Глава XIX,. управление проектом «Дети»

Это глава не о том, как воспитывать детей. Охватить такую тему нереально.


И даже не о том, заводить их вам или нет, и в каком количестве. Это решать вам и только вам.


Наверное, всё, что нам удастся — это обсудить подводные камни отцовства. Впрочем, их более чем достаточно.


«Я не хотел, она настояла»

Этой формулой описывается то, как стали отцами 90 % мужчин на протяжении последних нескольких десятков лет, когда процесс деторождения стал поддаваться планированию и управлению.


Посмеиваясь над своей уступчивостью, мужчины тем не менее считают происходящее нормальным. Так становились родителями их старшие братья, отцы, деды… Но стоит ли быть столь легкомысленным и вам?


Еще десяток лет назад участие мужчины в воспитании ребенка зачастую сводилось к обеспечению материальной стороны вопроса. Он мог работать, мог, заработав необходимое, идти общаться с друзьями. То есть ребенок не оказывал сильного влияния на его жизнь.


Всё изменилось. От мужчины требуют, чтобы он деятельно участвовал в воспитании и выращивании ребенка. От него ждут не только денег, но и расходования его времени, сил, эмоций. Если вы хотели делать интенсивную карьеру или отдаваться работе со всем жаром сердца, вам придется забыть об этом. Тем более придется забыть о своих увлечениях или «светской жизни». Как минимум, на несколько лет.


Подумайте об этом вовремя, чтобы потом не жалеть. Сумейте вовремя сказать «нет», даже если всерьез рискуете на этом потерять женщину, которая вам нравилась.


С моральной точки зрения это будет лучше, чем сделать ребенка, а потом оставить его вместе с женщиной.


Вы не обязаны хотеть ребенка и домашнего очага. Хотеть всего этого в высшей степени благородно, но явная передергивание сказать, будто не хотеть их — это низость. Когда женщина не хочет создавать семью и рожать, все считают это её правом. Почему же вы, когда ей хочется родить, должны послушно следовать за ней? Вполне вероятно, что карьера или светская жизнь её практически не интересуют — но никто не доказал, что вы должны разделять её вкусы. Опять же, ей 25, она уже налюбилась и нагулялась с 15 лет, ей хочется семейного спокойствия. Вам тоже 25 — и для вас жизнь еще только начинается, вас просто не было возможности налюбиться…


Вместе навсегда

Общий ребенок — это наивысшая форма связи мужчины и женщины. Вы теперь вместе навсегда, как минимум до совершеннолетия ребенка. Если только вы не рассматриваете всерьез вариант оставить женщину и не общаться с ней и с ребенком вообще. Во всех остальных случаях общаться вам придется, даже если вы не будете жить вместе.


Что опять-таки заставляет подойти к отцовству серьезно. Мы уже обсуждали распространенную ошибку мужчины: подобрав фактически женщину на одну ночь, мужчина бездумно соглашается на стабильные отношения с ней. Но из стабильных отношений можно всё ж таки выбраться, пусть и со множеством головняков и потерь. Из отцовства выбраться невозможно.


Посмотрите на женщину сто… тысячу раз. И постарайтесь представить, какой она станет через десять, двадцать лет.


Быть прозорливым в 25 лет (и даже в 30) трудно. Десятилетия — это какой-то недоступный для сознания масштаб времени. Кажется, что и ты сам будешь всегда молод, и та, что с тобой рядом, тоже.


Всё же постарайтесь очнуться и посмотреть в будущее без «приколов».


Традиционная семья — не догма

До самого недавнего времени считалось, что единственно разумная форма выращивания детей и стабильных отношений между взрослыми — это семья, совместное проживание и общее хозяйство.


Так считали наши родители и старшие братья. Это и сегодня нам доказывают с телеэкрана различные специалисты по защите нравственности, деятели культуры и т. п. Это продолжает считаться аксиомой: семья — залог здоровья общества и обеспечения рождаемости.


Но такая система предоставляет человеку весьма ограниченный выбор. Если по каким-то причинам он не может ужиться в семье, он может пойти только на «социально неодобряемое поведение» — расставание, развод. Социальные стандарты «семейной эры» навязывают нам представление, что развод — это обязательно вражда бывших супругов, предельная и очень трудно преодолеваемая дистанцированность. Повинуясь этим стандартам, люди и вправду начинают враждовать, отдаляться. В итоге — неполноценная семья из ребенка и только одного родителя (плюс, возможно, «приемный» родитель противоположного пола).


Сторонники традиционной семьи в этом трагедии не видят, ставя целью «возрождение семьи». Однако насколько это реально в современном обществе, с его динамизмом (в том числе динамизмом личностных изменений) и ростом индивидуализма? Мы живем в эпоху нелояльности, и дело тут не только в «падении нравов». В течение XX века рухнули последовательно принципы верности государству и корпорации. Для людей начала этого столетия быть верным гражданином страны, в которой ты родился, было догмой, не подлежавшей обсуждению. Точно так же, как пойти работать на завод, где работали твои родители, проработать там всю жизнь и отправить туда работать своих детей. Не потому, что эта страна и этот завод лучшие, а «так положено».


К концу века эмигрировать туда, где жизнь лучше, считается нормой практически везде. Еще более легко они меняют места работы, должности, профессии. Сначала стало нормальным за жизнь сменить несколько политических убеждений — сегодня люди не имеют их вовсе. Пристрастий и убеждений, которые являются общими, одинаковыми для всех, становится всё меньше.


50-е безо всякой натяжки можно назвать «эпохой Элвиса», 60-е — «эрой Биттлз». Назвать 70-е «десятилетием АББА» уже сложней. А дальше уже никто не может претендовать на роль всеобщего кумира. У каждого в наушниках своя музыка.


Может ли в этом хаосе и распаде общества на быстроменяющиеся «атомы»-личности устоять принцип пожизненной верности другому человеку? Вряд ли.


Развод перестал быть исключением из правил, моральным уродством, которое можно лечить. Это норма. И обществу приходится учиться с этой нормой жить.


Естественный вывод — расставание родителей не должно становиться трагедией для них и ребенка. Более того, сам термин «расставание» приходится поставить под сомнение. Индивидуализм и динамизм каждого не дает им ужиться под одной крышей. Но сохранить эмоциональную и бытовую связь можно — ценой дистанцированности.


Мы вслед за Европой вступаем в эру, когда родители будут предоставлять друг другу больше свободы, даже жить по отдельности — но при этом сохранять эту эмоциональную связь и взаимодействие, необходимые для совместного воспитания ребенка.


Во всяком случае, перед тем как связать себя с женщиной вечными и нерушимыми узами родительства, выясните, что для неё является нормой. Если вы хотите оставить за собой свободу, а она однозначный поклонник традиционной семьи — конфликт более чем вероятен. Как и в противоположном случае.


Вынужденное отцовство

Далеко не всегда желающая появления ребенка женщина начинает открыто обсуждать с ним перспективы этого или принимает его отказ.


В женской среде считается нормальным сделать мужчину отцом обманным путем.


Логика за этим стоит вполне стандартная: «Да он всегда будет отказываться завести ребенка, мне что, бездетной оставаться? Поискать другого? Так я этого люблю…» Вариант последней фразы: «…Так они все одинаковые…»


Что еще придает женщине уверенности на этом пути? Представление о том, что отцовство — это долг мужчины. При этом, естественно, женщина убеждена, что материнство — вопрос добровольного выбора женщины. А мужчина должен становиться отцом, причем именно сейчас, когда это ей понадобилось. Потому что — «надо же это делать когда-то, почему не сейчас?»


Стоит за всем этим и убеждение, что отцовство — бремя куда более легкое, чем материнство. Поэтому женщина вправе отказаться стать матерью. Мужчина — нет, потому что он, становясь отцом, практически ничем не жертвует. Деньги? Время? Карьера и привлекательный образ жизни? «Подумаешь, потери», — рассуждает женщина.


Более того, часто она убеждена, что предпринимаемый ею обман — на пользу мужчине. «Ах, ну это у него глупый страх какой-то, он не понимает, как это замечательно — ребенок…». Женщина видит, что она не в силах переубедить мужчину, но реагирует по-прежнему своеобразно: «Ах, ну какой же он упрямый… Ах, он мне еще спасибо скажет…Когда появится маленький, он поймет, как это замечательно!»


Мужчине такой обман кажется чудовищным, нереальным. Женщина думает совсем по-другому.


Так что, если вы против появления ребенка, нужно не просто предохраняться, но еще и быть предельно бдительным.


Прежде всего, не верить утверждениям женщины, что сегодня у неё безопасный день. Она вполне может быть искренней. С одной оговоркой, риск ошибки ей не кажется таким ужасным, как вам. «Ну, забеременею, рожу — что уж такого страшного».


То же самое относится к женским предложениям «рискнуть», уверениям «Я раньше никогда не предохранялась, и ничего» или предложениям предохраняться за счет прерванного полового акта (семя выделяется задолго до основного извержения).


С большим скепсисом стоит относиться к заявлениям женщины, что она принимает контрацептивы. Вот пока вы не видите, как она каждый вечер достает из фирменной упаковки и выпивает таблетку, верить нельзя. Потому что, в частности, женщины отлично знают — пропуск даже одного дня приема делает оральный контрацептив малоэффективным.


Не паранойя ли это? Увы, нет.


На вопрос женщины на дамском форуме «Мой муж не хочет ребенка, как мне его уговорить» одна из посетительниц ответила: «А мой муж, ныне отец, думал, что я предохраняюсь J Настаивал на этом. Ну, я и пила… витамин Е в капсулах».


Другие женские контрацептивы типа спиралей или «Депо-провера» проверке и вовсе не поддаются. Женщина на ваших глазах зашла в кабинет гинеколога… но откуда вы знаете, что она там делала?


Надежно лишь то, что вы в состоянии контролировать. В частности, презерватив.


Однако один крохотный прокол делает его малонадежным. В этой связи:


пользоваться только своими презервативами;

хранить их в недоступном для женщины месте.

Один из способов забеременеть помимо воли мужчины, описываемый на женских сайтах — взять его сперму из использованного презерватива и ввести её… ну, понятно, куда. Так что еще один пункт техники безопасности:

самолично и немедленно уничтожайте использованные презервативы.

Уповать на то, что «если со мной такое сделают, я просто уйду», не стоит. Наше стоящее на страже интересов женщин законодательство не интересуется тем, согласны вы были на зачатие или нет. Поэтому женщина спокойно может вчинить иск о признании отцовства по биологическим критериям, а затем всю жизнь требовать от вас алименты. Если сегодня судебная система несовершенна и неповоротлива, так что от неё получается убегать, то кто знает, что будет через несколько лет?


«Мне от тебя ничего не надо»

По той же причине не стоит доверять распространенному аргументу женщины: стань отцом, а я потом ничего от тебя требовать не буду, сама его выращу и т. п. Когда она это говорит, она, вполне возможно, и не лжет. Однако её мнение может измениться, когда она столкнется с реальными проблемами материнства и сочтет в итоге, что ей необходима ваша помощь. И тогда она столь же искренне начнет рассуждать абсолютно противоположным образом: что вы обязаны исполнять свои отцовские обязанности. Естественно, на человека в затруднительном положении мало впечатления производят напоминания о том, что еще несколько месяцев назад он обещал другое.


В глазах общества и закона она будет права, а вот вы — мерзкий тип, уклоняющийся от отцовства. Кстати, даже её письменные гарантии никакой законной цены не будут иметь веса, если она потребует признания отцовства в суде.


Так что — никаких зачатий, если вы не согласны стать отцом.


Ваш ли это ребенок?

Это еще одна сторона проблемы. Мужчины доверчивы. Они верят в добродетельность женщин. И когда к мужчине приходит женщина и говорит «Я тебе должна сказать одну вещь», он даже и не думает усомниться, что её беременность случилась не с его подачи. Она такая верная! Да и если бы «залетела» не от него, не стала бы врать! Она же не стерва какая-то!


А теперь встаньте на позицию женщины. Вы забеременели. Делать аборт вам не хочется, потому что это моральное истязание и непоправимый вред здоровью. Но что делать? На кого опереться? Кто вам будет помогать, содержать вас?


И тогда приходит в голову простое решение: потребовать поддержки от того, кто вам кажется наиболее верным, надежным, состоятельным, подходящим на роль отца. Даже если вы знаете, что отец не он. И тем более, если просто не знаете, кто конкретно отец.


Более того, женщине, вполне вероятно, хочется связать с вами жизнь. До сих пор она не знала, как это сделать. Вы независимы и не спешите давать какие-то обещания. Но вот он, хороший способ толкнуть отношения в нужном направлении… Потому что куда вы теперь денетесь от семейного счастья…


Нетрудно заметить, что наиболее привлекательная жертва для женщины в данном случае — мужчина состоявшийся, ответственный, добропорядочный.


Как можно совершить такую низость, сломав жизнь человеку? Однако женщина убеждена, что никакой жизни она вам не ломает. Логика примерно та же, как и в случае с «принудительным отцовством»: вам всё равно нужно становиться отцом (или отцом еще раз), и почему бы не сделать это сейчас, родительство — это не бремя, а счастье, ничем существенным мужчина, становясь отцом, не жертвует. Это чужой для вас ребенок? Но ведь любить он вас будет, как родной. Вам хотелось бы воспитывать своего ребенка? Да глупость какая, предрассудки!


Обратите внимание — это образ мышления вовсе не стервы (та вообще ни о чем не думает, кроме своей выгоды), а вполне нормальной, любящей женщины. Делать вас отцом изподтишка она бы еще подумала, а тут оказалась в затруднительном положении и пытается из него выбраться.


Опять же, умный мужчина понимает, что такое вполне возможно, когда эта женщина — лишь ваша «подружка». Вы встречаетесь там два-три раза в месяц, но кто ж знает, что она делает остальное время. Вполне вероятно, что контактирует еще с кем-то.


Однако в побочные контакты женщины, с которой вас связывает «гражданский брак», поверить уже сложнее. А придется. Женщины не считают не оформленный юридически брак чем-то серьезным. Они опасаются, что мужчина сохраняет юридическую свободу, чтобы в любой момент уйти, и потому не считают себя обязанными хранить верность. Но при этом в случае наступления беременности, естественно, будут ориентироваться именно на вас. С вами отношения уже налажены, а с тем мужчиной — нет.


А что же официальный брак? Веками ребенок, родившийся в браке, автоматически считался ребенком от мужа. «Дети, похожие на соседа» — это на уровне анекдотов. Общественные традиции, юридическая процедура сводятся к тому, что в графу «отец» пишут данные мужа матери.


И вот интересный вопрос — каков процент неродных мужу детей? Десять лет назад упакованная сложнейшей техникой группа Р. Бейкера провела исследования происхождения детей нескольких тысяч англичанок в возрасте 30–40 лет.


Выяснилось, что каждый девятый ребенок — не от того мужчины, который записан его отцом.


При этом для большинства мамочек этот факт стал открытием — они с трудом припоминали, что в период зачатия имели разовые сексуальные связи на стороне64.


64 Насколько они честны в этом месте, вот в чем вопрос.



Мотивы поступать подобным образом у замужней женщины могут быть самыми разными. Если налицо непреднамеренная беременность, то мотивация выдать ребенка за ребенка от мужа даже выше, чем у «свободной» женщины. Та, по идее, спокойно может сказать даже гражданскому мужу: «Извини, ты у меня был не единственный парень» (другой вопрос, зачем ей это делать). Признаться законному мужу «Я тут залетела то ли от тебя, то ли не от тебя» — это уже серьезная моральная нагрузка, и в более чем вероятном варианте расставания с мужем потери огромны. Так что совесть замужней женщины спит еще крепче, успокоенная рассуждениями о том, что «воспитать ребенка в семейном гнезде — это в интересах ребенка, а они священны».


Причем вероятность забеременеть во внесупружеском сексе зачастую выше, чем в сексе с мужем. Секс на стороне часто более страстен, а это повышает вероятность зачатия по множеству причин. Такой секс часто происходит в «неприспособленных» условиях, где нет возможности предохраниться.


Вот две истории, рассказанные самими женщинами:


«В тот месяц несколько раз забывала принимать таблетки, поняла, что защита не действует. Сказала об этом мужу, он начал одевать презервативы. Но однажды вечером заскочила к приятелю подруги отдать книжки и… Причем, поскольку все последние годы пользовалась таблетками, отвыкла смотреть, одел партнер презик или нет…


«Коллега по работе отвозил меня домой. По пути предложил заехать в весенний лес, поискать ландыши. Приехали в лесопарк, и тут выяснилось, что не только у меня нет кондомов, но и он понадеялся непонятно на что (видимо, на меня). Но не ехать же обратно! Решили рискнуть…»


Но бывают, безусловно, ситуации, когда женщина беременеет от постороннего мужчины намеренно.


Причина этого может быть сверхромантичной — любовь. Ей хочется растить ребенка вон от того мужчины, однако по самым разным причинам связать свою жизнь с ним оказывается невозможно. И «социальным» отцом ребенка, несущим все тяготы отцовства, она делает того, кто уже рядом с ней. Правду он рискует не узнать никогда, или тогда, когда ребенок будет уже взрослым.


Запись с женского форума от такой женщины: «Мне смешно, когда мой муж тискает ребенка или гордится его успехами — мол, моя кровь… Ага, твоя, идиот… Самый волнительный и радостный момент в моей жизни, когда я раз в месяц показываю ребенка настоящему отцу. Сынок думает, что это мой коллега по работе…»


На аналогичные шаги женщину могут толкнуть рациональные соображения. Она решает подобрать биологического отца по биологическим параметрам — самого умного, красивого, здорового и т. п. А на роль социального отца «назначить» того, кто больше подходит — то есть состоятельного, надежного, верного, любящего. От женщин достаточно часто приходится слышать, что подобные действия — наиболее оптимальный способ продолжения рода, поскольку ребенок получает наилучший генный набор и в то же время наилучшее воспитание и уход.


Еще один мотив — затруднения при зачатии. Столкнувшись с ними, женщина начинает подозревать мужа то ли в бесплодии, то ли в какой-то мистической «несовместимости». И чем дольше зачать не получается, чем она сама старше, тем сильнее в ней желание пробовать зачать с кем угодно, лишь бы получилось. Опять же, вины в этом случае перед мужем она не испытывает, поскольку он же согласен на ребенка!


Конечно, вы можете принять решение, что для вас важна не «кровь», а социальное отцовство. То есть любой выращенный вами ребенок будет вами любим как родной. Тем более, что это ребенок любимой вами женщины. Но самое главное, что вы должны выработать своё отношение к данной проблеме, а не игнорировать её.


Если же для вас биологическое отцовство существенно, некоторые меры бдительности предпринимать имеет смысл. Невзирая на то, что с подачи тех же женщин любой мужчина, который сомневается в своем отцовстве, обществом воспринимается насмешливо или даже презрительно. Окружающим нет дела до вашей судьбы, они мыслят романтическими отвлеченными категориями. И в этом контексте, естественно, мужчина, заявляющий «Я безгранично верю любимой женщине» или «Для меня любой ребенок родной», выглядит красивее, чем рассудительный и настороженный мужчина.


Всё осложняется тем, что существующие технологии делают весьма проблематичным генетический анализ отцовства до рождения ребенка, а после рождения анализ быстро проделан быть не может. Поэтому вы не сможете откладывать регистрацию отцовства до проведения анализа.


Однако никто и ничто вам не вправе помешать провести такой анализ впоследствии. И в случае негативного результата оспорить отцовство в суде.


Это имеет смысл делать относительно любого ребенка. Но особенно — если оснований подозревать чужое отцовство больше обычного.


Определите дату зачатия (это по длительности максимум неделя) и проанализируйте события этого периода и недели до этого (период, в течение которого может жить в организме женщины неоплодотворившая сперма). Как часто вы занимались в этот период сексом? Использовали ли средства предохранения?


Да, зачать можно единственным сношением. Да, не всегда оказываются эффективны презервативы. Но если секс был редким или вы со своей стороны предохранялись — подозрения становятся очень обоснованны.


С другой стороны, где и как в этот период проводила время женщина? Не бывала ли она в командировках? На отдыхе или каких-то мероприятиях без вас? На корпоративных вечеринках или «девичниках»? Не было ли у вас в тот период подозрений по поводу её измен?


Опять же, повод для подозрений появляется, если вы продолжительное время (несколько месяцев) пытаетесь зачать ребенка, но это не получается.


Всё это дает основания не говорить, что ребенок чужой, а проводить дорогостоящую проверку. Которая и дает ответ на все вопросы.


К слову, о многом может сказать и отношение женщины к проведению теста. Если она считает себя «оскорбленной», то есть всячески пытается вас отговорить от него, то выводы ясны: она либо точно знает, что ребенок не ваш, либо сильно сомневается в вашем отцовстве.


Опять на льдине

Любовь — это привязанность. Это потребность быть рядом. И тогда утрата становится мощнейшей психологической травмой.


Мужчине приходится помнить, что в современном обществе он в любой момент может быть разлучен со своим ребенком по воле его матери. Это достаточно вероятный вариант развития событий.


«Женщина никогда не оставит мужчину, если он хороший отец их ребенку», — твердят женщины. И при этом даже не замечают, что из этой фразы вытекает один интересный тезис: оказывается, женщине принадлежит право оценивать, хороший вы отец или нет. Женщинам это кажется более чем естественным: мать — единственный полномочный выразитель интересов ребенка.


Так что любой конфликт о том, как нужно выращивать и воспитывать ребенка, может быть решен женщиной очень просто — ногами. Вы не согласны с ней — значит, вы плохой отец, не любите ребенка.


Кроме того, мать всё-таки остается женщиной. И вы для неё — не только отец её ребенка, но и мужчина. А раз так, она может пот разным причинам обидеться на вас, возненавидеть, охладеть к вам… Причем всё это в её подсознании будет трансформироваться во всё тот же лозунг: «Он — плохой отец».


Вы ей физически опротивели — и любое сказанное вами слово вызывает в ней неприятие. Ей отвратительно видеть, как вы прикасаетесь к ЕЕ ребенку…


Аналогично, её влюбленность в другого мужчину будет означать то, что он ей будет казаться идеальным отцом для ребенка. Он такой умный, мужественный… может быть образцом для ребенка… ни в какое сравнение не идет с вами…


Точно так же, если ваш фактический потенциал почему-то уменьшился, женщина начинает подыскивать ребенку более «хорошего» отца.


Вы тяжело заболели. Или потеряли работу. Ваш бизнес разорился.


Но разве можно отцов менять как перчатки? Женщинам кажется, что можно. Потому что эмоциональную взаимосвязь отца с ребенком они склонны преуменьшать. Мать — это да, а отец… даже бабушка по материнской линии более значима!


Поэтому отнять ребенка у вас (или вас у ребенка) женщине не кажется чем-то страшным. Она не просто уйдет от вас, но и откажет вам в праве общаться с ребенком. Опять же, из благих побуждений. Чтобы ребенок быстрее отвык от вас и привык к новому отцу. Или чтобы её нового возлюбленного не нервировали ваши появления.


В существующей юридической системе нет средств помешать этому. Даже формально закон стоит на стороне матери, а не отца. А уж если брать фактическую практику работы госорганов — суд крайне неохотно будет рассматривать ваш «странный» иск по обеспечению для вас возможности контактировать с ребенком и участвовать в его воспитании. Вас всегда будут в чем-то подозревать, полагая, что у женщины, конечно же, есть основания изолировать ребенка от вас. И даже если судебное решение будет принято, ни судебные приставы, ни милиция не кинутся стремглав добиваться его исполнения.


В главе о расставаниях мы уже сказали, что ни на минуту нельзя забывать, что вы живете на льдине, которая в любой момент может треснуть и растаять. Приходится напомнить об этом еще раз.


Вас в любой момент могут разлучить с ребенком. Поэтому не стоит допускать, чтобы ваша любовь к нему перерастала в потребность всегда быть рядом с ним.


Не стоит пополнять армию отцов, навсегда раздавленных морально расставанием с ребенком. Вам придется начать жизнь заново. Всё, что вам останется — это ощущение того, что вы дали жизнь человеку и сделали для него всё, что смогли. Не так уж и мало.


Это не ваше продолжение

Другая распространенная психологическая ошибка отцов — любить детей как «продолжение себя».


Это вековая традиция: мужчина передавал своим потомкам не только нажитое добро, но и знания, умения, убеждения… С женщиной конфликтов не возникало еще и потому, что она чаще всего исповедовала в точности такие же ценности, как и он.


Однако что мы имеем сегодня? При нынешней пестроте жизненных укладов найти человека, идентичного вам по всему комплексу убеждений просто невозможно. А женщины не просто получили право участвовать в решении того, как воспитывать ребенка — они лишили этого права мужчин. Любой мировоззренческий конфликт решается в пользу женщины.


Рассказ мужчины: «Я решил записать сына в секцию дзюдо. Пацан должен уметь себя защитить. Когда жена узнала об этом, она пришла в ужас — она боится, что он там травмируется. Когда я всё-таки решил настаивать на своем и привел сына вторично, директор спортшколы сказал мне, что ему звонила моя жена и запретила тренировать сына.


Естественно, если мужчина аналогично попытается наложить «вето» на решения и действия женщины, его никто слушать не станет. Главная — мать; это признано обществом. Всё, что мужчине остается, это действовать «партизанскими методами» или пытаться переубедить женщину. Но последнее под большим вопросом. Остается еще естественное копирование ребенком отца — фактор существенный, но не абсолютный.


Поэтому ребенок будет воспитан так, как это считает нужным сделать его мать. «Продолжением» отца он не будет. Утешить вас в этом смысле может лишь то, что в современном мире дети в любом случае формируются не так, как этого хотели бы родители.


Так что вы даете человеку жизнь, вы ставите его на ноги… и всё. Никаких тщеславных планов типа «Он тоже будет коммунистом» или «Он будет музыкантом» с ним лучше не связывать — избавите себя от разочарований.


Без наград

Так что идиллическая картина идеального отцовства, которую нам всё время рисуют, оказывается сильно под вопросом.


Вас могут сделать отцом помимо вашего желания.


Вас могут сделать отцом чужого ребенка, и вы даже знать не будете, что в будущее отправятся гены не вашего славного рода, а какого Васи из квартиры под вами.


У вас могут в любой момент отнять ребенка, и он будет искренне считать своим настоящим отцом… дядю Петю из квартиры этажом выше.


Вы будете вкладывать в ребенка силы и время, а он вырастет копией мамочки. И её будет благодарить за хорошее воспитание.


Делает ли это невозможным «ответственное отцовство»? Так сказать нельзя. Вы не получите за него никаких наград — это да. Но это совсем другое дело. Самое время вспомнить, что миллионы мужчин отдавали свою жизнь на защите своей страны или принципиальных для них идей — и чаще всего это делали безо всякой надежды на награды и почет.


Для женщин мужчины являются расходным материалов, любого из них женщина считает вправе «реквизировать» для обеспечения своего ребенка — деньги, транспорт, беготня по магазинам и т. п.


Вы вправе уберегать себя от незапланированного и нежеланного отцовства, а равно и труда по воспитанию чужих детей.


Но на награды вам рассчитывать не приходится. Для общества главным человеком по воспитанию ребенка еще долго останется женщина, мать. Ей слагают стихи, её поздравляют, когда ребенок заканчивает школу, становится лауреатом музыкального конкурса и т. п. Сколько бы не делал отец, этого не заметит ни общество, ни сама женщина — для неё значимы всегда будут лишь её заслуги.


Какие-то моральные факторы — радость от общения с ребенком, радость от воплощения вашего «педагогического замысла» — вы, как показано выше, тоже не можете планировать для себя.


В этом плане и стоит настраивать себя, чтобы обойтись без разочарований и обид на жизнь.


Ребенок не должен убивать взрослых

Вообще, какое место ребенок должен занимать в жизни родителей? Это далеко не самоочевидный вопрос. Если брать «заветы старины», на которые любят ссылаться любители «здоровых нравов», то, скажем, в крестьянской семье ребенок получал минимум ухода, любви и материального обеспечения, зато при первой возможности становился работником. И причина такого отношения не только в напряженном материальном положении семьи. Дети преуспевающих дворян воспитывались вдалеке от родителей. И. что интересно, из таких «недолюбленных» (по современным меркам) детей вырастали вполне нормальные люди.


Нынешний культ детей, убежденность, что им должны быть отданы все силы и ресурсы родителей, не продиктован объективными резонами, он во многом является продуктом интеллектуальной моды, спровоцированной ростом достатка.


У людей больше денег и свободного времени. И в то же время действует консервативный принцип, диктующий, что хороший человек должен страдать, а получать удовольствия — если не аморально, то уж во всяком случае не добродетельно. Где-нибудь в XIX веке мать-старушка не могла попенять сыну и его жене, что они мало времени посвящают ребенку — те каждый день уходили в поле и возвращались затемно, валясь с ног от усталости. Сегодня старшее поколение имеет возможность клеймить «молодых» за то, что те развлекаются и покупают себе хорошую одежду, вместо того чтобы отдать соответствующие ресурсы ребенку. И молодым становится стыдно своего эгоизма.


Особенно подвержены такого рода риторике женщины. Для женщины принципиально важно реализоваться в роли матери, получить в этом качестве высокую оценку окружающих. И еще для женщины во всем важны детали, обрамление, процесс. Для мужчины тоже важно его отцовство, но он, как обычно, ориентирован на результат. Он гордится своим ребенком, его успехами.


Для женщины же приносит самоудовлетворение сам процесс материнства. И чем больше она усилий потратит, чем больше сделает, тем большую гордость будет испытывать: «Смотрите, какая я хорошая мать».


Не задумываясь, как это сказывается на конечном результате. Точнее, свято полагая, что «маслом кашу не испортишь».


Однако излишние вложения — далеко не всегда более высокий результат. Особенно если соотноситься не с этим результатом, а со своими представлениями, «как надо».


Представьте себе руководителя предприятия. Он сидит на работе допоздна. Он довел себя до сердечного приступа. Он уменьшил себе зарплату вдвое.


Вопрос: это обязательно улучшит положение дел на предприятии? Более чем вероятно, что это не повлияет на него никак. Или даже ухудшит.


Аналогично этому, достаточно часто можно наблюдать парадоксальную картину: с одной стороны, огромные «родительские вложения» налицо, а с другой стороны, эффекта от этого нет или он даже отрицательный.


На ребенка тратят огромные деньги — а он вырастает идиотом и вдобавок жалуется на то, что не ощущал родительской любви.


Или родители тратят на ребенка массу времени, но он воспринимает это как надоедливую докучливость, действительно мешающую ему развиваться.


Кстати, вот занятное глобальное противоречие: нынешние дети жалуются на отсутствие внимания и участия со стороны родителей гораздо больше, чем дети предыдущих поколений. Хотя объективно ресурсов на них затрачивают гораздо больше, чем, скажем, на детей послевоенного поколения, когда родители не могли ни побаловать своих чад, ни даже побыть с ними достаточно времени. В чем же дело?


Думается, причина в принципиальной неисполнимости провозглашенного восторженно лозунга «Дети — это главное и единственное в жизни!». Полвека назад дети знали, что родителям нужно идти на работу, что они имеют право развлекаться. И они не ощущали себя недолюбленными. Сегодняшних подростков убедили, что для родителей они должны быть главным и единственным в жизни. Не получая родителей всецело, они смертельно обижаются. И приводит это к печальным последствиям.


Практически любой подросток-наркоман говорит «Родителям до меня не было дела». Поясняя это, он описывает, что взрослые приходили с работы поздно и усталые, не вникали в его проблемы… Вроде бы плохо. Но с другой стороны — им что, на работу не ходить? И как им не быть усталыми после неё?


Демонстративные родительские усилия, направленные в первую очередь на получение одобрения других взрослых («Смотрите, какие они хорошие родители»), зачастую не продвигают вперед развитие ребенка, не улучшают его моральное самочувствие (а то и ухудшают).


Если говорить о самочувствии, ощущении себя нужным и любимым, любой взрослый, вспомнив себя ребенком, может сказать: главное — не какие-то сверхусилия родителей, а наличие душевного контакта.


«Послевоенные» дети не получали дорогих подарков, мало видели своих родителей… но они знали, что и зачем делают родители. И не считали это глупостью, потому что чувствовали себя частью семьи, жили её проблемами. Сегодняшние дети не понимают родителей, а потому убеждены, что родителям до них нет дела.


Так может, важнее именно душевный контакт?


Резюмируем: демонстративные родительские подвиги рационального смысл не имеют. С другой стороны, было бы абсурдом считать, будто жизнь нам дана только затем, чтобы мы в свою очередь кого-то родили и вырастили. Однако нам снова и снова внушают, что все удовольствия мы должны получить и дела сделать в молодости — а потом сосредоточиться на ребенке. Когда ребенок вырастет, мы будем уже в таком возрасте, что радоваться жизни и делать что-то будет затруднительно.


Означенная тема — линия чудовищных столкновений отцов и матерей. Женщина сама стремится посвятить всю свою жизнь ребенку (возможно, её в жизни больше ничего не интересует), и от мужчины требует того же самого, размахивая жупелом «хорошего/плохого отцовства». Тем самым разговор выведен за рамки рационального.


Закончить срочный проект или играть с ребенком? Женщина скажет, что однозначно второе. Иначе вы «плохой отец».


Купить хорошее детское питание за 100 рублей банка или стоящее рядом за 400? Фактическая разница между ними непонятна. Но женщина, если вы откажетесь выплачивать 400 рублей, снова обвинит вас в недостатке любви…


Эффективного выхода из этого противоречия не существует. Жертвуя всем и вся, женщина удовлетворяет свои психологические потребности — нравиться самой себе, заслужить похвалу своей мамы, восхищение подруг. Того, что она занимается позерством, она, разумеется, никогда не признает. Она сама этого не понимает, и подсознание выставляет в её голове «стопор», чтобы она не разрушила эту психологическую игру.


Вы можете предпочесть не рисковать ничем и подчиниться женскому диктату. Пожертвовать своей работой, увлечениями, развлечениями, отдыхом — отлично понимая, что ребенку это никакой радости и пользы не приносит.


И вы можете делать только то, что идет на пользу ребенку. И не забывать, что тоже имеете право получать удовлетворение от жизни. Но тогда вы постоянно будете рисковать получить клеймо «плохого отца». Никакие аргументы вам не помогут.


Впрочем, один из моих знакомых нашел интересный выход из этих бесполезных споров, где против него была не только жена, но и живущая с ними теща. Он привлек на свою сторону ребенка — четырехлетнюю дочку. Он объяснил ей, насколько для людей важна его работа (ума не приложу, как он это сделал, поскольку работает биржевым аналитиком), как важно для него самого увлечение дайвингом. И с тех пор он спрашивает разрешения уйти или позаниматься у дочери. Которая, преисполненная своей значимости, ему всегда это разрешает. Да еще с суровым видом объясняет собственной маме что-то вроде «Папа должен много работать, страна этого ждет»


Вот это мы и называем «эмоциональным контактом с ребенком…