10. Мать как судьба


...

Русалка из пруда

Есть несколько сказок, в которых добрая пожилая женщина дает юной девушке прялку, помогающую ей освободить принца от злых чар или вступить с ним в брак. Это значит, что материнская фигура, которая стоит за анимой, превращает ее в пряху. Таков, например, мотив, следующей сказки.


Краткое содержание

Жил-был охотник. Однажды он встретил выходящую из воды русалку, которая пообещала сделать его богатым, если он отдаст ей сына. Тот пообещал это сделать и не выполнил своего обещания. Тогда русалка, выждав момент, когда охотник приблизится к пруду, обвила его руками и быстро увлекла его за собой в глубину пруда.

Жена испугалась и пошла разыскивать охотника. Так как он ей рассказал, что ему надо опасаться преследований русалки, она сразу почувствовала, что произошло. Бедная женщина не покидала пруда. Наконец, силы у нее иссякли, она упала на траву и крепко уснула. Ей приснился вещий сон, в котором ей повстречалась добрая старушка. Проснувшись, она стала делать все, как предсказывал сон, и действительно повстречала добрую старую женщину, которой она рассказала, что с ней случилось.

– Успокойся, – сказала старушка, – я тебе помогу. Возьми этот золотой гребень. Подожди, пока взойдет полная луна, а потому ступай к пруду, сядь на берегу и расчеши свои длинные черные волосы этим гребнем. Сделав это, положи его на берегу и посмотри, что случится.

Женщина сделала все так, как сказала старушка. И вдруг поднялась волна, подкатилась к берегу и унесла с собой гребень. Вдруг расступилась водная гладь и поднялась оттуда голова охотника. Он не вымолвил ни слова, только посмотрел на жену грустным взором. В этот миг поднялась вторая волна и укрыла голову мужа.

На другое утро женщина рассказала про свое горе вещей старухе. Дала ей старуха золотую флейту и сказала:

– Когда наступит полнолуние, возьми эту флейту, сядь на берегу и сыграй красивую песню, а когда окончишь, положи ее на песок и посмотри, что будет.

Женщина сделала так, как велела старуха. Только положила она флейту на песок, поднялась волна, подкатилась и утащила за собой флейту. Вскоре вода расступилась, и показалась оттуда голова и половина туловища мужа. Он протянул к ней руки, но в этот миг поднялась другая волна и снова увлекла его за собой.

В третий раз пришла она к старухе, и та дала ей золотую прялку, утешила ее и сказала:

– Подожди, пока взойдет полная луна, тогда возьми прялку, сядь на берегу и напряди полный моток пряжи, а когда окончишь, поставь прялку у самой воды, и увидишь, что случится.

Женщина так и сделала. Она принесла на берег золотую прялку и пряла до тех пор, пока не получился полный моток пряжи. И только оказалась прялка на берегу, как подкатила сильная волна и унесла с собой прялку. И тотчас вместе с волной поднялась вверх голова, а потом и все тело мужа. Он быстро выскочил на берег, схватил за руку свою жену и побежал с ней. Русалка пыталась их догнать, но не смогла. И стали они жить долго и счастливо. Интерпретируя эту сказку с точки зрения мужской психологии, можно предположить, что образ охотника символизирует мужское сознание, а образ его жены – его аниму, которая вызволяет его из плена русалки с помощью предметов, которые дала ей маленькая добрая старушка.

Вода, символизирующая бессознательное, возбуждается, или активизируется при прядении нитей воображения и возвращает из своих глубин охотника. Жена освобождает его от власти темного материнского имаго – русалки. В данном случае в образе русалки воплощается фигура злой матери, или анимы, которая увлекает охотника в глубину, тогда как образ пожилой женщины воплощает позитивную сторону материнского начала. Великая Мать дает аниме веретено, прядущее нить жизни, т. е. способность фантазирования, которая так активизирует бессознательное, что утонувшее в нем эго-сознание может вернуться на сушу реальности.

Мотив этой сказки – освобождение мужчины от пагубного воздействия его разрушительной анимы – живущей в пруду русалки. Это освобождение совершается благодаря надеждам на лучшее и воображению женщины, которая верит в это освобождение. Такая женщина, например, может пофантазировать о будущем своего любимого мужчины, и с помощью этих глубоко интимных желаний она действительно помогает ему добиться успеха. Поскольку воплощению чего-то в реальности всегда предшествует этап мысленного представления желаемого, неосознанные фантазии, порожденные влюбленной женщиной, также могут оказать благотворное влияние на мужчину.

Но в сказке говорится о том, что золотая прялка не принадлежит молодой женщине, она получает ее из рук Великой Матери; другими словами, она получает возможность примерить на себя материнские качества. Образ матери и мужская анима всегда тесно связаны между собой, ибо мать – это первая женщина в мире, которую видит мужчина. Его изначальный контакт с фемининностью – это контакт с матерью, которая кормит его и заботится о нем; часть его личности, способная к развитию, всегда будет откликаться на заложенную в женщине способность быть матерью. С другой стороны, та часть личности мужчины, которая хочет оставаться инфантильной, также будет бессознательно искать мать. Разумеется, в таком случае материнская забота сослужит ему дурную службу, ибо будет охранять и подкреплять его инфантильность. Женщина должна развить в себе тонкое чувство, позволяющее ей в каждом конкретном случае определять, насколько адекватным является желание мужчины почувствовать в ней мать.

Согласно Юнгу, исполнение своего предназначения, индивидуация – это процесс, содержание которого не полностью замкнуто на индивидуальной психике. Часто возникают странные, иррациональные связи с внешним миром, явления синхронизма, связь событий осуществляется с помощью невидимых нитей. Очень важно, что человеческое Эго не вмешивается в такие связи и не пытается извлечь из них пользу для себя.

У матери существует одно очень важное качество – способность соединять то, что разделено; именно поэтому ей присуще эротическое начало, соединяющее противоположности и создающее единое целое. В темноте она прядет нити, которые связывают и соединяют все, что сотворено. Она может создавать иллюзии, но эти иллюзии – часть жизни. Она активизируется в каждой земной женщине, и если та не осознает притока энергии, вызванного ее связью с богиней, то тогда Великая Мать действует изнутри, делая ее работу ее же руками.

Мужчина, который еще не начал отдаляться от бессознательного, похож на ребенка, все еще находящегося в материнской утробе. Но и впоследствии, после того, как он вступил в контакт с материнско-фемининным началом, оно по-прежнему будет связывать его с материнским бессознательным, к которому он нередко не будет иметь прямого доступа. Позднее анима частично будет на его стороне, частично на стороне материнского бессознательного. С одной стороны, анима может быть творческим началом в индивидуации мужчины, с другой – она может наложить на него заклятие и разорвать его связь с внешним миром, поместив его в кокон собственных фантазий.

В сказке «Загадка» мы видели, как дочь страшной ведьмы делает все возможное, чтобы помочь главному герою (и помогает ему) спастись от злых чар своей матери. Так проявляется опосредующая функция анимы, или психический комплекс, порождающий образ женщины в сновидениях и фантазиях мужчины. Но и через реальную женщину мужчина часто может ощутить, насколько чужд и опасен для него мир бессознательной психики.

Но если рассматривать образ молодой женщины как внутреннюю, интегрированную фигуру анимы, она окажется посредницей между сознанием мужчины и глубинными слоями его бессознательного. Это указывает на то, что более фемининная или восприимчивая установка мужчины к жизни может защитить его от пагубного воздействия некоторой части его бессознательного. Благотворная, прядущая анима помогает ему активизировать бессознательное, а значит, освободить его истинную маскулинность. Так, в нашей сказке молодая женщина спасает охотника от похитившей его русалки, которая утащила его в глубину бессознательного, что означает, что поведение мужчины характеризуется одержимостью анимой. Погружение в глубину пруда можно сравнить с состоянием депрессии, тогда как спасение символизирует активное воображение.

В данном случае жена охотника, или его позитивная анима, использует прялку, которую ей дала пожилая женщина, символизирующая творческое материнское бессознательное, чтобы спрясть паутину, состоящую из образов, мыслей и интуитивных догадок, касающихся его потенциала. Мужчина, у которого очень развита маскулинность, часто не может воспользоваться результатами деятельности бессознательного, так как воспринимает только то, что поддается логике. А все, что идет от бессознательного, для него слишком иррационально. Он вообще не может приобрести никакого религиозного опыта, так как допускает только то, что уже присутствует в его ограниченном сознании.

В нашей сказке возрождающая, прядущая анима символизирует способность мужчины, сохраняющего свою духовность, проявлять время от времени свою восприимчивость. Речь идет о его восприимчивости к внутренним импульсам или образам, которых он до сих пор не сознавал. Анима соединяет его с глубинными слоями психики. В этом случае жизнь мужчины будет основываться не только на представлениях его узко ограниченного сознания, но и на всей его личности в целом. Он расстается со своими предрассудками, но не с принципами. Отношение к жизни становится у него вполне осознанным.

На определенной стадии анализа Юнг часто советовал своим пациентам попытаться осознать свои фантазии с помощью метода, который он назвал активным воображением, ибо фантазия, которая присутствует в бессознательном, но не воспринимается и не интегрируется сознанием, обладает негативным, навязчивым эффектом. Человеку нужно знать миф, определяющий его жизнь, чтобы оказывать влияние на течение событий и, по возможности, не совершать пагубных поступков.

Когда одна женщина стала проявлять интерес к своему бессознательному с помощью активного воображения, ей приснилось, что она нарушила предсказания своего гороскопа. Для нее гороскоп был символом неотвратимости судьбы, и он перестал действовать именно в тот момент, когда она сосредоточилась на своих фантазиях. Это случается, когда сознание соединяется с бессознательным и обнаруживает его целеполагающую функцию и его стимулирующий эффект.

Если благосклонность анимы, представленная в образе молодой женщины, отвергается, то тогда анима также может выражать себя в прядении, но уже с негативным оттенком, например, опутывая мужчину паутиной инфантильных сексуальных фантазий или изолирующей иллюзией власти, или ощущением собственной неполноценности. Она использует эти сети, чтобы исказить его мировосприятие и нарушить его отношения с другими людьми. Наложение заклятия и прядение нитей по своему психологическому смыслу очень близки: разница заключается лишь в том, что заклятие или злые чары чаще всего усиливают негативные проявления.

Образ молодой пряхи и ее отношения с матерью можно интерпретировать и с точки зрения женской психики. В этом случае образ девушки воплощает не фигуру анимы, а сознательную женскую установку. В этих обстоятельствах женщина сталкивается с проблемой освобождения от своего мужчины, или внутреннего маскулинного начала, своей духовной размерности, или же, наоборот, с тем, чтобы установить с ним связь.

Именно такой интерпретации соответствует наша следующая сказка.