10. Мать как судьба

Архетипы коллективного бессознательного – это не теоретические конструкты, а судьбоносная жизненная реальность. Многие люди не могут этого понять, потому что отождествляют себя со своими бессознательными импульсами. Они считают, что живут своей собственной жизнью, не осознавая, что по большей степени являются лишь посредниками, через которых осуществляется жизнь природы. С точки зрения психологии, их поступки в основном являются результатом автономной психической деятельности, с точки зрения религии – это деяния Бога или дьявола. Как правило, людей не интересуют все те мощные внутренние силы, которые формируют их личность. Но только при наличии такого интереса они смогут почувствовать реальность архетипов.

Например, в какой-то период жизни человек может чем-то заинтересоваться; потом этот интерес постепенно пропадает. Человек не понимает, как это происходит. Ему просто не хватает энергии, чтобы поддерживать этот интерес. Разумеется, у него всегда имеется удобное и правдоподобное объяснение всему этому. Человеку не приходит в голову подумать о том, что в какой-то части его психики, не связанной с сознанием, сначала возник острый интерес, но затем возникло другое влечение, загасившее этот первоначальный интерес.

Только первобытные люди, которые верят в демонов, способны к такому мышлению. Мы уже больше не верим в демонов, хотя это могло бы как-то помочь, ибо не сам человек возбудил свою страсть и не сам ее подавил. С одной стороны, мы должны согласиться, что он не делал этого сознательно, но, с другой стороны, даже с нашим обостренным чувством внешней реальности мы не можем обнаружить там никаких демонов. Остается предположить, что на человека влияет что-то бессознательное: он следует определенным установкам, так как у него нет никакого выбора. В этом можно убедиться, попробовав прервать самоидентифицикацию со своими бессознательными импульсами.

Если бы мы стали исследовать сновидения человека, рассматриваемого нами в качестве примера, то, вероятно, обнаружили бы следы деятельности темной женской фигуры, а именно – Земной Матери, вечного врага духовности; именно она, принимая образ злой колдуньи, часто заставляет главного сказочного героя погрузиться в глубокий сон. Если человек, оказавшийся ее жертвой, прекратит обращать внимание на происходящее, может быть, ему удастся совладать с собой и сохранить душевное равновесие. Он по-прежнему будет казаться себе психически цельным человеком, действующим по собственной воле и по собственному разумению. Но если человек ничего не знает о тех силах, которые в действительности определяют его хорошие и плохие поступки, то это совсем не означает, что таких сил нет.

Напротив, их воздействие будет намного сильнее, если они остаются неопознанными. Эти созидающие и разрушительные силы присутствуют в жизни каждого человека. Пока их воздействие не слишком велико, они могут оставаться незамеченными, но следует отметить, что многие люди не обращают на них внимания даже тогда, когда они начинают угрожать их жизни, ибо людям не хватает мужества принять тот факт, что эти силы им неподконтрольны. Именно поэтому многие люди имеют только теоретическое представление об архетипах и не могут их ощутить или прочувствовать.

Французы, похоже, верят, что могут даже создавать свои сны, ибо говорят: «J'ai fait un reve»[93]. В Америке есть люди, которые верят, что силой воли они могут повлиять на свои сны. Таким образом, наши ошибочные убеждения в превосходстве Эго распространяются даже на нашу жизнь во сне. Пока человек не избавится от этой наивной установки, архетипическая реальность останется для него загадкой.

Юнг прилагал много усилий, чтобы помочь современному человеку избавиться от предрассудков, мешающих ему открыться для переживания надличностных феноменов, так как понимал, что вопрос осознания для нашего современника – это вопрос жизни и смерти. Этого можно добиться, переводя в сознание психическое содержание сновидений и фантазий, которые рождаются отчасти на уровне индивидуальной психики, а отчасти на более глубоких архетипических уровнях. Архетипическими называются автономные, независимые от Эго процессы, протекающие внутри психики со скрытой закономерностью; эти процессы гораздо сильнее нас. До тех пор пока в нашу жизнь не вторгнется созидательный или разрушительный архетип, мы не сможем осознать влияние первообраза. И только впоследствии мы сможем понять, что сила психического отличается от силы Эго.

Среди архетипов бессознательного особая роль принадлежит архетипу матери, тесно связанному с предопределенностью человеческой судьбы; именно поэтому мифологические образы судьбы обычно являются женскими, а часто – материнскими. В древней Греции считалось, что судьбу каждого человека определяют три Мойры. У Гесиода есть подробное описание этих богинь, плетущих нити судьбы. Первая – Клото, «прядущая», вторая – Лахесис, «отмеряющая жребий» и третья – Атропос – «неизбежность или неотвратимость». Последняя богиня ножницами перерезает нити человеческой судьбы. Первая богиня – доброжелательная мать, которая дарит жизнь; вторая богиня дает человеку определенные возможности в жизни; а третья олицетворяет неизбежность, священный ужас, так как именно она показывает человеку, что все имеет свое начало и свой конец. Иногда человек может избежать своей судьбы, но за это он платит утратой целостности. С другой стороны, если человек осознанно принимает свою судьбу, то он приходит к самому себе. Фактически, три эти богини – три разных аспекта единого материнского архетипа. То, что называется нитями судьбы в человеческой жизни, – это одна общая судьба, одна нить, которую прядет мать, единое целое. В своем эссе, посвященном архетипу матери, Юнг пишет: «Эта структура есть некая данность, некая предрасположенность, которая присутствует в каждом конкретном случае. И этой структурой является мать, первооснова – форма, в которой расплавляется и накапливается опыт»[94].

Как и в мифологии, в народных преданиях судьбоносная черта материнского образа чаще всего предстает в образе пряхи, поэтому мы скажем несколько слов о психологическом смысле прядения и образа женщины-пряхи. Как правило, сказочная пряха – это пожилая женщина, которая в значительной мере воплощает фигуру Великой Матери. В реальной жизни пряхи – в основном женщины; кроме того, эта деятельность символизирует типичный фемининный стиль поведения. У мужчины – это анима, которая часто ведет себя в соответствии с этим стилем, тогда как у женщины – это проявление определенных аспектов самости и Тени. Прядение символизирует психическую деятельность, которая происходит в бессознательном, точнее говоря, это и есть деятельность бессознательного.

Прядение – это соединение множества отдельных фрагментов в одно непрерывное целое; нечто подобное происходит, когда отдельные образы связываются в фантазию. Благодаря ассоциативному процессу эти связи постепенно усиливаются. Чем глубже и сильнее фантазия, тем в большей степени она предопределяется архетипами и становится неотвратимее, в особенности если процесс фантазирования протекает бессознательно. Поэтому образ женщины-пряхи часто считается символом неминуемой судьбы.

Именно в сновидениях мы скорее всего можем почувствовать результаты деятельности Великой Матери, прядущей свои фантазии. За нитью, которую она спряла, можно следовать. Именно Юнг первым открыл целенаправленную деятельность бессознательного. В народных преданиях она часто принимает форму клубка пряжи или нитей. Этот образ непосредственно связан с прядением, так как нить тоже создана матерью. Это хорошо видно, например, в сказке братьев Гримм «Шесть лебедей»: король не может найти путь через лес к замку, в котором спрятаны его дети. Тогда мудрая женщина (материнская фигура) дает ему клубок пряжи, обладающий волшебной силой. Если бросить его перед собой, клубок, разматываясь, покатится вперед и нить укажет правильный путь. Следуя за клубком, он находит правильную дорогу.

Размышляя о сновидении и его интерпретации, мы как бы следуем за указывающей нам путь нитью, которую спряло бессознательное. В таких случаях мы часто чувствуем мудрую, направляющую силу сновидения. Такое же ощущение возникает при интерпретации сказочных историй, ибо они – тоже продукты прядения Великой Матери. В конечном счете это продукты бессознательного, а не человеческого Эго.

Наше детское восприятие женщины, прядущей нити судьбы, неразрывно связано с родной матерью. И только значительно позже его начинают считать предсознательным и предопределяющим бессознательным, которое сравнимо с ощущением сверхъестественной, быть может, даже божественной силы или божественного фемининного начала[95].

В каком-то смысле мать стремится превзойти Великую Пряху, прежде всего благодаря позитивным фантазиям о своем ребенке, направленным на то, чтобы поддержать его и помочь ему стать самим собой. Почти у каждой детской колыбели сидит женщина, которая прядет нить судьбы. Мать хочет оплести своего ребенка невидимой нитью и обеспечить ему плавный переход во взрослую жизнь. Власть, которой обладает мать над психикой своего ребенка, в значительной степени зависит от ее надежд и желаний, ибо если их нет или они негативны, ребенок лишь с большим трудом сможет найти свой путь. И впоследствии, если человеку приходится развивать какую-то инфантильную часть своей личности или создавать нечто новое, часто это получается именно потому, что окружающие верят в такую возможность. Женщины помогают мужчинам достигать цели прежде всего тем, что вселяют в них веру в успех. Действительно, у человека почти нет шансов добиться успеха без того, чтобы хотя бы кто-то не верил в его силы.

В известной сказке о Спящей Красавице есть старая пряха, которая заранее знает все, что случится с девушкой. То, что с ней произойдет под воздействием темной фемининной фигуры, когда ей исполнится пятнадцать лет (она уколется о веретено), предсказано с самого ее рождения и станет ее судьбой. Она может только следовать этой судьбе, которая в конечном счете приведет ее к освобождению. Но речь идет о том, что темная часть богини может сохранять свое влияние, пока судьба не распорядится иначе.

Тринадцать волшебниц, которые определяют судьбу Спящей Красавицы, по сути, являются одной-единственной волшебницей, обладающей материнской сущностью, совершающей добрые дела, а затем в один момент уничтожающей все ценное, что она создала, только затем, чтобы в очередной раз усмирить свою разрушительную силу. В сказке «Спящая Красавица» эта волшебница, будучи богиней судьбы, непосредственно связана со временем и бесконечностью, тогда как Спящая Красавица и Белоснежка являются воплощением богини-девственницы Коры. Сказка о Спящей Красавице пронизана верой в судьбу, типичной для древнего мира; в наше время эту веру компенсирует рациональная убежденность в превосходстве силы воли.

Говоря об отношениях ребенка с его родной матерью, следует отметить, что благодаря процессу идентификации воображение матери оказывает определенное влияние на ребенка. Пока ребенок мал, это влияние естественно и в основном позитивно. Оно становится опасным, когда по мере взросления ребенок отделяется от матери. В это время мать не должна безропотно следовать за своими материнскими инстинктами; она должна ощутить содержащуюся в ней энергию, и это осознание автоматически приведет ее к определенному отделению от ребенка. Иными словами, ей следует освободить свои материнские чувства от их естественного состояния, иначе их влияние станет для нее пагубным.

Психология bookap

Женщины, которые не сумели подобным образом трансформировать свой материнский инстинкт, часто становятся пряхами, плетущими интриги и заговоры. Плетение интриг – процесс, как правило, бессознательный, но деструктивное мышление, цель которого состоит в непременном исполнении желаний, может иметь весьма пагубные последствия. Особую опасность представляют злые намерения, которые никогда не высказываются вслух и даже никогда не доходят до сознания. Поскольку сознание обычно остается в стороне, женщина не ощущает ответственности за свои действия. Ей кажется, что она налагает заклятие, но, конечно, сама она также живет под заклятием; иначе говоря, что-то в ней самой нуждается в высвобождении. Под воздействием такого волшебства оказывается много молодых людей; здесь мы видим работу негативного материнского анимуса.

В таких случаях материнское веретено содержит яд, как в сказке «Спящая Красавица». Сама Спящая Красавица совсем не думала о злых пожеланиях, произнесенных оскорбленной тринадцатой волшебницей во время своих крестин. Она неосторожно укололась о ядовитое веретено, и действие яда погрузило ее в долгий и крепкий сон, как ей и было предсказано. Злобное предсказание исполнилось после легкого укола веретена, т. е. роковое воздействие происходит через бессознательную фантазию.