14. Трансформирующая мать

В следующей сказке, хотя она достаточно короткая, дано всеобъемлющее изображение Природы-Матери и ее чудесной деятельности. Лесная Матушка – это не такая волшебница, как ведьма из сказки «Йоринда и Йорингель»; скорее можно говорить о ее способности к трансформации. Она приводит людей «на место чудесных превращений»– так сказал Юнг об этом аспекте материнского архетипа.

В сказке почти не говорится о том, что природа знает тайну плодородия. Еще больше поражает другое ее качество – способность к обновлению. Все творения природы участвуют в постоянном цикле жизни, смерти и обновления. В природе ничего не остается неизменным, все умирает и все обновляется.

Лесная матушка

Краткое содержание

Жили-были муж и жена, и была у них единственная маленькая дочь, но была она упрямая и капризная. Однажды ночью она капризничала гак, что мать на нее очень рассердилась и пообещала, что придет Лесная Матушка и унесет девочку с собой.

Едва она это вымолвила, к ним в дом вошла лесная женщина. Впереди скакали два зайца, у которых на спине горели длинные свечи, а два других зайца были запряжены в ее огромный экипаж. Чтобы наказать девочку, Лесная Матушка взяла ее с собой, хотя родители умоляли простить ее и оставить дома.

В лесу она посадила девочку в пещеру. Лесная Матушка решила избавить ее от упрямства, но при этом дала ей единственную возможность исправиться. На следующий день ее служанки пришли за девочкой и отвели ее в красивый маленький домик, находившийся за пещерой, в котором она могла играть с другими хорошими детьми и славно проводить время. Но девочка снова стала капризничать и проявлять свой дурной характер.

Тогда Лесная Матушка решила с этим покончить. «Погоди, – сказала она девочке, – сейчас ты узнаешь!» Она взяла девочку и целый день вела ее в лесную чащу, туда, где деревья становились все выше и выше, а их корни все толще и толще. Наконец, послышался страшный рев, и они подошли к широкой реке, на которой стояли три странные мельницы. Лесная Матушка подошла к первой мельнице, посадила девочку на мельничный жернов и сказала:

Молодость состарится, А старость помолодеет.

С каждым поворотом мельничного колеса девочка становилась на три дня старше. Тем временем Лесная Матушка пошла к двум другим мельницам: одна из них была мужской, а другая женской. Два мельника, стоящие напротив женской мельницы, положили Лесную Матушку в мельничный ларь, и вскоре та вышла из мельницы молодой и красивой. А девочка превратилась в морщинистую старуху, и сильно опечалилась, поняв, что ее упрямство лишило ее прекрасной жизни. Тогда, увидев ее печаль, Лесная Матушка смягчилась, отвела ее к женской мельнице, и старуха вновь стала юной девочкой и даже похорошела.

Когда они уже собирались вместе вернуться домой, вдруг появился отец девочки. Он долго искал дочь и от тревоги постарел и поседел. Его привели на мужскую мельницу, и две женщины, которые на ней работали, привели ее в движение. И отец снова помолодел. Теперь молодой мужчина взял за руку послушную дочь и привел ее домой. Когда у девочки позже родился младший брат, она заботливо за ним присматривала, а через несколько лет, когда она вышла замуж за красивого молодого охотника, Лесная Матушка прислала ей дорогие подарки.

В образе главной сказочной героини, непослушной маленькой девочки, воплощается протест женщины против условий жизни, причем этот протест выражается инфантильно и эгоцентрично. Сначала она не слушается матери, которой так надоели ее капризы, что она просит Лесную Матушку наказать дочь.

Бунт женщины против собственной матери вообще означает протест против собственной женской участи и того, что с ней связано. Например, есть много молодых женщин, протестующих против любых инстинктивных требований, предъявляемых к ним на протяжении жизни. Обычно это является следствием негативного материнского комплекса. Подобная инфантильная установка часто воплощается в образах сновидений, напоминающих упрямую и капризную девочку из нашей сказки.

Оказывается, девочка гораздо лучше относится к своему отцу, чем к матери. Во всяком случае, между ними существует эмоциональная связь – об этом свидетельствует сильная печаль отца в связи с исчезновением дочери. Когда это случилось, он быстро постарел и поседел. О близости их судеб свидетельствует и то, что в конце сказки отец, как и дочь, проходит через трансформацию на мельнице. Бессознательная связь с отцом часто является причиной возникновения у дочери упрямства и неуступчивости – характерных черт главной героини нашей сказки.

Если неадекватную установку нельзя изменить даже с помощью огромных усилий воли, женщина может исцелиться только испытав глубинное бессознательное переживание. Говоря на метафорическом языке, она должна вернуться обратно к Великой Матери и пройти у нее процесс обновления, ибо радикально изменить человека может только бессознательное.

Появление Лесной Матушки в маленькой комнатке перед родителями девочки напоминает внезапное проявление бессознательного материала, который вторгается в психику человека, ограниченную сознанием. Хотя мать девочки сама звала Лесную Матушку, ее приход вызывает страх и трепет в силу чрезвычайной таинственности и величия этой фигуры. В своем экипаже, запряженном зайцами, сопровождаемая многочисленной свитой, она похожа на лесную королеву. Она тесно связана со всей природной жизнью. На это указывает не только имя Лесная Матушка, но и сопровождающие ее лесные звери, вместе с которыми она живет в пещере. С самых древних времен зайцы всегда ассоциировались с Природой-Матерью; они были священными животными Венеры. Считалось, что они являются животными-помощниками. В алхимической символике они обозначают Меркурия. Эти животные с хорошо развитыми органами чувств, с острым обонянием, символизируют силу интуиции. Зигзаги и скачки заячьего бега выражают типичную для этих животных природную хитрость. Тайна «высшего бытия» бессознательной природы воплощается и в длинных зажженных свечах на спинах первой пары зайцев; свет символизирует знания или способность к познанию.

Зайцы, несущие свет, контрастируют с непроницаемой тьмой лесной чащи и образом лесной госпожи. Животные светят ей и бегут впереди, освещая дорогу. Их образ указывает на существование некоего инстинктивного знания, смысла самой природы, а значит – на духовный аспект материнского архетипа. Свечи, которые несут зайцы, означают, что речь идет об инстинктивном способе познания, которое присутствует в бессознательном. Такое познание – не обычное осознание, а интуитивное познание, которое зачастую мгновенно исчезает (как зайцы) при попытке рефлексии этого процесса.

Юнг назвал познание, протекающее в бессознательном, «абсолютным знанием».[103]

Природное знание, свойственное бессознательному, является одним из характерных аспектов архетипа матери. Юнг называет его «мудростью и высотой духа, превосходящей интеллект». Зайцы, несущие свет и освещающие дорогу Природе-Матери, символизируют прежде всего именно эту сторону материнского образа. Природа выступает не только как материя, существующая в пространстве и времени и подчиняющаяся законам причинности, но и как воплощение целенаправленного духовного устремления, существующего помимо человеческого сознания.

Природа-Мать, приняв образ лесной женщины, указывает путь к духовному совершенству, а это значит, что духовное богатство тоже может быть природным. Самые ценные результаты духовной деятельности человека вытекают из человеческой природы и становятся ее внешним выражением, т. е. они являются результатом связи с бессознательным. Наверно, только боги являются творцами в полном смысле слова, но им необходима помощь человека.

Встав на путь духовного совершенства, человек должен сформировать такую установку по отношению к бессознательному, которая позволяла бы ему реагировать на продукты деятельности бессознательного и доводить их до осознания. Единственный способ, позволяющий человеку выйти за пределы природного аспекта архетипа матери, – полностью ему подчиниться. Поэтому сказочные герои часто становятся слугами Великой Матери. Например, в сказке «Синяя свечка» солдат работает на Великую Мать, чтобы заслужить свет, который будет указывать ему путь всю оставшуюся жизнь. Тем самым он вступает в контакт с «природным светом», который становится для него путеводным. Переживания человека, ведомого силой, не зависящей от его сознания, является компонентом ощущения целостности, которую символизирует число «четыре»; в нашей сказке это четыре зайца, сопровождающих Лесную Матушку.

Сначала Лесная Матушка забирает девочку в лесную пещеру. Пещера также является материнским символом, воплощением материнской утробы. Довольно странно, но затем оказывается, что в этом «ином» мире существует маленький домик, служанки и маленькие дети, с которыми девочка может играть. Этим иным миром является бессознательное. В нем человек может играть и веселиться, но только если он умеет общаться с другими людьми, не ссорясь и не капризничая. Когда девочка становится упрямой и капризной, лесная женщина сразу пресекает ее капризы и ведет ее далеко в лес – туда, где деревья становятся все выше и выше, а их корни все толще и толще, а издалека слышится ужасный рев падающей воды, туда, где стоят три волшебные мельницы.

На этих мельницах лесная женщина «перемалывала» старых людей в молодых, а молодых в старых; мельницы – это средства такой трансформации. Мельничные колеса – колеса времени. Так как Великая Мать вершит судьбы людей в пространстве и времени, она в каком-то смысле должна быть «над ними». Она может повернуть колесо времени вперед или назад, если ей будет угодно. Это символизирует относительность времени в природе.

Если ничего не происходит, то все останется неизменным, а потому очень важно, чтобы в процессе индивидуации человек полностью принимал существующие законы времени. Люди, находящиеся под воздействием материнского комплекса, часто не могут их принять в силу своей ложной установки относительно материнского начала. Например, они чувствуют себя либо слишком молодыми, либо слишком старыми. Они живут не здесь-и-теперь, а где-то в своем воображении, в вечности. Если бы они действительно приняли и признали законы времени, Природа-Мать помогла бы им пересечь временные границы, как в нашей сказке это сделала Лесная Матушка.

Чтобы лучше понять, что делает лесная женщина, нам следует обратиться к символическому смыслу сказочных мельниц. Водяные мельницы предназначены для перемалывания зерна в муку, но в нашей сказке они превращают молодых людей в старых, а старых – в молодых. Они напоминают нам мистическую идею фонтана вечной молодости. Колеса символизируют также движение в пространстве, но в данном случае их вращение изменяет возраст людей, который обычно изменяется с течением времени, поэтому мы назвали эти колеса колесами времени. Они напоминают индийское колесо возвращения, или гороскоп – еще одну разновидность колеса времени.

Мельница – это укромный уголок, где люди часто занимаются любовью, а в сказках ведьмы испытывают силу своего колдовства. Кроме того, в народных преданиях и легендах существуют золотые мельницы, а также мельницы, в которых перемалывают людей. Говорят, что дьявол в мельничных жерновах перетирает в муку человеческие души; существует много упоминаний о том, что на мельнице случается всякая чертовщина и обитает нечистая сила.

Довольно интересно, что сама Лесная Матушка «перемалывается» в женской мельнице и становится молодой.

В начале сказки – это строгая, пожилая материнская фигура, которая затем становится значительно моложе и мягче. Теперь она может проявлять сочувствие.

На реке стоят три мельницы. Мы уже отмечали, что сами богини судьбы, например, Мойры или Норны, образуют триады, как и пряхи в сказке братьев Гримм. В сочетании с образом матери, предвещающей судьбу, число три указывает на элемент динамического развития в пространстве и времени, который содержит фемининное начало.

И трехмерному пространству, и времени, которое включает настоящее, прошлое и будущее, присущ аспект троичности. В своем эссе «Синхронизм: акаузальный связующий принцип» Юнг предложил другие три принципа для психологической интерпретации природы. Эта триада состоит из пространства, времени и причинности, но так как не все природные явления можно объяснить наличием причинно-следственных связей или связью с пространством и временем, Юнг предложил добавить четвертый принцип – синхронность.

Синхронность событий, которая иллюстрирует этот принцип во внешней реальности, аналогична синхронности, или смысловому сходству, психических образов и конкретных внешних событий. Например, у человека появляется бессознательная идея, образ сновидения или фантазия, и приблизительно в то же время во внешнем мире происходит событие, имеющее такой же смысл. Такие синхронные события чаще всего случаются при активизации архетипа в индивидуальном бессознательном. Таким образом «вечный» по своей сути архетип как бы целенаправленно внедряется в пространственно-временную размерность мира нашего сознания и, например, устраняет различие между внешней и внутренней реальностью. Мы говорим о переживаниях, в которых течение времени прерывается вечностью.

В нашей сказке этот аспект природы, принцип синхронности, скорее всего воплощен в образе четырех зайцев. Число «четыре» в юнгианской символике имеет совершенно иной смысл по сравнению с числом «три» (вспомним три мельницы). Лесная Матушка связана одновременно с числами «три» и «четыре». Она не только управляет тремя мельницами времени; ей принадлежат и четыре зайца, которые несут свет и духовность бессознательного, а также придают смысл темной жизни в пространстве и во времени.

Тот факт, что мельничные колеса могут вращаться в обратную сторону так же легко, как и вперед, является еще одним указанием на то, что принцип троичности лишь частично применим ко времени. Над этим принципом находится сама Природа-Мать. Становясь пряхой, она тоже выражает свою связь со временем, так как предсказывает каждому человеку его будущее в пространстве и времени. Но для этого она должна оставаться вне времени: иными словами, она сохраняет тесную связь с фактором времени, но не зависит от него.

Психологически это можно объяснить тем, что материнское бессознательное придает очертания человеческой судьбе в пространстве и времени посредством исходящих от нее проекций, но при этом оно само фактически не изменяется во времени. Человек может постичь это только в процессе осознанно прожитой жизни, и для этого нужно прежде всего осознать фактор времени. Хотя мы обычно думаем, что понимаем временную ограниченность жизни, но на самом деле мы не всегда осознаем этот факт. В особенности это касается людей, оказавшихся в тесном плену эго-сознания: человек превращается в раба времени, не может выйти за его границы и понять его истинную природу. Поэтому нельзя себе представить временную связь, не осознав вечности. Только глубинное ощущение бессознательного может дать человеку представление об относительности и вместе с тем о реальности времени.

Как воплощение бессознательного Лесная Матушка является матерью судьбы. В лесной чаще она убедительно показывает девочке, что лучше добровольно принять свою судьбу, ибо колесо времени все равно совершит свой круг, нравится ей это или нет. За один день она постареет и столкнется лицом к лицу со смертью. От ее отношения к жизни и к Великой Матери, которая дала ей эту жизнь, будет в первую очередь зависеть, сможет ли девочка понять ее смысл или же она останется ослепленной собственным упрямством.

В конечном счете девочка символизирует инфантильную часть личности человека, которая пытается отвергнуть жизнь. Если женщина с такой установкой оказалась в тупике, она может испытать потрясение, которое позволит ей представить, что с ней случится, если она не изменит своего отношения к жизни. Состарившись, она однажды как бы очнется от глубокого сна и с печалью поймет, что всю жизнь обманывала себя. Показав девочке потенциальную возможность такого будущего, лесная женщина спасает ее. Осознание смысла времени избавляет человека от глупости и упрямства. Такое же влияние может оказать на него его собственная болезнь или смерть близкого человека.

Мужчина с материнской фиксацией часто завораживается образом матери или же сопротивляется ему, если ему кажется, что этот образ его подавляет, но это все равно, что сопротивляться собственному физическому существованию. Например, таким сопротивлением является уход в абстрактные интеллектуальные теории или фантазии, где мужчина может «поиграть» с прошлым или будущим. Он ощущает себя вечным, как вечен юный бог. Он убегает от необходимости осознания, что жизнь – это необратимая последовательность событий, происходящих в конкретные интервалы времени. Люди становятся только старше, потому что у них есть тело, любое сопротивление физическому бытию – это сопротивление старению.

Сказка повествует также, что иногда упрямые люди помимо своей воли испытывают переживания, которые могут исцелить их от этого зла. Несмотря ни на что Великая Мать продолжает любить девочку, иначе она не вернула бы ее обратно обновленной благодаря пережитому инсайту. В сказке даже говорится о том, что позднее Великая Мать продолжала заботиться о девочке и прислала ей на свадьбу богатые подарки.

В сказке делается психологически важный вывод, что благодаря вмешательству бессознательного человека можно избавить от упрямства и подвести к исполнению более высокой цели. Она также являет образ Природы-Матери, которая предвосхищает самые последние научные открытия, а именно предложенную Юнгом идею синхронизма, а также результаты исследований в области физики и парапсихологии. В сказке утверждается относительность времени и предполагается наличие четвертого принципа в дополнение к триаде пространство-время-причинность – «абсолютного знания», которое сопутствует Великой Матери, духу природы, и проявляется в феномене синхронности. Наверное, нам также следует предоставить этому духу кредит доверия, потому что в обычной народной сказке мы можем почерпнуть знание о самых сокровенных тайнах природы и психики.

Говоря о скрытом значении некоторых проявлений влечений и инстинктов, мы вступаем в область психического переживания, где сталкиваются два начала: природа и дух. Может быть, именно поэтому у сказочных образов Природы-Матери часто есть внутреннее тяготение к персонажам, воплощающим архетип духовности.

По-видимому, духовность, внутренне присущая природному началу, осуществляет сближение природы и духа. Хотя в народных сказках больше внимания уделяется воплощению природы, в них также делается особый акцент на чудо, т. е. на явление, выходящее за границы природы. Какими бы простыми и близкими к природе ни были эти сказки, они снова и снова акцентируют наше внимание на вещах, обладающих чудесными и магическими свойствами.

Психологический опыт подсказывает нам, что содержание глубинных слоев бессознательного действительно включает в себя оба аспекта; именно поэтому зачастую очень трудно сказать, на чем именно ставится акцент. С одной стороны, мы ощущаем одухотворенность самой природы, а с другой – мы чувствуем естественность духа. Таким образом, это может привести нас к переживанию трансцендентного единства двух начал.