1. Зигмунд Фрейд. Поиск глубинной структуры


...

1.11. Фрейд и теория самоорганизации

Во времена Фрейда формальное исследование систем еще не началось. Только после Второй мировой войны кибернетика и теория систем стали частью науки. Несмотря на это, теории и идеи Фрейда во многом предвосхитили теорию систем; кроме того, в своих предположениях и посылках они являют замечательный пример системности. В самом деле, ряд его принципов весьма близок к принципам самых новых разработок в теории систем — к изучению самоорганизующихся систем.

Теория самоорганизации — это область теории систем, исследующая процессы образования порядка в сложных динамических системах. Парадоксально, что она возникла из исследований хаоса. Ученые, исследовавшие хаос (отсутствие порядка), заметили, что при наличии достаточного числа сложно взаимодействующих элементов в результате данного взаимодействия на месте хаоса самопроизвольно рождается порядок.

В нашей нервной системе, например, процессы самоорганизации считаются результатом широких ассоциативных связей между нашими нервными клетками. Считается, что эти ассоциации образуются и развиваются в соответствии с правилом Гебба. Гебб, Нобелевский лауреатом по нейрологии, открыл, что если два взаимосвязанных нейрона в сходном состоянии реагируют одновременно, их связь укрепляется. Иными словами, сила ассоциативной связи между частями нашего мозга и нервной системы определяется не дорожкой, “натоптанной” с помощью физической силы, а своего рода “раппортом” между нервными клетками.39



В соответствии с теорией самоорганизации, порядок в системах с взаимными связями между элементами возникает вокруг так называемых “аттракторов”,40 которые помогают создавать и поддерживать устойчивые паттерны внутри системы. Эти аттракторы образуют своего рода поле, которое определяет и формирует паттерны взаимодействия внутри системы. Следующая диаграмма иллюстрирует простое поле, состоящее из двух аттракторов, представленных в виде двух долин или впадин. Если представить себе, что шарик, показанный на рисунке, способен передвигаться по этому полю, легко понять, что дно впадин будет очень устойчивым местом для него. Вершина, на которой сейчас изображен этот шарик, является весьма не устойчивым местом. Если бы шарик находился на дне одной из впадин, понадобилось бы гораздо больше энергии для того, чтобы передвинуть его в другое положение, чем для того, чтобы переместить его из нестабильного положения.




ris42.png

Поле с аттракторами


Во многом психическая и эмоциональная ткань нашей жизни может рассматриваться как подобное поле. Перцептивные аттракторы, например, являются точками фокуса, вокруг которых организуются все другие наши ощущения восприятия. Посмотрите на эту давно известную картинку. Что это — молодая женщина с ожерельем или старой женщины со склоненной головой?


Утеряна иллюстрация: "Поле с аттракторами для рисунка с женщинами"


Конечно, рисунок сам по себе представляет сложную комбинацию или “поле” линий и темных и светлых областей поверхности. Женщина, молодая или старая, на самом деле находится не на бумаге — она возникает в нашем мозгу. Мы “видим” молодую или старую женщину благодаря основным предположениям и глубинным структурам нашей нервной системы — тому, что Аристотель называл “формальными причинами”. Для того, чтобы перейти от одного аттрактора к другому, необходимо сначала дестабилизировать фокус нашего внимания у одного аттрактора, а затем восстановить и “зафиксировать” наше внимание вокруг нового аттрактора.

Некоторые примеры полей с аттракторами приведены ниже. Первая группа изображает лицо мужчины, превращающееся в тело женщины (преображение, которое несомненно оценил бы Фрейд). В крайних позициях оба образа ясны и устойчивы. Промежуточные образы постепенно становятся все более двусмысленными. В середине наиболее сложно “зафиксироваться” на конкретном образе.

И снова восприятие “мужского лица” или “женского тела” находится не на бумаге, а в нашей нервной системе (пчела или собака, скорее всего, вообще не распознали бы ни одного из этих образов).


ris43.png

Лицо мужчины или тело женщины?


Набор слов, приведенный ниже, показывает преобразование слов “endure” (теперь) и “change” (изменение) — двух вербальных аттракторов.

Конечно, аттракторы не связаны только с феноменами восприятия. Они также встречаются в других формах. Например, аналогичный процесс лежит в основе нейрологических механизмов, с помощью которых мы определяем разные “части” самих себя внутри одной и той же нервной системы. По аналогии, обе части моей матери — и яркая молодая женщина, и старая карга, — присутствовали в ней, подобно образам женщин на приведенной выше картинке. При некоторых обстоятельствах ее система самоорганизовывалась и переносила на передний план молодую энергичную женщину. В других ситуациях на передний план выходила старая седая женщина. Переходный период жизни матери дестабилизировал ее систему таким образом, что ни один из этих двух образов более не являлся для нее подходящим или экологичным. Сумев интегрировать две части в новый образ, она изменила свое внутреннее “поле”.


Утеряна иллюстрация: "“Endure” или “Change”?"


Понятно, что концепции фиксации Фрейда и идея импринтинга весьма близки понятию аттрактора. Конечно, в самоорганизующихся системах сила “притяжения” (аттракции) не всегда исходит от объекта или события находящегося вне системы, но, скорее, эта сила является результатом взаимодействия между системой и ее окружением. Аттракторы — это просто внешние референтные точки, вокруг которых остальная часть системы организует свою деятельность. Например, для только что вылупившегося утенка движение является начальным аттрактором, вокруг которого его нервная система начинает формировать остальные представления о матери.

Фрейдовская теория истерии и неврозов может быть обогащена теорией самоорганизации. Например, Фрейд соединил многие явления в истерических и невротических симптомах с установлением “измененных” или “гипнотических” состояний. В соответствии с теорией самоорганизации, подобные состояния рассматриваются как паттерны организации внутри нервной системы человека, которые могут “самоорганизовываться” и удерживаться при определенных обстоятельствах. Определенные аспекты событий, при которых эти состояния возникли впервые, становятся якорями или аттракторами, вокруг которых эти состояния самопроизвольно организовываются и вновь возникают позднее. Таким образом, события и “импринты” функционируют как первоначальные аттракторы для наших более поздних моделей мира; и те, и другие извлекают на свет наши ощущения и собирают и сохраняют их в памяти. Эти коллекции представлений затем, в свою очередь, сами становятся аттрактором для следующего уровня организации.

В теории самоорганизации сила аттрактора описывается терминами “глубины” и “ширины” его “впадины”. Глубина впадины определяет силу аттрактора. Ширина впадины относится к тому, насколько легко можно достичь этого конкретного состояния в различных ситуациях. Например, некоторые из наших состояний бывают очень сильными и мощными, но при этом они доступны для нас только при особых обстоятельствах (например, в моменты вдохновения, которые интенсивны, но немногочисленны и редки). Другие состояния могут быть относительно слабыми, но доступными для нас во многих разных ситуациях (короткие моменты раздражения или сомнения, наступающие в самых разнообразных обстоятельствах, легко преодолимые).


ris44.png

Влияние притяжения (аттракции), описанное в терминах глубины и ширины впадины


Таким образом, глубокая, но узкая впадина будет представлять собой сильное состояние, нечасто доступное. Мелкая, но широкая впадина характеризует состояние, которое мы можем испытывать во многих разных ситуациях, но оно не очень интенсивно. Мелкая и узкая впадина представляет мимолетное состояние, ощущаемое очень редко и не очень сильно. Глубокая и широкая впадина представляет состояние интенсивное и легко доступное в самых разных обстоятельствах.

Индивидуальное поле аттракторов в нашей собственной жизни в определенной степени зависит от влияния нашей личностной истории. Например, у человека, пережившего травмирующее событие, при очень необычных обстоятельствах может развиться интенсивная реакция (“глубокая” впадина), но лишь в очень редких ситуациях (“узкая” впадина). Человек, который боялся нырять в мутной воде, может служить тому примером. Человек, у которого был пугающий опыт, но в менее необычной ситуации, может также приобрести очень интенсивную реакцию, но переживать ее чаще и при более разнообразных обстоятельствах (его впадина “шире”). Это будет похоже на ситуацию с тем человеком, который испытывал страх, находясь в зданиях определенной высоты.

Формирование метаосознания или метапозиции по отношению к проблемному прошлому опыту можно рассматривать как способ помочь сделать “впадину аттрактора” для этих ощущений “шире” (доступной нашему сознательному восприятию в большем наборе разных обстоятельств), а также “мельче” (понизив эмоциональный аффект, связанный с этими переживаниями).

Внутри метафоры поля процесс изменения может рассматриваться двумя способами: (1) на поверхностном уровне и (2) на глубинном уровне. Изменение на поверхностном уровне означает перемещение шарика на другую часть поля, причем само поле остается неизменным. Примером такого перемещения шарика “осознавания” на противоположную часть психического или эмоционального поля может служить попытка игнорировать неприятные чувства и сохранять оптимизм. Изменение на уровне глубинной структуры включает в себя изменение самого поле путем изменения аттракторов или их “впадин”. Поиск и нахождение источника неприятных чувств и изменение его в процессе реимпринтинга — один из примеров изменений этого уровня.

Основной процесс изменений на глубинном уровне в самоорганизующихся системах включает в себя сначала “дестабилизацию” существующих аттракторов, удерживающих эту систему в ее настоящем состоянии, а затем введение или активизацию нового аттрактора, изменяющего поле системы. В теории самоорганизации считается, что результирующее изменение поля происходит или “вскрывается” в процессе “итерации”.41 Это случается, потому что самоорганизующиеся системы стремятся воздействовать на свое окружение путем постоянных попыток проявить внутреннюю глубинную структуру. Если смотреть на данное явление с этой точки зрения, решение проблем органически происходит через последовательность итерации — подобно тому, что Фрейд обозначал понятием “ассоциативная коррекция”. Например, яркое представление своей цели может служить аттрактором для вероятных ресурсов и решений. Каждая стадия процесса достижения этой цели является следующей “итерацией”, строящейся на предыдущей до тех пор, пока результат не будет достигнут, подобно росту живой материи в природе или математическому фракталу.



Примером того, как эти принципы могут применяться к личностному изменению, является техника НЛП, называемая “паттерн взмаха”. В соединении с принципами самоорганизации, паттерн взмаха проливает некоторый свет на такой важный и фундаментальный процесс, который Фрейд называл “сублимацией”.