6. Огненная мать


...

Фрау Труда

В этой сказке огонь, который зажгла ужасная мать, приводит к смерти. Злая ведьма превратила своенравную девочку в полено, а затем сожгла его. В данном случае мать воплощает собой проявление бессознательного, которое полностью самодостаточно и сурово осуждает упрямую ребяческую сознательную установку.


Краткое содержание

Жила-была маленькая девочка. Была она упрямая и чересчур любопытная. Вот говорит она раз отцу и матери:

– Я так много слышала о фрау Труде, что хотела бы у нее побывать.

Но отец с матерью строго-настрого запретили ей идти туда и сказали:

– Фрау Труда – женщина злая, она занимается колдовством. Не ходи к ней.

Но девочка не послушалась родительского запрета и все-таки пошла к фрау Труде. Пришла она к ней, а фрау Труда спрашивает ее:

– Ты что такая бледная?

– Я увидела у вас на лестнице черного человека.

– Это был угольщик.

– А еще я увидела зеленого человека.

– Это был охотник.

– А еще я увидела красного человека.

– Это был мясник.

– А еще, фрау Труда, мне было так страшно! Глянула я в окошко, вас не видать, а вместо вас черт с огненной головой.

– Ого! – сказала фрау Труда. – Так ты видела самую настоящую ведьму; я уж давненько тебя тут поджидаю.

Она обратила девочку в полено и кинула его в огонь. И когда оно как следует разгорелось, подсела она к очагу и сказала:

– Вот теперь она светит ярко!

Имя Труда ассоциируется с именем древнегерманской валькирии Труд (сила). По-видимому, это одна из природных демонических сил, связанных с языческой богиней Гель, царицей подземного мира. Согласно более поздним суевериям христианской эпохи имя Труда ассоциировалось со страшными кошмарами, которые приводили спящих в ужас. Иными словами, в эпоху христианства она, как и многие другие языческие богини, стала восприниматься совершенно негативно.

Этому есть психологическое объяснение: развитие сознания повышает опасность, сосредоточенную в бессознательном. Точно так же в нашей сказке фрау Труда уже не воплощает нейтральное, хотя и амбивалентное соединение природы и духа; как женщина-безбожница она, по существу, приравнивается черту.

В образе ребенка воплощается инфантильная установка не только сознания, но и воли. Ребенка нельзя убедить логически; он настойчиво стремится делать то, что пришло ему в голову Такая установка пробуждает самую разрушительную часть бессознательного – ужасную мать в самом роковом ее воплощении: не смерти с последующим возрождением, как в сказке о Белоснежке, а смерти как необратимого окончания жизни.

В русской народной сказке "Марфа крестьянская дочь"[68] главная героиня, скитаясь в тоске и отчаянии в поисках Ивана-царевича, встречается с тремя старухами, каждая из них ее спрашивает: «Куда тебя Бог несет? Волей или неволей или своею охотой?», и та отвечает: «Волей-неволей, а более своею охотой». Речь идет о том, что только тому человеку, которого отчаяние и нужда заставили проникнуть в «мир матерей», может улыбнуться удача, и он может ощутить благосклонность Великой Матери.

Девочка в сказке "Фрау Труда" отправилась в жилище ужасной матери не по причине отчаянной нужды, а только из своенравия и любопытства. Она услышала праздную болтовню, возбудившую ее любопытство, но не имела никакого представления об опасности, которой себя подвергает. С точки зрения психологии, в образе девочки могут воплощаться наивные игры с бессознательным, например, интерпретация сновидений как светское развлечение, а не как истинное внутреннее побуждение.

Материнское бессознательное действительно обладает творческой энергией, но ее нельзя использовать не по назначению, для удовлетворения эгоистических побуждений. Этот сказочный мотив повторяется очень часто, например, в сказке "Госпожа Метелица", в которой две сестры поочередно попадают в дом к страшной старухе в подземный мир. Одна из них оказывается у нее от безысходности, а другая – из жадности. Одна добра и трудолюбива; она получает вознаграждение. Другая, эгоистичная и ленивая, в полной мере испытывает на себе отрицательное отношение госпожи Метелицы.

В сказке "Фрау Труда" девочка из-за своего упрямства попадает в смертельную ловушку ведьмы. Она сгорает в печи, и, сгорая, светит ведьме. Она гибнет, потому что переступает границу опасной зоны материнского комплекса (как Иоринда и Йорингель); этот комплекс использует ее, чтобы выйти на свет. Оставаться в темноте или оказаться на свету – это большая разница для комплекса. Архетип, который не получает коллективного признания, стремится к свету, при необходимости жертвуя индивидуальностью.

Главная героиня хорошо известной сказки "Красная Шапочка" тоже и по той же причине подвергается опасности – из-за своей слишком детской и игривой установки. Она заблудилась в лесу, испытывая легкие, приятные чувства, когда собирала цветы, вместо того, чтобы нести еду своей бабушке (Великой Матери). Тем временем старая женщина превращается в волка. Так добрая мать становится злой и пожирающей матерью.

В сказке "Фрау Труда" девочке на лестнице встречаются три странных человека. Троица мужских персонажей часто появляется в мифологических историях, связанных с фигурой матери. В функцию мясника и охотника входит убийство животных, что само по себе вызывает страх, но поскольку это убийство совершается с целью накормить людей, в нем есть и некая позитивная сторона. Например, в сказке братьев Гримм «Птица-Найденыш» упоминаются три работника, а в русской народной сказке "Василиса Прекрасная" на пути к Бабе-Яге главной героине встречаются три всадника[69]. Три мужские фигуры символизируют динамический аспект Великой Матери, маскулинную безжалостность, тесно связанную с материнским началом, или же активную, подвижную сторону бессознательного[70].

Встреча с тремя мужчинами пугает маленькую девочку. Но еще больше ее пугает то, чего она совершенно не ожидала: в доме фрау Труды она встречает черта, т. е. абсолютное зло и смерть. В сказках материнские персонажи очень часто ассоциируются с дьяволом и другими идентичными ему фигурами. Фрау Труда чутко реагирует на замечания девочки. Когда та говорит ведьме о том, что увидела, в ответ она слышит презрительную насмешку; затем ведьма превращает ее в полено, которое сгорает в огне[71].

Люди, которые соприкасаются с бессознательным, плохо сознавая происходящее, рискуют стать жертвами неконтролируемых страстей. Из-за недостаточной гибкости они легко поддаются таким эмоциям. Они ригидны, как деревянное полено.

Черт – это образ, заимствованный из христианства. Это темная комплементарная часть образа Бога. А потому совсем не случайно, что христиане, обращаясь к бессознательному, сталкиваются с проблемой сверхъестественного зла. Человек, рожденный в христианской культуре, самой судьбой обречен столкнуться с этим трудным вопросом при погружении в глубины собственной психики и в свои природные влечения[72].

В психологических терминах, встреча женщины с дьяволом может означать для нее переживание негативного анимуса. Здесь речь идет о психологически разрушительной одержимости, которая управляет женщиной, когда она вступает в контакт с бессознательным. Так как дьявол воплощает собой коллективное зло, а не что-то персонифицированное, то на женщину, одержимую негативным анимусом, действуют именно коллективные, архетипические силы.

Слабые человеческие силы не идут ни в какое сравнение с силой дьявола. В таких случаях при столкновении с темной силой Бога нужно принять чисто религиозную установку, как поступил Иов, уверенный в том, что у него на небесах есть защитник. Иными словами, у сверхъестественных разрушительных сил есть комплементарные и столь же сверхъестественные благотворные силы. Но человеку нужно обладать твердым разумом и высокой концентрацией, чтобы устоять под напором сил зла.

Мария-Луиза фон Франц приводит убедительный клинический случай, сравнивая смерть от рук фрау Труды с судьбой человека, который умирает от психического заболевания, став жертвой архетипических сил бессознательного[73]. Она делает акцент на ошибке девочки, искренне рассказавшей фрау Труде о том, что она увидела в окне черта. Иногда эмоциональная лабильность заключается в том, что человек начинает слишком подробно описывать черта, которого он видел. Столь неуместное проявление неуважения к темным силам часто можно встретить у людей с психическими заболеваниями, которые употребляют шутливые, грубые или нейтральные эпитеты, рассуждая на религиозные темы[74].

Следует добавить, что разрушение личности в результате психического заболевания – это, наверное, самое сильное из всех возможных влияний материнского бессознательного. Горение в огне Великой Матери можно отнести к другой психологической катастрофе. Пламя часто является символом сексуальной страсти, а горение в огне может означать психическую вовлеченность в некую неподконтрольную сексуальную активность, типичную для определенной формы материнского комплекса, способную нарушить психическое равновесие человека. Зачастую хрупкое сознание и отсутствие силы воли создают проблему. Именно поэтому люди, не способные найти точку опоры в традиционной морали, часто становятся жертвой пагубных влечений, истощающих их жизненные силы; фактически они занимаются самосожжением.

Сначала ведьма превращает девочку в твердое, немое и бесчувственное полено. В ситуации эмоционального паралича человек легко становится жертвой пагубной страсти, так как первой защитой от нее являются человеческие чувства и отношения, а в более глубоком смысле – эрос, неподвластный Эго и воздействующий на всю психику в целом.

В следующей сказке мы увидим, как сильное чувство помогает двум детям скрыться от ведьмы и остаться в живых, в отличие от героини сказки "Фрау Труда".