10. Мать как судьба


...

Золотоволосый юноша

Эта история об умении пряхи предопределять судьбу, о ее способности к пророчеству. Это не народное предание, а сказка, написанная в XIX в. Юлиусом Кернером[96]. Как в любом подлинном произведении искусства, здесь отразилась не только личность писателя, но и коллективная тема. Образ женщины-пряхи – это и образ материнской анимы Кернера, и анимы большого числа его современников; к тому же он частично отражает особенности женской психики. Косвенным свидетельством архетипической глубины этих образов служит то, что они получили воплощение в нескольких томах народных сказок.


Краткое содержание

У Золотоволосого юноши, крестьянского сына, были волосы из чистого золота. Однажды он вместе с пятью своими братьями заблудился в лесу. Когда стемнело и взошла луна, они увидели волшебницу, сидевшую за прялкой. У нее был яркий, луноподобный облик, хрустальное веретено, а вместо пряжи – сверкавший в темноте тонкий луч света. Она пела такую песенку: «Белый зяблик и золотая роза, а там – и королевская корона с морского дна…» Потом она исчезла.

В этой песенке женщины-пряхи предсказаны необычайные события, которые приключились с нашим героем. Он продолжал блуждать по лесу, пока не повстречал ловца птиц, который взял его к себе подручным. Сначала мальчик поймал белого зяблика, но за это хозяин прогнал его прочь, так как решил, что тот связан с дьяволом.

Мальчик продолжал свой путь, пока не встретил садовника, который взял его к себе в услужение. Но случилось то же самое. Его новый хозяин послал его в лес выкопать куст дикой розы. Но по воле судьбы слова той песенки снова стали явью: в лесу он нашел куст, на котором цвели золотые розы.

И опять разгневанный хозяин прогнал его прочь. После долгих скитаний мальчик оказался на берегу моря. Он пошел вдоль морского берега и увидел рыбаков, сидевших в лодке. Сто лет тому назад король уронил в море корону и пообещал отдать ее тому, кто достанет ее с морского дна. Золотоволосый юноша забросил свою сеть в море и, вытащив ее, увидел в сети корону. Он надел ее себе на голову, и таким образом сбылась третья часть предсказания пряхи: он достал «королевскую корону с морского дна».

Пряха в данной сказке – это светлый образ, она прядет светлые нити благосклонной судьбы. Хотя судьба дважды была жестока к Золотоволосому юноше, на третий раз она оказалась к нему благосклонна.

Несомненно, в сказке есть важное указание на то, что материнское бессознательное, воплощенное в образе женщины-пряхи, может быть пророческим и предопределять судьбу человека, в особенности необычные события его жизни. Чем чаще человек сталкивается с продуктами деятельности бессознательного, например, со сновидениями, тем скорее он признает их реальность. Прежде всего это относится к сновидениям раннего детства или к первым сновидениям в начале анализа или какого-то другого процесса внутреннего развития. В снах часто можно найти указание на то, что случится с человеком в будущем. Детские сновидения могут даже предсказать последующую жизнь человека, как слова песенки из нашей сказки.

Это одна из сверхъестественных черт образа пряхи. Иногда мы начинаем ощущать, что земля уходит у нас из-под ног при одной только мысли о том, что все, что с нами случится, уже предопределено заранее. Есть люди, которые становятся невротиками или фаталистами, открыв в себе способность бессознательно предсказывать будущее, хотя ранее обладали не менее невротической убежденностью в исключительной силе своей воли. Видимо, пророческая природа бессознательного связана с его относительной независимостью от времени; нить судьбы, которую спряла женщина, нельзя отделить от времени, но она сама – образ архетипический, т. е. вневременной.

Сказки наподобие «Золотоволосого юноши» должны появляться на свет, чтобы в какой-то степени компенсировать сформировавшуюся установку сознания, которая игнорирует возможность бессознательного предсказывать будущее и убеждает человека в том, что стоит ему захотеть, и он чего-то добьется или, наоборот, ему удастся этого избежать. Это не религиозная установка, ибо она не признает никакой силы, кроме силы Эго.

В сказке делается особый акцент на перипетиях судьбы героя. Так как сказочный герой – фигура архетипическая, он находится в каждом из нас и воплощает ту часть личности, которая добивается определенных ценностей или открывает их для себя. Архетипическое содержание, в частности, архетип героя – это самое глубинное содержание психики, что полностью исключает любые случайные повороты судьбы. Внутренний герой не может избежать своей судьбы, даже если она сулит ему беду. Благодаря золотым волосам он похож на солнце; он рожден быть королем, символизирующим высшее духовное начало, которому просто так нельзя помешать занять предназначенное ему место.

В образах ловца птиц и садовника воплощаются прямолинейные и примитивные наклонности психики, препятствующие раскрытию глубинной ценности. Эти образы относятся к коллективному сознанию, общественному мнению, которое сводит любое поведение к нормам и правилам и отвергает все необычное. Но нити судьбы юноши уже давно сплетены пряхой, т. е. в глубине бессознательного человек несвободен. Там его судьба уже предопределена. По сути, пряха и Золотоволосый юноша – составляющие единого целого; она – серебряная луна, а он – золотое солнце. Она – первичная форма, он – ее содержание, центр мандалы, новый король или доминирующая установка сознания.

Когда мы идентифицируем себя с нашим эго-сознанием, у нас создается иллюзия свободы. Мы считаем, что в какой-то степени можем делать то, что нам нравится. Но, постепенно начиная понимать бессознательное, мы видим, что клубок пряжи рке покатился, и нам приходится решать: то ли мы шли вперед добровольно, то ли нас приходилось тащить. Fate volentum ducunt, trahunt nolentem[97]. Пряха предопределяет судьбу Золотоволосого юноши, отчасти это психологический и парапсихологический феномен, а отчасти – универсальное эмоциональное переживание, которое может возникнуть в любом возрасте. Как правило, такое ощущение появляется у нас тогда, когда происходит нечто очень важное. Внезапно мы осознаем: все, что произошло, не было случайностью; течение событий развивалось, словно по заранее написанному сценарию, и все это не могло не случиться (вспомним образ второй Мойры, которая на свитках пишет человеческие судьбы).

Во всех религиозных учениях говорится и о предопределенности человеческой судьбы, и о наличии у человека свободной воли. Наверно, хотя это может казаться парадоксальным, истинно и то, и другое. Во всяком случае, с точки зрения психологии, человеку нужно быть открытым для любой возможности.

Все важные события, происходящие в нашей жизни, имеют скрытый смысл, выходящий за рамки сознания. Именно поэтому в нашей сказке слова пряхи имеют символическое значение; образы ее песенки не только предсказывают внешние события, но и предопределяют три стадии внутреннего развития.

Белый зяблик символизирует интуитивное предвидение того, что случится; он воплощает состояние, в котором все важные вещи постигаются только интуитивно. Иногда нам встречаются люди с очень развитой интуицией, но если их попросить объяснить свое предсказание, они упорхнут, как птички. Золотая роза указывает на переживание анимы, на эмоциональное осознание человеком того, что ему предназначено судьбой. Королевская корона с морского дна – это интуитивно предсказанное и эмоционально ощущаемое откровение. Корону поднимают на дневной свет с морского дна бессознательного. Видимо, женщина-пряха обо всем этом знала, когда пела мальчику свою песню, предвещающую его жизненный путь и его внутренние преобразования.

Осознание предопределяющей и пророческой природы бессознательного, воплощенного в образе пряхи, не должно привести к негативной фатальной установке. Эта сказка не указывает человеку такого пути. Хотя Золотоволосый юноша обладает чертами персонифицированной самости, он в то же самое время олицетворяет и соответствующую установку Эго к фактору, который определяет будущее. Хотя главный герой сказки не очень активен, он не расстраивается из-за того, что с ним происходит, и продолжает свой поиск, пока не достигает указанной пряхой цели.

Это соответствует психологическому ощущению, что бессознательное принимает участие в процессе создания нового центра личности, не разрушая и даже не замещая Эго, которое перестает играть главную роль с момента признания бессознательного. Но Юнг всегда повторял, что одно бессознательное не может осуществить процесс индивидуации; развитие этого процесса зависит от его взаимодействия с сознанием. Для его осуществления требуется сильное Эго. Поэтому при создании такого сказочного персонажа, как Золотоволосый юноша, бессознательное было также встроено в соответствующую установку, необходимую для переживания самости – подобно тому, как настоящая мать помогает своим детям стать от нее независимыми.

В двух последующих сказках мы рассмотрим другие типы пряхи.