Как заболевают неврозом?


...

Защитные механизмы

Неприятные или нежелательные чувства и мысли нормальный человек приемлет как часть своего сознания, как импульсы своих инстинктов. Их появление не заставит его пугаться или чувствовать себя виноватым. Но в ходе своего вживания в общественный организм он будет все сильнее ощущать, что определенные импульсы запретны, и поэтому должны быть отнесены к низменным. Так, например, он не может проявить свою агрессивность, когда ему этого хочется; он не имеет права проявлять свое вожделение или свободно выразить свою ненависть. Чем больше пуританства в среде, в которой он растет, тем строже регламентация и жестче штампы общественного поведения.

К сожалению, христианское воспитание с его завышенными моральными требованиями слишком долго стесняло психику человека и ограничивало его естественную экспансивность, обкрадывало его, лишая оригинальности и творческого духа.

Следовало ожидать появления противоположной тенденции, возникшей как реакция на подобное положение дел и продолжающей развиваться и ныне; либеральные по своим взглядам и, как правило, антицерковно настроенные терапевты требуют полной свободы проявления инстинктов, не замечая, как при подобном самоудовлетворении человека начинает еще сильнее мучить чувство вины и неумение ориентироваться.

Обе реакции – и проклинающая, и прославляющая – могут рассматриваться как различные защитные механизмы – вытеснения в первом случае и конверсии – во втором.

Без процесса вытеснения жизнь невозможна. Чтобы себя защитить, мы вынуждены постоянно вытеснять многое в подсознание. Само по себе это еще не должно делать человека больным: сосредоточение этих сил на выполнение нормальных жизненных обязанностей достаточна для того, чтобы сделать рождаемое ими напряжение выносимым или снять его полностью. Так что, если человек не справляется со своими инстинктами (причем здесь имеются в виду не только инстинкты пола), это значит, что он не справляется и в других жизненных сферах.


ris3.jpg

Если у человека накапливается раздражение на своего начальника, но он не научился выражать это раздражение в этичном и открытом разговоре с этим начальником, у него остаются еще разные другие возможности справиться с этим. Он может вытеснять это пока не заболеет, может приспособиться и играть роль человека пассивного – «паиньки». Но как долго он это выдержит? Как прореагирует на это его организм? Он может держаться и очень приветливо, невероятно податливо; тем самым, КОНВЕРТИРУЯ свое раздражение в противоположное, он будет играть излюбленную роль общества, но не это его подлинная сущность, проявление которой лишь откладывается на долгое время. В конечном итоге он может излить это свое раздражение и злобу в искренней молитве Богу – и на этот раз свое сердце освободить от злобы. Но, разумеется, прямое объяснение с шефом или, точнее, прямая конфронтация с ним, остается лучшим рецептом. В Библии подобные споры предлагаются не раз – например, у Матфея (18: 15), Луки (17:3) или Иисуса Сираха (9:13) (не канонический старозаветный пророк – перев .).

Другой пример КОНВЕРСИИ своих чувств являют люди, которые прячут свои страхи за авторитарностью и риском. Исходя из этого, можно предположить, что все диктаторы и деспоты, как и ведущие себя тиранически отцы или преподаватели, обладают сильным чувством страха и недостатком эмоций, но которые конвертируются в мнимую силу. Во всех этих случаях слабость вытесняется ее наигранной противоположностью.

Нередко человек ПРОЕЦИРУЕТ себя на другого, находя в нем те черты, потребности или проявления характера, которые свойственны ему самому, но которые он не хочет признать. Примером является ненависть расиста. Пусть другие выступают козлами отпущения из-за непорядков, в которых он сам участвовал или которые сам спровоцировал. И так как подобная проекция реализуется подсознательно, ее разоблачение очень затруднительно. «Моя соседка ходит в церковь, только чтобы показать свое новое пальто» – вот упрощенный, но типичный пример подлога, который, может быть, указывает на то, что говорящий сам хотел бы иметь или показать такое пальто.

Болезненная подозрительность, особенно заметная у пожилых людей, проецирует их собственные враждебные чувства на других, приписывая им всевозможные дурные поступки или побуждения. Эти инстинктивные импульсы доставляют людям неприятности, и они стараются от них избавиться.

Если муж зол на свою жену, но ведет себя по отношению к ней приветливо, а свою злобу срывает на секретарше – это случай ПЕРЕНОСА. Дома это примерный отец и муж, может быть находящийся под каблуком у своей жены, но на работе он просто невыносим.

Немало людей переносят свою злобу, которая первоначально предназначалась кому-либо из своих близких, на Бога или на церковь. Естественно и то, что иногда агрессивность, предназначенную окружающим, человек может перенести и на самого себя. Дети начинают при этом грызть ногти или царапают себя до крови; взрослые угрожают самоубийством.

В области пола такие отводные механизмы также возможны. Например, человек, неспособный из-за своих страхов любить другого, может обратить эту привязанность на самого себя. Это нарцисстический тип, который хочет, чтобы им восхищались и за ним ухаживали, но сам он любить не способен.

Недостаток Божественного опыта, как и страх перед эмоциональной верой, не в последнюю очередь оказываются результатом сопротивления своим чувствам. Многие люди говорят о чувствах так, словно речь идет об интеллектуальных проблемах. Но спонтанное проявление чувства, обнаружение того, что ты взволнован или тронут – это их пугает. Они стремятся держать себя под контролем, выдавать за людей трезвых. Так, важную роль приобретает РАЦИОНАЛИЗАЦИЯ: действия, порожденные чувством, люди пытаются объяснить «разумно», чтобы не прослыть слабыми. Кто не знает таких ситуаций, когда человек устраивает или разыгрывает всевозможные «случайности», чтобы как можно чаще встречать своего любимого? На вопрос о причинах этого приводятся самые разные аргументы; исключается лишь один – влюбленность.

Наконец, я должен назвать еще РЕГРЕССИЮ, которая проявляется довольно сложно. Это как бы возврат к детскому поведению; взрослый человек ведет себя как ребенок. Например, у матери начинается приступ мигрени, если дети поступают не так, как ей хочется. Или она грозит им, что расскажет об их поведении отцу. Так она пытается овладеть своей фрустрацией и реализовать свои желания. К явлению регрессии можно, несомненно, отнести и онанизм, если человек прибегает к нему, чтобы избавиться от фрустрации. Регрессируют и люди, часто предающиеся сну и сердящиеся, если их желания не сбываются. Они реагируют на действительность не как взрослые

люди, они не способны воспринимать ее такой, какова она на самом деле.

Психология bookap

В основе всех этих защитных механизмов лежит страх. Поэтому неудивительно, что Иисус постоянно призывает нас в свете Его близости и Его высказываний – не бояться. Предсмертное борение, к которому он прибег на Масличной горе – это лучший способ предотвращения страха. Иногда вытеснение необходимо и возможно без последствий. Но удается оно лишь человеку свободному, ведущему уравновешенный образ жизни. Неверно, что лишь повышенное чувство моральной ответственности заставляет человека сдерживать свои первобытные инстинкты; столь же действенной оказывается, например, нищета, которая также ставит ему границы. И также духовный наставник может тут больше помочь, чем и так «избитая» мораль.

Я повторяю снова и снова: Бог допускает нужду и другие крайности для того, чтобы мы в союзе с Ним дали нашим инстинктам и порывам очиститься. Нужда делает человека находчивым, но и верующим.