Глава VII,. понимание женской логики

Душевное равновесие любой ценой

Собственно, мы начали этот разговор, уже когда обсуждали женские потребности. Там и прозвучал базовый принцип: женское сознание с уникальной изворотливостью избавляет себя от душевных неудобств. Это его разительное отличие от сознания мужчин, которые помешаны на честности перед самим собой. Гамлет и его последователи, мучимые душевными борениями и самообвинениями — это «чисто мужские образы». Как и фигура генерала, проигравшего сражение, который сам себе трибунал, приговоривший себя к пуле в висок.


Женщине такое поведение кажется откровенным абсурдом. Точнее, эмансипированная женщина может стремиться к гамлетовской рефлексии, но… подсознание её искусно от этого избавит.


Как сформировалась такая психика, понять достаточно легко. Мужчина всегда имел возможность влиять на реальность, более того, считал, что обязан это делать, и он за состояние этой реальности отвечает… иначе он не мужчина! Поэтому даже когда обстоятельства были его объективно сильнее, он всё равно должен был бороться. А чтобы эффективно реальностью управлять, мужчина должен быть честен сам перед собой. Вот из этих краеугольных камней «честность перед собой» и «ответственность за всё» и сформировался мужской образ мышления.


Женщина же по определению не могла управлять не только реальностью, но и своей жизнью. Какого чувства ответственности она должна была от себя требовать? К чему ей честность перед собой? Единственный приоритет в такой ситуации — это обеспечить выживание своё и своих детей, максимальный комфорт. Мужчина могла себе позволить быть альтруистом. Женщина — нет.


Подсознание и защищает бдительно хозяйку, позволяя её сознанию не замечать своей эгоистичности.


Почему защита включается помимо сознания, объяснить очень легко. Изначально это был механизм адаптации женщины к любым жизненным обстоятельствам. Её насильно выдавали замуж, её похищали разбойники и продавали в гарем к жирному ублюдку-султану. Она ничего не могла с этим поделать. Сопротивляться физически или морально — лишь плодить страдания. И подсознание женщины научилось «влюбляться» в того, кто в данный момент является её властелином. Понятно, что сознательно этот процесс происходить не мог — тогда женщина бы понимала, чего стоит эта любовь.


Этот древнейший механизм позднее стал великолепным ответом на то, что женщину стали приобщать к «мужской морали»: что неприлично быть эгоистом, что всё должно быть логично… Трудами подсознания женщине искренне кажется, что она не эгоистка, что она поступает логично.


Женщина стремится к самому богатому и влиятельному — но сама считает, что её гонит к нему любовь. Женщина навязывает мужчине заведомо невыгодные для него отношения — но сама полагает, что мужчина в таких отношениях заинтересован… Она систематически ущемляет чужие интересы — но даже не допускает мысли о том, что у других могут быть какие-то свои интересы. А если эти интересы проявляются, женщина считает их носителей — мужчину или даже другую женщину — мерзкими эгоистами и проч.


Слабость — основа всего

Слабость и беззащитность женщины, которые когда-то были объективным фактором, ныне превратились в своего рода культ. Это краеугольный камень обоснования своих действий. Я слаба — значит, я имею право на всё!


Поэтому женщину невозможно убедить в том, что она хоть в чем-то сильна. Женщина убеждена, что она слаба во всем — и физически, и умственно, и поставлена природой в невыгодные условия (тот же самый непродолжительный период фертильности), и не в состоянии управлять собой в силу повышенной эмоциональности…


Конечно, когда женщине нужно выглядеть в чем-то сильной, чтобы что-то получить (например, денежную или престижную должность) — ветер меняется на противоположный, и она убеждает нас в равных с мужчиной умственных и волевых способностях. «Да неужели она не замечает, что сама себе противоречит?!» — изумляется мужчина. Не замечает.


Женская логика

От сознания собственной нелогичности, надуманности своих аргументов женщину опять защищает подсознание, спасая её душевное равновесие.


Женское мышление — не анализ фактов, не процесс логического вывода. Вывод-то почти всегда известен — это то, чего женщина хочет. В угоду женской убежденности, что должны быть какие-то логические обоснования, подсознание их подыскивает и выдумывает, маскируя от рефлексии слабые места в умозаключениях.


Происходит «подгонка под ответ». То есть вместо «x+y=z; x=2, y=3; значит, z=5» (привычная мужчине формальная логика) в женском мозгу прокручивается: «z должно равняться 9 — давайте искать, в каком случае это будет так. Может, x+y=z; x=4, y=5? Или x=3, y=2 — и тогда z=xy…». А «z» у женщины всегда — это то, чего женщина хочет.


Вспомним, как женщина объясняет то, что мужчина должен платить за неё? «Я же ему детей рожу!» «А если это женщина, которая не собирается мне рожать?» — удивляется мужчина. «А какая разница?» — удивляется женщина. У мужчины просто отлетает челюсть.


Когда мужчина начинает оспаривать истинность посылок или корректность логического вывода — для женщины это бред какой-то, потому что женское мышление — не логический вывод, а его имитация. Женщине совершенно не интересно, как мыслить «правильно», какие факты истинны, а какие нет. Более того, она в глубине души понимает, что подобное копание будет иметь весьма неприятные для неё результаты — потому она и принимает с такой готовностью уловки подсознания.


А мужские «цепляния» оно провозглашает проявлениями «примитивизма», свойственного этому полу, а то и хуже — проявление мерзкого желания не дать женщине желанного ей «z».


Как стилем мышления могло стать такое надругательство над логикой? Вспомним, что логика или правила вычислений в алгебре — средство познания реального мира. Какой смысл мыслить нелогично физику Ому или автомеханику Васе? Неправоту физика разоблачил бы первый же эксперимент. Неправоту Васи выдаст автомобиль, который так и не заработал.


Но женщина-то испокон веку живет в мире, имеющем мало общего с реальностью. Это мужчина побеждает или обуздывает стихии, выращивая хлеб, выслеживая зверя или строя разные машины. Источник благосостояния женщины — мужчина. Причем отношения с ним не рациональные типа «наниматель-рабочий», а то же самое заигрывание, умение выстроить отношения (сиречь «развести на заботу и бабки»).


Реальность для женщины почти не существует, она живет в мире толкований, эмоций и отношений. Тут важно умение не сделать правильный вывод из фактов, а сочинить праводоподобное и проде бы логичное обоснование под нужный тезис. Соответственно формировалось и мышление женщин.


Чтобы доказать, что пол и его биологические аспекты тут не при чем, рассмотрим такой пример. Двое мужчин: «А» и «Б». «А» после института оказался в небольшой фирме, потом так и работал в малом бизнесе. У «Б» же совсем иная судьба — он попал в органы власти.


Наверняка у каждого из читателей есть такие знакомые, и все мы замечали, насколько отличается их манера мышления. «А» ориентирован на результат: если он предпринимал какие-то действия, и они не увенчались успехом, он не видит смысла оправдываться, он старается разобраться в случившемся, чтобы понять, какая же всё-таки дорога ведет к успеху. Потому что цена персонального провала на небольшой фирме — ухудшение её состояния в целом. Оправдываться, чтобы избежать штрафа или увольнения, бессмысленно — на фирме просто нету денег, чтобы платить зарплату.


«Б» же в аналогичной ситуации машинально, даже не рефлексируясь на этом, долго и цветисто перечисляет, какая большая работа была проделана. Он привык так делать, это у него впиталось в кровь: потому что там, где он работает, преуспевание зависит от того, как ты выглядишь перед начальником (то же самое характерно для работников больших бизнес-структур, где есть иерархия и, соответственно, бюрократия не хуже государственной).


Поэтому «простому человеку» так трудно понять чиновника. На улице грязно, а те зачем-то перечисляют «реализуемые программы, имеющие целью…» Это не есть сознательная демагогия со стороны чиновника. Они так привыкли делать, они делают это на автомате.


То есть мышление человека радикально меняется всего за пять-десять лет под влиянием специфики его работы. Женские же мозги ковались тысячелетиями, шаблоны мышления и общения передавались из поколения в поколение, от матери к дочери.


Женщины вначале научились «разводить», улещивать и умасливать мужчин, но соответствующие приемы силлогизмов неизбежно «впитались в мозг», стали тем языком, которым женщина говорит и сама с собой. Об особенностях женского мышления написано много книг. Читая их, специалист по PR и психологической войне не может не поразиться: женщина автоматически реализует широкий спектр технологий, известных в его профессии. Но обрушивает эти технологии не только на мужчин, но и на себя саму.


Обращаясь к мужчине, женщина искренна, она действительно думает так, как она думает! Что, кстати, делает её манипуляции существенно неотразимей — когда она выгружает на вас плоды своих раздумий, в ней невозможно найти и тени лукавства или неискренности. Порочность же посылок логического вывода часто запрятана так глубоко, что с ходу и не распутаешь — как и положено хорошему силлогизму.


И снова о женской слабости

Женщина считает слабость неотъемлемой чертой женской идентичности. Т. е. не «я слабая», а «я должна быть слабой, чтобы быть женщиной». Женщина готова поступиться какими-то интересами, проиграть, лишь бы не разрушить впечатления своей слабости.


Мы уже приводили пример с дамской сумочкой, которую в любой момент могут вырвать, украсть и т. п. Почему женщина мирится с этим, продолжая носить ключи, документы, деньги в ней? Потому что убеждена, что это «женственно» — поскольку нерационально. Любое рациональное, разумное, сильное решение неженственно, поскольку оно делает женщину менее уязвимой и слабой.


То же самое — сотовый телефон. Мужчина всегда носит его с собой, одевая для этого одежду с карманами, покупая поясной чехол и проч. Женщину это не устраивает, и потому она постоянно телефон забывает дома, или он лежит у неё на столе, пока она ходит по офису — в результате то она не может позвонить, то до неё самой не дозвониться… Но как раз тем самым женщина формирует имидж своей уязвимости и слабости. Не стоит думать, что она это специально продумывает. Просто иметь телефон всегда рядом и наготове — это как-то слишком похоже на мужчину…


Какие конкретно выводы делает женщина из сознания своей слабости и силы мужчин?


— «они мне должны всё дать». Сколько это «всё», рационально определить невозможно. Отчасти, потому что это не вознаграждение за что-то, а помощь сильного слабому, и потому её размер ограничивается не размером сделанного самой женщиной, а размером достояния сильного и… его жадностью. Кроме того, женщина ожидает вознаграждения за сотворение ею еще одной человеческой жизни. В узаконенной современным обществом гуманистической системе ценностей человеческая жизнь бесценна, так что…


— «что бы ни происходило, я не виновата». Слабый не может быть виноват по определению.


— «все проблемы должны решать те, кто способен их решить — т. е. мужчины» Поэтому женщина беззаботна, она не боится потерять сумочку или сжечь квартиру, забыв выключить газ. Пусть мужчина парится, как ликвидировать последствия очередной катастрофы. Если он не желает или неспособен это сделать — он мерзавец или слабак соответственно.


— «раз мужчины сильные, с ними можно сделать всё, что угодно». Солдату зазорно обидеть ребенка. А ребенку солдата — нет.


— «я не обязана уважать интересы сильного». Для слабого всегда существуют только его собственные интересы.


Женщины начинают взрослую жизнь в идеальном мире

Необузданность женских претензий и ожиданий имеет и еще один источник, кроме искреннего эгоизма и преувеличенного сознания важности своей детородной миссии. Мужчина с самых ранних лет встроен в иерархию, то есть испытывает постоянное давление и неких законов этой иерархии, и тех, кто стоит выше его в иерархии. В детском и подростковом возрасте это дворовая компания, потом армия, потом иерархия на работе… Причем в период, когда закладываются шаблоны психики, то есть в молодом возрасте, гнет иерархии наиболее силен — он находится на самых нижних её этажах. Иметь в такой ситуации высокие амбиции не только бессмысленно, но и опасно. Мужчина не купит себе автомобиль лучше, чем у его начальника, даже если деньги позволяют это сделать.


Отсюда и появляется некая скромность в запросах, внутренний ограничитель. Который часто приходится с трудом преодолевать по мере подъема в иерархии.


У женщин же иерархии нет. Когда-то соответствующее влияние иерархии заменяло влияние жесткой подчиненности родителям, а затем мужу, но в последствии с «подчиненным положением» женщины было покончено в обоих аспектах. В том же самом юношеском возрасте, когда закладываются шаблоны, женщину общество приучает к тому, что осуществимы самые безумные её хотелочки. Она получает такие вещи, о которых юноше приходится лишь мечтать. Причем в большинстве случаев безо всякой расплаты, просто так, в буквальном смысле за красивые глазки. Так женщина привыкает «повелевать миром», что и пытается делать всю свою жизнь.


У каждого своё поле битвы

То, что залог материального и душевного благополучия женщины — отношения с мужчиной, сами мужчины склонны забывать. Начиная проецировать на женщин собственные шаблоны. Но для них-то поле битвы за успех — работа, бизнес.


Потому руководителю-мужчине никогда не понять, насколько женщине «пофиг» на работу и профессию. Она искренне хочет быть «эмансипэ», но вековые шаблоны подсознания сильнее её. И даже в рабочем коллективе она видит прежде всего отношения самцов и самок. «Он её уже трижды к себе сегодня вызывал… Явно запал на её попку»


Мужчина, стремясь понять позицию женщины в отношениях с ним (и мужчинами вообще, должен вспомнить собственную позицию по отношению к работе или бизнесу. Насколько для вас важен успех в карьере или в бизнесе? На что вы готовы, чтобы в вашем распоряжении оказалась хорошая машина, уютная квартира? Так вот, женщина готова на то же самое, чтобы добиться успеха в личной жизни.


Глупо ожидать от сослуживцев, от деловых партнеров и конкурентов легкого отношения к неудачам, соблюдения всяческих моральных и этических кодексов — они играют за те же ставки, что и вы, а иногда и за большие. Возможно, вы привыкли к благополучию с детства и потому благодушны — а они выросли с деревянными игрушками и ради жизненного комфорта готовы грызть глотки голыми зубами.


Но после изнурительной дневной схватки за успех с вышеперечисленными лицами вам предстоит встреча с той, которая желает обратить плоды вашего успеха на пользу себе — и делает она это с не меньшим рвением.


По тем же причинам женщины гораздо более прагматичны в отношениях с противоположным полом, нежели мужчины. Для тех отношения с женщинами — сфера романтики и даже совершения нарочитых глупостей. Отчасти по контрасту со службой, с работой, с бизнесом, где всё делается продуманно и расчетливо. Словно бы устав от гнета рациональных факторов в этих сферах, мужчина зачастую начинает вести себя в отношениях с женщиной иррационально, в ущерб своим интересам. Опять же, эдакая демонстрация своей силы и жизненной устойчивости: могу три года безответно любить или встречаться «из жалости» с неинтересной, но влюбленной в меня особой — от меня не убудет, жизнь у меня длинная, могу ей «Мерседес» подарить — я денег еще всегда заработать (украсть) смогу…


Женщина же в «отношениях» подобного права на ошибку за собой не оставляет, как мужчина не оставляет за собой права на ошибку в бизнесе или карьере. Ходя на свидания, вы отдыхаете или упиваетесь, «бросаясь в омут» — женщина же продумывает каждый шаг и каждую мелочь, она формирует своё будущее, определяя ваш потенциал, втягивая вас во всё более близкие и долговременные отношения или же расставаясь с вами без жалости и сантиментов.


Это звучит достаточно неожиданно, поскольку расхожий стереотип гласит: это мужчины прагматичны, а женщины склонны к романтике. Как говорится в хорошем анекдоте, не надо путать суету с темпераментом!


Женщины сознательно или бессознательно используют романтическую фразеологию для манипулирования мужчинами.


Романтика — это нечто противоположное рациональному расчету. «Я такая романтичная, нерасчетливая, а потому слабая…», — всем своим видом говорит женщина мужчине, — «А ты такой прагматичный, холодный, безжалостный даже…» И мужчина смущается. Он сам отказывается от логики, от преследования своих интересов — перед ним же существо, которое вроде как свои интересы напрочь забыло! Она же голову потеряла! Я, как ответственный человек, должен подумать о её интересах. И вот ради женских интересов действуют уже двое. А ради мужских — никто.


Но за самой безумной и «необъяснимой» женской влюбленностью всегда скрывается выбор сознания или подсознания: «я выбрала этого мужчину, и я больше всего на свете хочу быть рядом с ним». Ах, боже мой, как романтично, вон сухари-мужчины такого сказать не могут. Но зачем «быть рядом с ним»? Чтобы всегда быть накормленной, обогретой, одетой и т. п.


Безусловно, женское подсознание иногда «сбоит», применяя шаблоны каменного века или Средневековья в современном мире; об этом уже говорилось в этой книге. Такие ошибки и работают на имидж женщин как существ нерациональных и даже склонных жертвовать своими интересами: надо же, она полюбила безо всякой выгоды для себя. Но говорить так столь же абсурдно, как утверждать, будто абсолютно безо всякой выгоды для себя поступал бизнесмен, который надеялся получить выгоды, но просчитался.


«Прагматичная правда» чаще всего проступает через обмолвки в женской речи.


В Интернет-форуме женщина рассказывает о драме своей жизни: изменила мужу, тот узнал, сейчас хочет расстаться, а она так его любит… И тут же: «я так привыкла к нашему дому, и я не представляю, как из него уйду…» И всё становится на свои места: женщина теряет гнездо, которое для неё одновременно и попросту бесплатное жилье (она не потратилась на его приобретение и, более чем вероятно, квартплату тоже не платила), и символ благополучных перспектив — обеспеченная жизнь, воспитание детей… Причем тут мужчина как таковой? Он просто белковое образование, которое всё это обеспечивает деньгами и иными своими ресурсами.


Впрочем, достаточно часто женский прагматизм проскакивает и в осознанных высказываниях: например, «мне важно ощущать заботу о себе» (как требование к отношениям с мужчиной). Но мы не замечаем подобной честности, поскольку над нами довлеет стереотип о «романтичности» женщин… и «приземленности» мужчин. Вы можете себе представить мужчину, который спокойно говорит: «Для меня в отношениях с женщиной главное, чтобы секс был хороший». Ужас! Какой цинизм! Культурный мужчина постесняется такое не то что сказать, но даже подумать!


Вот и получается, что на деле как раз женщины «приземленны», поскольку не стесняются быть такими. А мужчины упорно стараются быть романтичны и нерасчетливы.


Вполне вероятно, что и пресловутая женская «эмоциональность» — того же корня. Перед лицом природы бессмысленно пугаться или плакать. А вот перед мужчиной — очень даже имеет смысл. «Она такая пугливая — надо её защищать» — думает мужчина. «Она такая чувствительная — нельзя её обижать». Ну, как можно не купить женщине обновки — она ведь разревется, для неё это будет трагедия всей жизни!


Маска стала лицом

Заблудившись в лесу или не в силах решить математическую задачу, женщина примется реветь. Хотя мужчин рядом нет, а заросли или логарифмы разжалобить невозможно. Но других поведенческих шаблонов она не знает, играя роль женщины даже там, где лучше было бы играть роль мужчины.


Даже в отношениях с мужчинами маски, приросшие к лицу — антилогизм, романтичность и эмоциональность — бьют по интересам женщины.


Мужчина — это ведь тоже реальность, и его стоило бы изучать и понимать. Но женщина теряет грань между желаемым и реальным.


Уже на второй день знакомства с мужчиной девушка уверена, что он мечтает о долгих, стабильных отношениях с ней. Чем он ей дал основания так думать? Ничем. Просто ей хочется, чтобы так было, и она сама изобретает какие-то «доказательства», что так оно и есть.


«Логика желаний», где истинно то, чего хочется женщине, вкупе с романтизмом логично приводит к фантастичности желаний. Как бы вы отнеслись к мужчине, который мечтает стать Президентом России? Если ему уже больше 18 лет, то отношение к нему будет весьма насмешливым. Для женщины же мечта о том, что в неё влюбится прекрасный принц, и будет готов пожертвовать ради неё жизнью, и т. п. — нормальное дело22.


22 Отчасти логика за таким представлением есть, поскольку исторически сложившиеся механизмы мужского и женского успеха сильно различаются. Мужчина может стать руководителем страны или владельцем нефтяной компании в результате кропотливого труда и наличия у него тех или иных талантов. А вот стать женой или любовницей олигарха можно в результате романтической случайности: «я шла с занятий в своем этом белом платье… ну, вы знаете… и тут рядом останавливается лимузин…»



Во вселенной романтичной мечты всё шиворот-навыворот, здесь важны не какие-то практические аспекты, не суть, а чувства и некие знаковые детали: «он её страшно любил и каждый день дарил охапки роз». И женщина, вы не поверите, искренне следует этой мечте. К чему это приводит?


Она связывается не с объективно (и с точки зрения её интересов) наилучшим мужчиной, а с тем, кто соответствует критериям этой мечты. Дурак и сволочь — но в белом костюме и на рояле играет.


А в отношениях вообще для женщины оказываются зачастую важны опять-таки не практические аспекты отношений, а «глубина чувств» и какая-то романтическая атрибутика.


Столкновение мужского практичного образа мышлений и действий с этим обстоятельством достаточно плачевно. Вы истово, изо дня в день заботитесь о женщине. Она ко всему этому остается безразлична. Ей не хватает ваших слов о любви и охапки роз. Хотя бы одной.


А с другой стороны, если качественно овладеть романтической фразеологией и атрибутикой, можно покорить женщину, не расходуя свои силы и средства на реальную заботу о ней.


Один мой знакомый, «вычислив» этот момент, разрушавший его отношения с женщинами, сделал простую вещь. Он купил охапку женских романов и перечитал их за выходные. Уловив стиль и манеру, он в реальных отношениях с женщиной стал как бы писать свой роман, т. е. вести себя, как положено вести себя персонажу женского романа, в уме прогоняя подобающую текстовку типа «Последние отблески заходящего солнца заиграли в его очках, и сердце её томительно сжалось в предвкушении скорых сумерек». Успех был оглушающий.


Консерватизм и стремление подражать

Тем не менее, многие аспекты женской манеры мышления невозможно объяснить вышеприведенными факторами. И следует признать: в условиях жестко разделенного по признаку пола мира из века в век вырабатывалось два типа мышления. Точнее, один вырабатывался, развивался как ответ на всё новые вызовы окружающего мира, а другой… топтался на месте, поскольку стимулов развития у него не было. И вряд ли есть необходимость объяснять, чей стиль мышления не развивался!


На протяжении веков женщине незачем было думать. Она не покоряла природу, не отражала набеги врагов, не конкурировала с себе подобными за место под солнцем. Мужчина делал всё, чтобы сделать её сферу обитания максимально комфортной и защищенной. Само по себе домашнее хозяйство невероятно консервативно, оно мало в чем поменялось со Средневековья. Домашняя техника? Она управляется нажатием двумя-тремя кнопками.


Поэтому женщине незачем анализировать окружающий мир — весь необходимый интеллектуальный багаж она получает от мамы, старших родственников. И невероятно консервативна, склонна рассматривать «уроки старших» как догмы, аксиомы, не подлежащие критическому осмыслению. Даже когда в сферу женских интересов попадает какая-то динамичная сфера деятельности, она прилежно следует устоявшимся подходам, предписаниям.


Весьма известный пример — вождение машины. Женщины-водительницы, как правило, хорошо знают правила, и неукоснительно им следуют. Нештатная, опасная для всех окружающих ситуация возникает, если женщина попала в непредусмотренную ситуацию, где нужно быстро проанализировать множество факторов и принять собственное решение.


У женщин был шанс избавиться от вековой «традиции традиционализма». На волне эмансипации многие женщины стремились мыслить не хуже мужчин. И это давало великолепные плоды — не только С. Ковалевская и М. Склодовская продемонстрировали великолепные интеллектуальные способности, но и тысячи других женщин.


Однако затем феминизм превратился в абсурд, провозгласив всё женское по определению стоящим выше всего мужского. «Аналитичность», умение логически мыслить были объявлены атрибутом «этих примитивных мужчин». И сегодня женщина даже не пытается думать. Она считает, что это должен делать мужчина — так же помещик когда-то не стыдился своего незнания того, как растить хлеб, считая это грязным уделом крестьян.