4. ЛЮБЕЗНЫЙ, ПОЗОЛОТИШЬ РУЧКУ?


...

Мысли в спальне

Он хочет заняться любовью, потом поговорить. Я хочу поговорить, потом заняться любовью.

У меня во всем проступает сексуальная озабоченность. Думаю: «Если бы только у меня был сексуальный партнер, все было бы хорошо». Совершенно ложное убеждение. Я знаю, что проекция всего остального на половой акт раньше приводила к истерическим припадкам.

Я не хочу жить с сыном или братом. Дико раздражаюсь. Я думаю: «Принимайте меня такой, какая есть». Но затем смотрю на свое тело и думаю: «Полное, материнское тело». Полагаю, его тело думает так же. Оно меня не хочет.

Мне думается, он чувствует подвох, когда его слова не приносят мне поддержки, мужества, озарения. Он чувствует свое бессилие. Он становится импотентом. Он думает, что я кладу его на лопатки, когда просто говорю ему то, что в моем понимании является правдой.

Во время полового акта я думаю о будущих покупках. В сексуальной жизни со мной крайне редко бывало так, чтобы я отключалась ото всего. Надеюсь, что смогу вставить переключатель.

Я прекрасно чувствую себя в роли жертвы. Инстинктивно я всегда знала, что мой муж мне изменяет. Я впала в глубокий сон избегания и отрицания. Я сделала выбор, чтобы стать депрессивной, необщительной, больной личностью в мертвом браке, который сама же и создала.

Почему я не могу сказать ему прямо? Почему я не могу быть честной в самых интимных ситуациях? Почему я испытываю оргазм с другим мужчиной и никогда со своим мужем?

Полагаю, что я стала ручной по необходимости, но при этом моя прирученность приняла какую-то дикую форму.

Огонь в моем солнечном сплетении! Мучительно! Это памятник прошлому, которому я молилась чуть не каждую ночь. Последний оплот христианской морали - это сама я -красота, истина, свет.

Именно когда солнце пришло к луне, произошло полное солнечное затмение. Нужно говорить какие-то слова, но их некому говорить. НЕТ ТЕЛА. Куда мне деваться? Вниз по той улице, на которой нет запаха мертвых лилий? Он ушел. Всего три слова. Я открыла рот, и оттуда вырвался звериный вой.