1. Зигмунд Фрейд. Поиск глубинной структуры


...

1.10. Интеграция конфликтных убеждений и идентичностей

Иногда проблемы, которые нуждаются в проработке остаются даже после того, как человек обновил свою карту событий прошлой истории и карты “значимых других”. Они не относятся к внешним событиям или к другим людям, но, скорее, имеют отношение к глубинным структурам внутри самого человека, к конфликтам между разными “частями” его психической системы. Иными словами, эти проблемы относятся к конфликтам, рождающимся внутри нас самих. Фрейд полагал, что такая внутренняя борьба является источником многих психологических проблем. Он писал:

“Одна сторона личности настаивает на выполнении определенных желаний, а другая ее часть борется против них и отгоняет. Не бывает неврозов без подобного конфликта”.

З. Фрейд. Введение в психоанализ. Лекции. М., Наука

Фрейд полагал, что такие конфликты рождаются из наших ожиданий и неопределенностей, связанных с этими ожиданиями. Он пояснял:

“Существуют некоторые идеи, с которым связан аффект ожидания. Они бывают двух разных видов: идеи о том, что я совершаю нечто (мы называем их интенциями), и идеи о том, что нечто происходит со мной (это, собственно, ожидания). Аффект, связанный с ними, зависит от двух факторов: во-первых, от степени важности, которую для меня имеет результат, и, во-вторых, от степени неопределенности ожидания этого результата. Субъективная неопределенность, контрожидание, сама находит выражение в виде набора идей, которые я буду называть “внушающими беспокойство противоположными идеями”. …Когда мы имеем дело с интенцией, эти противоположные идеи будут звучать так: “Я не смогу осуществить мои намерения, поскольку это слишком трудно для меня и я не способен к этому; я также знаю, что некоторые люди в подобной ситуации потерпели неудачу”. В другом случае, связанном с ожиданиями, и так все ясно: противоположная идея будет заключаться в перечислении всего того, что я не желаю, чтобы со мной произошло”.

З. Фрейд. Терапия и техника

В НЛП эти “противоположные ожидания” известны под названием “полярной” реакции; такой реакции, при которой люди инстинктивно думают или выражают идеи, противоположные тем, которые от них ожидают или которых они сами требуют от других. Фрейд указывает, что “противоположные ожидания” отражают степень “субъективной неуверенности”, которая “присутствует при ожидании результата”. Таким образом, они являются обратной связью и мерой конгруэнтности человека в достижении определенного результата.

Фрейд предполагал, что убеждения и ожидания человека по поводу результатов и собственных способностей играют важную роль в возможности достижения человеком желаемых состояний. Различия, сделанные Фрейдом между “интенциями” (намерениями) или “ожиданиями”, относятся к явлению, которое в современной когнитивной психологии (Бандура, 1982) называемому ожиданием “собственной эффективности” и ожиданием “результата”.Ожидание результата является следствием того, как человек оценивает данное поведение относительно достижения определенных результатов. Ожидание “собственной эффективности” составляет основу убеждения, что сам человек может успешно осуществлять поведение, требуемое для достижения желаемого результата (то, что Фрейд называл “интенциями”).


Утеряна иллюстрация: "Отношение между ожиданием “собственной эффективности” и ожиданием “результата”"


Убеждения и ожидания подобного рода часто определяют, сколько усилий человек приложит и как долго он будет продолжать прилагать усилия при преодолении стрессовых ситуаций. При такой деятельности, когда надо самому принимать решения, люди, скептически настроенные по поводу своих способностей, имеют тенденцию вредить своим собственным усилиям в ситуациях, которые требуют от них напряжения. Обычно недостаток ожидания достижения результата приводит к возникновению чувства безнадежности или апатии, которое заставляет человека сдаваться. Отсутствие ожидания собственной эффективности, с другой стороны, приводит к рождению чувства неадекватности, которое заставляющей человека ощущать себя беспомощным.

Понимая всю важность таких ожиданий в плане нашей способности добиваться поставленных целей, Фрейд задается вопросом:

“Как человек, ведущий здоровую идеационную32 жизнь, справляется с идеями, противоположными его интенциям? Обладая мощной уверенностью в себе, он подавляет и ингибирует33 их как только возможно и исключает из своих ассоциаций. Это часто приводит к такому результату, что идеи, прямо противоположные некоторой интенции, как правило, вообще не проявляются видимым образом”.



З. Фрейд. Терапия и техника

Смысл замечания Фрейда состоит, что при нормальных обстоятельствах “контрожидания” или “полярные реакции” служат позитивной цели и привносят некоторого рода “контроль и баланс” в систему идей данного человека. Они выступают в роли внутреннего “критика”, помогают проверять чувство уверенности в себе и мотивацию для преодоления различного рода препятствий. Если степень субъективной неуверенности будет слишком велика, тогда человек, скорее всего, соответственно изменит или снизит планку своих ожиданий.

Фрейд утверждал: в некоторых ситуациях баланс между ожиданиями и контрожиданиями может быть нарушен. В своем исследовании симптомов и причин истерии Фрейд отмечал, что состояния “гипнотического сознания” и “нормального сознания” сосуществуют у одного и того же человека; “состояние равновесия может быть установлено между двумя физическими группами, которые соединены в одном человеке” таким образом, что нормальное сознание и вторичное сознание человека “работают одновременно”. Раздел между “двумя физическими группами” нарушает естественную петлю обратной связи, возникающей между ними. Фрейд объяснял это явление следующим образом:

“Процесс истерии отличается от этого [нормального процесса] двумя аспектами... [Во-первых,] в соответствии с тенденцией к диссоциации сознательного состояния в истерии, огорчительная антитетическая34 идея, которая кажется ингибированной, устраняется из ассоциации с интенцией и продолжает существовать как отдельная идея, при этом сам пациент часто этого не осознает. [Во-вторых,] для истерии в высшей степени характерно следующее: если настает момент для выполнения интенции, ингибированная антитетическая идея начинает действовать через соматическую иннервацию так же легко, как сознательная идея действует в нормальных обстоятельствах. Антитетическая идея утверждает себя как, “противоволя”, тогда как сам пациент с удивлением осознает, что обладает волей, которая настроена решительно, но совершенно бессильна”.



З. Фрейд. Терапия и техника

Фрейд пришел к убеждению, что диссоциативные процессы, приводящие к возникновению кажущейся “противоволи” у истерических пациентов, функционировали, хотя и в меньшей степени, даже у тех, у кого “была здоровая жизнь идей”; при этом они приводили к возникновению внутренних конфликтов по поводу собственных интенций человека. Согласно Фрейду, конфликты по поводу интенций или ожиданий наиболее вероятно возникают в тех ситуациях, где желаемые результаты не достигаются.

“Конфликт происходит из фрустрации… Для того, чтобы стать патогенной, внешняя фрустрация может быть дополнена внутренней фрустрацией… Внешняя фрустрация исключает возможность удовлетворения человека, внутренняя фрустрация стремится исключить другую возможность, и именно эта другая возможность становится почвой для споров”.

З. Фрейд. Введение в психоанализ. Лекции. М., Наука

В типичной ситуации, когда достижению наших целей мешает существование внутреннего тупика, мы удерживаем наш фокус на результате, ингибируем любые “антитетические идеи” и продолжаем пытаться использовать пути или стратегии для достижения цели.

Однако, если имеется внутренний конфликт или “противоволя”, “почва для споров” сдвигается внутрь, и начинается битва между двумя частями одного “Я”. Как указывал Фрейд, внешняя фрустрация дополняется внутренней — как если бы человек “оказался между молотом и наковальней”. А когда борьба происходит между двумя частями своего “Я”, человек никогда не может “выиграть”. Согласно Фрейду:

“Этот конфликт не решается путем оказания помощи одной стороне для того, чтобы она победила другую… При любом исходе одна из сторон останется неудовлетворенной”.

З. Фрейд. Введение в психоанализ. Лекции. М., Наука

Попытки решать конфликты такого рода путем подавления одной стороны, как это обычно получается при наличии “антитетических идей”, создают “двойную связь”, при которой вы “прокляты, если это делаете и прокляты, если этого не делаете”. Похоже, что борьба происходит между двумя конфликтующими интенциями, а не между интенцией и неуверенностью в том, будет ли цель достигнута. Это делает подобную ситуацию отличной от той, о которой мы говорили в разделе о рефрейминге, — в том смысле, что ключевой проблемой является непонимание интенции той части, которую человек не слушал. В данном случае фокус внимания нацелен на конкретное проблематичное поведение. Решение включает в себя нахождение интенции, лежащей в основе поведения, и поиск альтернатив осуществления этой интенции. В конфликтной ситуации проблемой становится конфронтация антагонистических интенций. Поскольку части имеют разные цели, не существует такой альтернативы, которая могла бы прямо удовлетворить обе интенции.

Кроме того, поскольку внутренний конфликт не основан на внешних событиях или результатах, он нередко разрешается путем обратной связи с некоторым внешним источником. В самом деле, в подобной ситуации все что угодно может стать другим стимулом (или поводом) для схватки. Даже самые простые решения приводят к борьбе — борьбе, которая никогда не прекращается, поскольку на самом деле она ведется не по поводу содержания решения, а по поводу глубинной структуры, лежащей в его основе.

Постоянный стресс, происходящий из конфликта и фрустрации, приводит и к другим симптомам (в том числе и к физическим). Эти симптомы также становятся “почвой споров” для конфликтующих частей. Поскольку системы пытаются достичь баланса или гомеостаза, некоторые симптомы на самом деле предоставляют потенциальную возможность “компромисса” между конфликтующими частями. Фрейд утверждал:

“Две силы, находящиеся в оппозиции, снова встречаются в симптоме и примиряются посредством компромисса, содержащегося в образовании симптома. Вот почему симптом способен оказывать такое сопротивление: он поддерживается с обеих сторон”.

З. Фрейд. Введение в психоанализ. Лекции. М., Наука

Подтверждением данному явлению может послужить наблюдение Фрейда за “параноидным” человеком, который верит, что его преследуют. На одном уровне человек “делает … вывод, что он, должно быть, весьма важная персона”, и таким образом удовлетворяет ту свою часть, которая стремится к ощущению собственной значительности. На другом уровне страх преследования удерживает человека от того, чтобы тот действовал в соответствии со своим “бредом величия”, и таким образом удовлетворяется та часть, которая поддерживает скромность или защищает его от своего собственного высокомерия. Страх преследования становится “средством для компромисса”, которое служит достижению обеих целей и “поддерживается с обеих сторон”.

Вот другой пример: я уже писал о работе, которую проделал с моей матерью, когда у нее в начале 1980-х годов вновь развился рак груди. Как и у многих других женщин, эта болезнь возникла в переходный период ее жизни, вызвавший конфликт на глубоком уровне по поводу чувства идентичности. Самый младший из пяти детей покинул дом и уехал в колледж, что положило конец ее роли “матери”. В конце концов она решила вернуться к карьере няни, чем и занялась с большим рвением, но внезапно обнаружила внутри себя растущее неудовлетворение.

Казалось, что внутри нее находилась часть, которая хотела делать для себя самой нечто такое, что было бы приятным и радостным; часть, которую она подавляла все годы, когда растила детей. Другая ее часть чувствовала усталость и хотела отдохнуть. Эта часть также утверждала, что она не обладала необходимыми ресурсами, чтобы следовать своим желаниям, и если бы она это сделала, то причинила бы вред детям, которым еще могла понадобиться помощь. Эта часть утверждала: необходимо оставаться в роли человека, который заботится о других — как мать или няня. Эти две ее части находились в конфликте, таящемся в вопросе: куда направиться из поворотной точки жизни?

Мать пыталась принимать разные решения, но, как указывал Фрейд, одна сторона при этом всегда оставалась неудовлетворенной. Независимо от того, какую часть себя она пыталась удовлетворить, другая всегда была недовольна. Поскольку в то время мать не понимала природу данного конфликта, ей казалось: все, что она пыталась сделать, было неправильным и неудовлетворительным. Она жила в состоянии постоянного беспокойства, чувствовала себя в ловушке из-за полной невозможности сделать выбор. Когда мать обнаружила у себя рак груди с обширными метастазами и поняла, что может скоро умереть, она испытала почти чувство облегчения. Однажды мать сказала, что картина ее смерти казалась ей совсем мирной. И даже как-то обмолвилась, что “умирала для того, чтобы отдохнуть”. Казалось, ее симптом и его неизбежный результат стал единственным приемлемым компромиссом для конфликтующих частей. Это был тот способ, которого при помощи одна часть могла избавиться от другой и достичь согласия, не позволив другой части победить.

Независимо от того, явился ли рак результатом стресса в организме, в ее иммунной системе, стресса, который возник из-за постоянного конфликта, попытки выздороветь несомненно стали новым “полем битвы” для внутреннего конфликта.

Фрейд полагал, что глубинная структура, лежащая в основе таких конфликтов, — это старый и “упрямый конфликт” между “желаниями либидо” человека и его “Эго”. Как я уже говорил в предыдущем разделе, Фрейд считал, что либидо исходит исключительно из принципов удовольствия. Фрейд полагал, что “нормальное сознание” человека, или “Эго”, наоборот, действует руководствуясь в большей степени принципом реальности. Главной целью, или интенцией, “Эго” является выживание индивида. Поэтому “Эго” более тяготеет к внешней референции, действует больше в сквозном времени и реагирует на более продолжительную временную рамку.

“С точки зрения самосохранения организма среди трудностей окружающего мира, принцип удовольствия является изначально неэффективным и даже в высокой степени опасным. Под влиянием инстинктов самосохранения “Эго” принцип удовольствия замещается принципом реальности. Последний не оставляет конечного намерения получения удовольствия, но, тем не менее, требует и осуществляет отсрочку при получении удовольствия, отказывается от ряда возможностей получения удовлетворения и заставляет на время ощутить неудовольствие как шаг на длинном пути и непрямую дорогу к удовольствию”.

З. Фрейд. По ту сторону принципа удовольствия

Фрейд полагал, что либидо в первую очередь связано с примитивными и бессознательными процессами (такими, как инстинкты и “влечения”), тогда как “Эго” связано с “психическими процессами более высокого порядка”. Интересно, что его разграничение между либидо и “Эго” напоминает сделанное Аристотелем противопоставление “влечений” и “разума”, о котором я упоминал в первом томе этой книги. Согласно Аристотелю, влечения и желания являются чувствами, сформированными в соответствии с некоторой целью или конечным намерением, которые представляют собой движущую силу, позволяющую разуму действовать. Он утверждал:

“Разум никогда ничего не предпринимает без влечения… но влечение может вызывать движение, противоположное расчету… Движение вызывается именно объектом влечения, причем этот объект может быть как реальным, так и кажущимся благом…

Влечения противоречат друг другу, что наблюдается, когда принцип разума и желания противоположны, причем это возможно только у тех существ, которые обладают чувством времени (поскольку в то время как разум заставляет нас сдерживаться, имея в виду будущее, желание подвергается влиянию того, что находится непосредственно здесь; приятный объект, расположенный совсем рядом, представляется, безусловно, и приятным, и полезным из-за отсутствия представления о том, что будет в будущем)”.

Аристотель

Смысл данного высказывания Аристотеля состоит в том, что влечения являются внутренними состояниями чувств, которые функционируют, исходя из фрейдовского “принципа удовольствия” (стремления к наслаждению и стремления избегать боли). Эти реакции могут происходить как вследствие непосредственного опыта, так и вследствие сознательных расчетов. Непосредственный опыт вызывает приятные или неприятные ощущения по поводу самого объекта. Ценность объекта, с точки зрения доставления удовольствия, с другой стороны, появляется в результате расчетов или проекций будущих последствий внешнего мира.

Аристотель утверждал, что конфликты между чувствами возникают при ощущении времени, потому что принципы разума и желания могут функционировать в разных временных рамках. Расчет более связан с восприятием будущего, а желание — с настоящим. Аристотель имел в виду, что восприятие того, “что есть будущее”, создает впечатление о чем-то как о “хорошем”, но то, что доступно сейчас, может оказаться “одновременно и хорошим, и приятным”. Проблемы возникают, когда человек разрывается между тем, “что есть будущее” и тем, “что доступно сейчас”, или же “из-за отсутствия представления о том, что будет в будущем”.

Согласно Фрейду, дальнейшие затруднения возникают из-за того, что эти два процесса могут диссоциироваться друг от друга таким образом, что между ними прерывается обратная связь. Один из них существует как “вторичное сознание”, или “противоволя”, которая “отделена от ассоциации с интенцией и продолжает свое существование как отделенная идея, часто не сознаваемая самим пациентом”. В подобной ситуации человек испытывает аффекты фрустрации и сопротивления, не зная их причины.

Модель конфликта по Фрейду представляет собой другое отражение его убеждения, что “психические процессы по своей сути бессознательны и те из них, что являются сознательными, просто изолированные действия и части некоей психической целостности”. Фрейд описывал этот процесс следующим образом:

“Сознание может не быть наиболее универсальным атрибутом психических процессов, но только их отдельной функцией… То, что дает сознание, заключается в основе своей в восприятии возбуждений, приходящих из внешнего мира, и чувств удовольствия и неудовольствия, возникающих только внутри психического аппарата… Оно [сознание] должно лежать на границе между внутренним и внешним; оно должно быть обращено к внешнему миру и охватывать также другие психические системы”.

З. Фрейд. По ту сторону принципа удовольствия

Согласно Фрейду, “сознание” является точкой, где встречаются “возбуждения, приходящие из внешнего мира”, и “ чувства удовольствия и неудовольствия, возникающие только внутри психического аппарата”. Он был убежден, что функции сознания состоит не только в том, чтобы служить “окном” осознавания, но и в том, чтобы представлять собой то уникальное место, где мы можем формировать и обновлять нашу рабочую модель мира. В системе Фрейда сознание — это тот временной “верстак”, на котором человек конструирует или чинит свою модель до того, как помещает ее обратно в механизм бессознательного, где она хранится и откуда на ее основе предпринимаются действия.

Таким образом, Фрейд представлял и “Эго”, и либидо частью обширной бессознательной системы, которую он называл “Оно”, или “Ид”: “каждый отдельный процесс принадлежит в первую очередь бессознательной психической системе; из этой системы он может при некоторых условиях переходить далее в сознательную систему”. Фрейд описывал эту систему следующим образом:

“Сейчас мы будем рассматривать индивида как психическое “Ид”, неизвестное и бессознательное, на поверхности которого находится “Эго”, развившееся из его ядра, из системы восприятия. Если мы предпримем усилие, чтобы представить это утверждение в виде рисунка, то можем добавить, что “Эго” не полностью включает “Ид”, а лишь до той степени, до которой перцептивная система образует его (“Эго”) поверхность… “Эго” не отделено от “Ид” совершенно: его низшая часть вливается в “Ид”… Пожалуй, еще добавим, что “Эго” носит “шляпу слушания”, по крайней мере, с одной стороны, как известно из анатомии мозга”.

З. Фрейд. Я и Оно


ris38.png

Графическое изображение Фрейдом отношений между “Эго” и “Ид”


С точки зрения Фрейда, “Эго” является как бы “верхушкой айсберга” в наборе процессов, протекающих в нашей нервной системе в основном за пределами нашего сознательного восприятия. “Эго” является частью системы, обращенной к внешнему миру. “Эго” буквально представляет собой “поверхностную структуру” большей “глубинной структуры” “Ид”. Фрейд сравнивал “Эго” с внешними слоями коры головного мозга, а “Ид” — с более глубокими и примитивными структурами. Описание Фрейда также включает тот факт, что речь локализована в одном полушарии головного мозга, в той его части, которая обычно связана с логическим и рациональным мышлением и обработкой информации. Он подразумевал, что в то время как органы чувств человека приносят “восприятия и возбуждения” из “внешнего мира”, “шляпа слушания” может передавать ощущения внутреннего “психического аппарата” между “Ид” и “Эго”.35



Фрейд постулировал, что “Эго” и “Ид” являются компонентами большей системы и играют разные роли и выполняют разные функции в этой большей системе.

“Легко увидеть, что “Эго” является той частью “Ид”, которая модифицирована через прямое влияние внешнего мира посредством “перцептивно-сознательной” системы; в некотором смысле оно является продолжением поверхностной дифференциации. Кроме того, “Эго” стремится переносить влияние внешнего мира на “Ид” и на его наклонности, пытаясь заменять принципом реальности принцип удовольствия, имеющий неограниченную власть в “Ид”. Для “Эго” восприятие играет такую же роль, как инстинкт для “Ид”. “Эго” представляет собой то, что может быть названо разумом и здравым смыслом, в противоположность “Ид”, содержащему в себе страсти”.

З. Фрейд. Я и Оно

Замечание Фрейда, что “для “Эго” восприятие играет такую же роль, как инстинкт для “Ид”, подразумевает, что “Эго” и “Ид” являются двумя подсистемами, чьи источники действия происходят из двух разных сфер жизни — внутренней и внешней. Пользуясь языком более ранних работ Фрейда, можно было бы сказать, что “Ид” имеет отношение к интенциям (внутренним желаниям и стремлениям человека), тогда как “Эго” относится к ожиданиям (ожидаемому влияния внешнего мира). Для того, чтобы цели и желания человека проявили себя, необходимо, чтобы в процессе участвовали обе эти части. “Эго” без “Ид” просто поддерживает статус-кво и никогда не будет расти и развиваться, тогда как “Ид” без “Эго” неуправляемо и не имеет под собой почвы.