторальных границ, т.е. субъективные критерии успешности оказывались строже объективных. При этом индивидуальная норма субъективной успешности составляла в среднем 55%, что находится в хорошем соответствии с данными Эксперимента I. У большинства испытуемых зоны субъективной приемлемости характеризовались право или левосторонней асимметрией, которая сохранялась также при минимальном секторе плюс-минус 1 позиция (серия 5) и даже при полном запрещении отклонений (серия 6). Ни ширина зоны, ни результативность в позициях зоны в сериях 5 и 6 не отличались от средних данных по сериям 1-4, т.е. превосходство в строгости объективных критериев успешности над субъективными не оказало на последние никакого влияния.

Во втором опыте данные серий 1 и 4 практически не отличались от начальных серий первого опыта, так как асимметрия секторов +3/-7 и -3/+7 не вносила в работу испытуемых каких-либо существенных ограничений. В сериях 2 и 5 (сектора +1/-9 и -1/+9) отмечается заметный сдвиг общего рассеяния результатов в сторону, соответствующую асимметрии сектора разрешенных отклонений, но все же у ряда испытуемых 10-15% остановок тест-объекта оказываются за ближайшей к позиции 0 границей. Индивидуальные зоны субъективно приемлемых отклонений, имевшие вид 0,+1,+2 и 0,-1,-2, также оказались сдвинуты на одну позицию в соответствии с асимметрией сектора, благодаря чему ни у кого из испытуемых зона не выходила за пределы сектора, но при этом у многих из них одна ее граница совпадала с границей сектора, проходящей по позиции +1 или -1. Именно в этих случаях встречаются остановки за пределами сектора, поскольку попытки воспроизводить "пограничный" результат неизбежно сопровождаются двусторонними случайными отклонениями.

В сериях 3 и 6, когда одна из границ сектора совпадала с целевой позицией 0 (сектора 0/+10 и 0/-10), наблюдалось массовое перемещение зон субъективной приемлемости с позиций -1 или +1 на позицию 0, а у некоторых испытуемых и за нее. В этих сериях легче всего было работать тем испытуемым, чья привычная зона имела асимметрию, совпадающую с асимметрией сектора (0,-1,-2 и 0,+1,+2), но даже и у них нередко наблюдалось смещение зоны на одну позицию в сторону от "опасной" границы, в результате чего получалась зона +1,+2,+3 в серии 3 и зона -1,-2,-3 в серии 6. Причина такой подстраховки заключается в стремлении избежать запрещенных отклонений при попытках воспроизведения пограничного результата 0, а следствием является зона субъективной приемлемости, не содержащая целевую позицию. Это означает, что требование не отклоняться за границы сектора воспринимается этими испытуемыми как более значимое по сравнению с требованием останавливать тест-объект в целевой позиции, вследствие чего и формируется такая парадоксальная зона.

В целом, сопоставление данных наиболее трудных серий первого и второго опытов показывает, что если в сериях 5 и 6 первого опыта невозможность соблюсти запрет на отклонения приводит к тому, что испытуемые просто игнорируют сектор разрешенных отклонений, то в сериях 3 и 6 второго опыта испытуемые стараются выполнять объективные требования путем перемещения зоны субъективно приемлемых отклонений, а тем самым и всей области рассеяния результатов, в соответствии с изменением границ сектора. Это говорит о том, что субъективные критерии полностью замещают объективные только в таких условиях, когда реализация последних представляется испытуемым абсолютно невозможной. В остальных случаях субъективные критерии формируются с учетом объективных требований, а если эти требования порождают у испытуемого внутренний конфликт, то субъективный критерий успешности может служить показателем избранного испытуемым способа разрешения конфликтной ситуации.

Более подробное изучение стратегий деятельности в ситуации, порождающей мотивационный конфликт, было проведено в следующем эксперименте.

Эксперимент III.

Техническое обеспечение эксперимента оставалось прежним. Испытуемый находился перед вертикальной демонстрационной панелью, на которой по окружности диаметром 250 мм перемещалось с постоянной скоростью яркое световое пятно (тест-объект). В каждой пробе тест-объект начинал свое движение из самой верхней позиции и здесь же он должен был останавливаться испытуемым по завершении первого круга.

В целях создания мотивационного конфликта была использована платежная матрица: за точную остановку в целевой позиции "0" испытуемый получал призовые 10 очков, за любую остановку слева от нее - ноль очков, за любую остановку справа - штрафные -10 очков. Задача испытуемого заключалась в том, чтобы набрать как можно больше очков за 50 попыток, составлявших обычную экспериментальную серию. Все испытуемые имели предварительный опыт работы в Эксперименте I или II.

Следует отметить, что использованная платежная матрица весьма близко соответствует некоторым жизненным ситуациям. Так, например, при швартовке морских и речных судов задача капитана состоит в том, чтобы в момент касания причала скорость судна была нулевой, так как иначе вместо мягкой швартовки получится сильный удар. Вместе с тем, преждевременная остановка судна хотя и безопасна, но нежелательна, поскольку швартовка при этом не происходит вообще и всю операцию приходится повторять. Правила дорожного движения в ситуации остановки автотранспортного средства перед красным сигналом светофора запрещают пересекать полосу "стоп", тогда как слишком ранняя остановка выдает неопытность водителя. При выполнении токарных работ снять сразу слишком много материала означает необратимо испортить заготовку, тогда как чрезмерная осторожность безопасна, но удлиняет время работы.

Во всех таких ситуациях субъект деятельности находится в состоянии динамического конфликта, когда мотив достижения успеха стимулирует продвижение к желаемому результату, а мотив избегания неудачи противодействует этому стремлению из-за опасности значительной неудачи в случае даже небольшого отклонения от эталона. То или иное решение конфликта находит свое отражение в одной из трех возможных стратегий действий: рискованной, осторожной и компромиссной. В данном эксперименте конкретная реализованная испытуемым стратегия выявлялась путем анализа зоны субъективной приемлемости. Так, рискованная стратегия характеризовалась наличием в зоне единственной позиции, которой была целевая позиция 0; для осторожной стратегии характерным было также наличие в зоне всего одной позиции, но не целевой, а -1; компромиссная стратегия диагностировалась в случае зоны, состоявшей из двух позиций 0,-1.

Определение вида стратегии по характеру зоны основано на том, что около любой воспроизводимой позиции неизбежно возникает двусторонний разброс результатов и если зона состоит, например, из одной позиции 0, то из-за правой части разброса имеется значительный риск получения штрафных очков, который приведет к большой неудаче, если успешность воспроизведения позиции 0 окажется низкой. Именно это наблюдалось у испытуемого, занявшего последнее место с итогом -120 очков. Другие испытуемые из числа реализовавших рискованную стратегию набрали от -40 до +80 очков, т.е. риск оказывался оправданным лишь в тех случаях, когда при попытках воспроизведения позиции 0 количество повторов превышало количество отклонений в правую сторону - испытуемый не только хотел повторить успешный результат, но и мог это сделать. Таким образом, сочетание двух показателей- зоны субъективной приемлемости и очкового итога позволяет оценить степень оправданности принятия испытуемым рискованной стратегии.

В тех случаях, когда зона субъективной приемлемости не включает в себя позицию 0 и состоит только из позиции -1, осторожная стратегия диагностируется исходя из того, что после остановки тест-объекта в позиции 0 испытуемый, боясь правостороннего разброса, даже не пытается воспроизводить этот результат, предпринимая в следующей попытке коррекцию, направленную к позиции -1. Тот факт, что субъективно приемлемой оказывается позиция -1, а не еще более безопасная позиция -2, говорит о том, что испытуемый все-таки рассчитывает на получение некоторого количества призовых очков за счет правой части разброса, возникающего при воспроизведении позиции -1, однако в нашем эксперименте все осторожные испытуемые закончили с нулевым итогом, поскольку правосторонний разброс ложился не только на призовую позицию 0, но также и на штрафную позицию +1. Несмотря на отсутствие выигрыша, осторожная стратегия этих испытуемых вполне оправдала себя, так как им действительно удалось избежать отрицательного итога, которого они и опасались как неудачи.

Наилучших итогов +170 и +110 очков добились испытуемые, чья зона состояла из двух позиций 0,-1. Характер зоны ясно указывает на компромисс между стремлением набирать призовые очки за счет воспроизведения позиции 0 и тенденцией избегать штрафов путем воспроизведения позиции -1. В отличие от рискованной стратегии, при которой результаты -1 корректируются с прицелом на 0, что часто заканчивается "перелетами" в правую штрафную область, компромиссная стратегия проявляется в виде отказа от таких рискованных коррекций, что и позволяет избежать накопления проистекающих отсюда штрафных очков. Что же касается возможных потерь призовых очков из-за воспроизведений нейтральной позиции -1, то эти потери частично компенсируются случайными правосторонними отклонениями, ложащимися на позицию 0 и приносящими призовые очки. Таким образом, компромиссная стратегия является таковой не по причине внешнего вида зоны субъективной приемлемости, а по сути дела, поскольку вместо однозначного стремления к призовым очкам (рискованная стратегия) или однозначного стремления избегать штрафов (осторожная стратегия) испытуемый реализует данной стратегией именно компромисс между мотивом достижения успеха и мотивом избегания неудачи.

Несмотря на то, что теоретически в компромиссной стратегии следует ожидать примерной сбалансированности мотивов достижения и избегания, в реальности обычно имеет место некоторое преобладание одного из них, что в данной деятельности проявляется как неодинаковая результативность в позициях зоны субъективной приемлемости. Так, у двух испытуемых с итогами +170 и +110 очков обнаруживается явное преобладание остановок тест-объекта в позиции 0 по сравнению с позицией -1, тогда как у двух других испытуемых с компромиссной стратегией картина результативности была обратной, а их итоговые суммы составили 0 и -10 очков. Это говорит о том, что более продуктивной оказывается компромиссная стратегия с акцентом на достижение успеха, тогда как акцентирование избегания неудачи снижает успешность деятельности до уровня осторожной стратегии.

В заключение будет полезно подчеркнуть, что сама по себе результативность деятельности не может служить надежным показателем той или иной стратегии разрешения мотивационного конфликта. В зависимости от психофизиологических возможностей исполнителя рискованная стратегия может принести любой результат - от заметного успеха до полной неудачи, а компромиссная стратегия может оказаться столь же мало результативной как осторожная или, наоборот, значительно более успешной, чем рискованная. Вместе с тем, даже самые лучшие исполнительские возможности позволяют добиться успеха только при условии реализации стратегии, отражающей преобладание мотива достижения над мотивом избегания, так как при обратном соотношении этих мотивов наиболее вероятным итогом будет нулевой - ни успеха, ни неудачи.

Таким образом, связь между результатами и возможностями опосредуется мотивацией, а связь между мотивацией и результатами опосредуется возможностями, что можно выразить через формулу:

результативность = мотивация x возможности

причем взаимодействие мотивации и возможностей происходит не само по себе, а при посредстве рефлексивной регуляции деятельности. В данном случае - это оценивание своих возможностей и формирование критерия успешности, который при правильной оценке возможностей оказывается адекватным мотивации, а при завышении или занижении самооценки - неадекватным. Таким образом, реалистичность рефлексивной самооценки сказывается на результативности в не меньшей степени, чем мотивация и возможности, благодаря ее влиянию на адекватность критерия успешности и через это - на степень оптимальности стратегии деятельности.

Содержание исследований изложено в следующих публикациях:

Журнал "Новые исследования в психологии", 1980, № 1, с.82-92.

Ibid. 1980, № 2, с.8-13.

Журнал "Вопросы психологии", 1981, № 6, с.59-74.

Ibid. 1982, № 3, c.129-133.

Психология bookap

Ibid. 1984, № 3, c.118-122.

Журнал "Вестник МГУ", серия 14 (Психология), 1982, № 3,c.47-52.