Предисловие


...

Что такое целостность

Современная медицина имеет большие претензии, которых сама она отнюдь не удовлетворяет. Она обращается к психологии, которая – из-за существующих форм обучения и, главное, из-за своего эмпирического направления – малокомпетентна. Эти претензии на полноту исцеления, находятся в полном противоречии с ожиданиями пациента. Последствием является чрезмерная цена лечения. А также растущие фрустрации и так называемые интрогенные (обусловленные примененной терапией) неврозы. Медицинский образ мышления в такой степени стал зависим от платы и от результатов анализов, от аппаратуры и лабораторных исследований, что можно подумать, будто только все это определяет психическое состояние человека и ход его выздоровления. Или – что преувеличенное внимание к психологическим тестам может разрешить проблему. Результат этих анализов интересует часто больше, чем самочувствие больного; «цирроз печени в палате 120» – важнее самого пациента. Иллих говорит об «отчуждении здоровья», когда важнее самого пациента. Иллих говорит об «отчуждении здоровья», когда сам пациент обращает преувеличенное внимание на результаты анализов и недооценивает своего собственного влияния на состояние своего здоровья/болезни. Человек не только жертва возможного вирусного заболевания, он и жертва «священнослужителя в белом». Я не желаю разнести всех наших врачей, мне не свойственно недооценивать их роли, Мы в них нуждаемся. И потребность в них все возрастает как и необходимость переосмысления нашего к ним отношения: первые христиански ориентированные медики и психологи уже на подходе; многие из них страдают из-за своего одностороннего образования и приветствуют возможность сотрудничать с духовными наставниками.

Целостность – это не количественная мера процесса лечения и не исчерпывание всех альтернатив целительных методов; это широта или глубина подхода к физическому и душевному, разуму и воле, необходимая для лечения и исцеления страждущих. Физическое здоровье – это не самое высокое достижение на земле. Самое возвышенное достижение заключается в том, чему учат все религии, – в исцелении духовном. Та больная раком женщина, которая пришла ко мне в поисках примирения с Богом перед смертью, не нашла телесного исцеления, но была исцелена духовно.

Человек не может быть познан и исцелен всеобъемлюще. Если, однако, его претензии оказываются безграничными, он попадается на удочку всевозможным шарлатанам и лжецелителям. Там, где на первый план выставляются красота, сила, успех, влияние и воображение, тут же находятся шулера от медицины, которые используют претензию больного на полное исцеление: то, чего не может сделать химия, совершит, может быть, гадание на кофейной гуще или магия… И если они стоят очень дорого, то они обязательно должны помочь… Это и есть количественное, всестороннее исцеление. Но – в силах одного только Бога исцелить всё и вся. Я же имею дело с людьми, которые, как правило, приходят ко мне с преувеличенными ожиданиями. Это пугает меня. Я обязан предупредить их об ограниченности своих возможностей и разрушить их иллюзии. Иногда я должен направить их в другую плоскость исцеления. Речь здесь идет уже не столько о «счастливом супружестве», сколько об искусстве корректной игры, не о продлении жизни, но – о приятии смерти. Христианство – единственная религия страдающего Бога. Во всех других религиях Бог достоин любви, всемогущ. Христианство же являет нам Бога страждущего, который жалеет каждого больного. В то время как лжемессии обещают нам земное счастье, Иисус обещает на земле Крест.

Передо мной лежит рекламный проспект на восьми страницах, изданный швейцарским ясновидцем Хануссеном, в котором он обещает «абсолютное исполнение всех наших желаний» и «стопроцентное счастье» тем, кто вступит в его сообщество и купит дорогой талисман – «шкатулку желаний». Отвратительно видеть, как он представляет себя Богом и, ужасающе, сколько людей попадаются на его удочку. На обложке – крестообразный талисман с драконом; на последней странице – сам Хануссен в молитвенной позе. Так он создает у наивных людей впечатление, что в его «методе» кроется нечто Божественное, христианское. Лжепророки – настоящие конъюнктурщики.

В наше время в обществе царит безбожественный интерес к религиям, отсюда уклон к эклектической религиозности без личного Бога, мода на псевдомистическое самоспасение, на перевоплощение, представляющее, однако, собой не восточную карусель, а западную лестничную спираль развития. Естественно, соответственно, конечно, выглядит и образ Бога. Но к этому я еще вернусь.