11. Животворная Природа-Мать

На примере уже рассмотренных нами сказок видно, какими разными – благими или, наоборот, смертоносными – могут быть проявления архетипа матери. В сказках, о которых мы будем говорить ниже, мы познакомимся также с животворным, питающим и омолаживающим аспектами этого архетипа.

Разумеется, важной стороной Природы-Матери было и остается ласковое, заботливое и защищающее материнство. В сказках это материнское начало часто символизируют животные (корова и коза), а также плодовое дерево. Мать сохраняет в своем чреве развивающийся эмбрион. Она дает убежище ребенку, защищает его от любых воздействий, с которыми он, будучи мал и слаб, пока не может справиться сам.

Как богиня-мать, она иногда символически ассоциируется с городом, крепкие стены которого защищают граждан, или с церковью, ограждающей верующих от их тяжелых бессознательных переживаний[98]. Вместе с тем она – ночь, которая продолжает заботиться об изможденном и истощенном сознании, навевая на него сон и забвение. Во многих религиях богиня-мать символизирует одновременно и смерть; она забирает утомленных жизнью людей и уносит их в потусторонний мир, чтобы они могли родиться заново. Или же она возвещает о возрождении, о духовном обновлении в процессе земной жизни.

По мере приближения к архетипу мы все больше осознаем его парадоксальную природу, его сверхчеловеческие и нечеловеческие качества. Мы видим, что имеем дело с психической силой, с которой должны контактировать, если не хотим, чтобы она нас раздавила. Отказавшись от контактов с ней, мы отвергаем то, что может оказать поддержку нашей новой жизни.

Мы увидим это особенно ясно, если задумаемся о природном аспекте архетипа матери. Человек должен уметь жить в соответствии с природой. От этого зависит и наша психическая жизнь, и наше физическое существование, поскольку духовная личность нуждается и в физической зрелости.

Чтобы понять это, нам следует обратиться к природе, где одно животное жестоко убивает другое. Оно не имеет возможности вести себя иначе, потому что такое поведение заложено в нем природой и не подлежит оценке с позиций добра и зла. Нам следует это принять, потому что так устроена жизнь. Единственный путь, по которому она может следовать, проходит через жестокость и убийства. Но кто дал нам душу, способность чувствовать и протестовать против жестокости жизни? Разве это не заложено в нашей природе так же, как и способность дышать? Мы должны это чувствовать совершенно определенным образом, а если такого ощущения нет, значит, мы являемся психическими калеками.

А разве не материнская черта заставляет нас проявлять сочувствие? Это подводит нас к любопытному факту: оказывается, архетип матери проявляет тенденцию к выходу за пределы собственной жестокости и аморальности. Не только человек преступает через мать; сама мать преступает через себя.

Хорошая мать обречена постоянно вступать в борьбу с жестокой или, проще говоря, инстинктивной матерью, а мы, люди, находимся между ними, имея лишь смутное представление, что обе они – части единого целого. Так как архетип матери фактически эквивалентен бессознательному, то мы в бессознательном чувствуем и его природный аспект, и его стремление к гуманности. Оно также часто кажется нам и морально индифферентным, и жестоким по своей природе. Иногда в снах бессознательное как бы отстраняется от наших чувств. С другой стороны, в продуктах деятельности бессознательного мы иногда находим зачатки своих самых истинных и самых глубоких чувств, хотя они полностью отсутствуют в нашем сознательном мировосприятии.

Юнг сделал открытие, что бессознательное поддерживает сознательный процесс самореализации людей, которые, хотя и являются природными существами, отличаются от всех других творений природы именно тем, что обладают сознанием. С одной стороны, бессознательное самодостаточно, а с другой – оно стремится к свету сознания. Кажется, что оно хочет, чтобы чисто природное состояние с присущей ему неизбежной чередой событий вышло за свои границы, как хорошая мать в отношении к своему ребенку выходит за рамки естественных материнских инстинктов, чтобы помочь ему реализовать свой потенциал, который отличается от ее собственных возможностей.

Юнг также отметил, что само бессознательное нацелено на поиск сознания; иначе говоря, архетипическая мать с помощью людей пытается преодолеть свои ограничения. Она не может сделать это без их помощи, подобно тому как индивидуация невозможна без помощи сознания. Бессознательное может породить очень ценные сновидения, но если сознание не примет их к сведению, не поймет их и не интегрирует, то их эффект будет сведен к нулю. Этот процесс можно сравнить с тем, как первая морская волна выбрасывает чудесные жемчужины на песок у наших ног, а вторая волна уносит их в глубину.

Люди, обладающие так называемым материнским комплексом, живут как бы на берегу моря; по сравнению с другими они находятся ближе к бессознательному. От пагубного влияния бессознательного их может спасти только творческая деятельность. Творческое усилие включает отчасти пассивное подчинение бессознательному, а отчасти – активное усвоение созданных бессознательным ценностей, чтобы их можно было дифференцировать, т. е. довести до осознания.

Чтобы понять образ Природы-Матери, сначала нужно договориться о том, что мы имеем в виду под природой. На первый взгляд, это все, что человек оставляет нетронутым и неизменным, или, иначе говоря, это те области земли, до которых пока не дошла цивилизация, где человек не вмешивается в жизнь растений и животных. Но вместе с тем природа – это и нечто находящееся внутри психики. Это именно то, что мы называем бессознательным, т. е. часть нашей психики, которая осталась нетронутой сознанием.

В сказках бессознательное часто воплощается в образе дремучего леса, одинокой скалы или бескрайнего моря, а обретающие там человеческие персонажи служат воплощением коллективного аспекта бессознательного. Если речь идет о женских персонажах, значит, проявляется материнский аспект бессознательного. Как нам известно, в основном это пассивная часть бессознательного, связанная с таинством материи. По своей природе женщина ближе к физической стороне человеческой жизни, чем мужчина, и, как правило, меньше склонна забывать о естественных, физических потребностях человека.

Поэтому если природа воплощает материнские черты, то, вероятно, проявляется часть бессознательного, тесно связанная с телом и с реальностью. Совершенно не случайно мы говорим о Природе-Матери, а не об Отце-Природе, хотя и в мифологии, и в фольклоре существуют маскулинные духи природы.

Психология bookap

Мы говорим не о связи природы и духа, а о связи материи и духа или тела и духа, так как человек осознает себя частью природы в первую очередь благодаря своему телу. С одной стороны, импульсы физических влечений часто входят в конфликт с человеческой духовностью, но, с другой стороны, в них может найти свое выражение высшая цель, содержащаяся в бессознательном.

В следующей сказке мы подробно рассмотрим образ Природы-Матери в связи с функцией питания.