Глава 5.

Фрагменты мозаики


...

Участие


Нед, двоюродный брат Лесли, закончил среднюю школу год назад. Поступать в колледж он как-то не собирался. По сути говоря, он вообще ничего не собирался делать. Свое время он тратил на то, что угрюмо расхаживал по дому и при любом разговоре ныл: «Вот была бы у меня работа», «Хорошо бы купить машину» и «Надеюсь, что ребята замолвят за меня словечко». В ходе нашего ежегодного визита мы едва ли не день напролет выслушивали надежды Неда; потом уже слушать не могли. Мы посмотрели Неду в глаза и спросили: «Хорошо – но, черт побери, что ты собираешься для этого сделать!» Нед тупо уставился на нас: «Сделать?» – переспросил он. Весь остаток вечера мы знакомили Неда с многочисленными способами найти работу. К ночи Нед осознал свою роль в осуществлении кое-каких своих желаний, и предвкушение предстоящего, которое он испытал, не покинуло его и на следующий день, когда он отправился на поиски работы.

В точности так же, как вы можете ощутить возможность, необходимость или желательность чего-либо, вы в состоянии почувствовать свое активное или пассивное участие. Нед не чувствовал себя непосредственным и активным участником осуществления своих желаний. Существовали «внешние» силы, которые, как он предполагал, либо даруют ему желаемое, либо нет, а потому он чувствовал, что в реализации чаяний на его долю не оставлено ничего. (Как только Нед решил, что хочет изменить сложившееся положение дел, он породил результат, разрешение ситуации. Результатом является любое желательное для вас изменение эмоций, поведения или обстоятельств.)

Любой из нас попадал в ситуации, в которых ощущаешь себя активным участником их разрешения, и в другие, в которых мы чувствуем себя лишь пассивными участниками. Хотя у Неда чувство собственной пассивности, безусловно, вылилось в пассивное поведение, мы говорим здесь не об активном и пассивном поведении, но об ощущении того, что вы либо инструментально участвуете в формировании ситуации, то есть «активны», либо являетесь бессильным субъектом происходящего, то есть «пассивны».

Ради примера найдете что-то, вызывающее у вас амбициозные чувства: это может быть статус партнера в вашей фирме, сбор урожая с огорода или организация приятного вечера с подружкой; затем ощутите амбиции, позволяющие сделать желанный исход реальностью. Занимаясь этим, вы заметите, что испытываете чувство активного участия в достижении своей цели, и ощущение того, что есть вещи, которые вам следует сделать. Если вы отбросите это ощущение активности и замените его чувством ожидания, пока события сами не приведут вас к желаемому исходу, то ваши амбициозные чувства исчезнут. Для большинства людей ощущение собственной пассивности при поддержании желаемого исхода порождает эмоцию надежды. Исход рассматривается как нечто, чего следует ждать, что придет к вам само, а не как положение дел, к достижению которого вы прилагаете силы. И наоборот: замена этого чувства чувством активного участия в обеспечении результата, на который вы надеетесь, породит амбиции. Опробуйте все эти трансформации на собственных надеждах и амбициях. Вы обнаружите, что, помимо активного участия, двумя компонентами амбиции являются временные рамки (размышление о цели, относящейся к ближайшему или отдаленному будущему) и модальность «Могу и буду». В реальности именно будущие временные рамки и указанная модальность способствуют активному участию.

Чувство собственной пассивности по отношению к результату порождает установку на выжидание, а также на принятие, хотя и с оттенком недовольства, того, что предлагают вам сложившиеся обстоятельства. К эмоциям, которые хотя бы отчасти обязаны своими свойствами этому чувству пассивности, относятся надежда, апатия, благодушие, удовлетворение, одиночество и спокойствие. Неважно, с каким напряжением вы надеетесь на что-либо; до тех пор, пока речь идет лишь о надежде, вы будете чувствовать, что должны выжидать независимо от того, получите вы желаемое или нет. Результаты либо встречаются, либо нет по причине их отсутствия на фоне благодушия, удовлетворения и апатии, и вы не испытываете нужды что-то делать в связи с этими исходами. Чувство одиночества подразумевает желание общаться с людьми, но в то же время и ощущение своей неспособности что-либо предпринять для превращения этого исхода в реальность.

Как мы упоминали выше, чувство активности возбуждает в вас чувство целенаправленного участия и способности влиять на происходящее. Чувство активного участия является частью того, что делает возможными такие эмоции, как решимость, амбициозность, любовь, любопытство, страх, отвращение и фрустрация.

Если вы не представляете себе выхода из сложившейся ситуации, то вы, скорее всего, пассивны. Если вы предусматриваете возможный исход, то будете либо активны, либо пассивны в его достижении. Иногда ваш исход подразумевает движение к чему-то (обзаведение друзьями, приобретение нового навыка, то или иное самочувствие), тогда как в других случаях исход требует движения от чего-то (избавление от головной боли, стремление не повторить ошибку, прекращение отношений с грубияном). Степень ощущаемого вами участия и движение в направлении или прочь от чего-либо объединяются, способствуя возникновению определенных эмоций. Например, все эмоции типа фрустрации, решимости, амбициозности, агрессии, любви, дружелюбия и интереса подразумевают ощущение активного стремления к чему-то. Испытывая фрустрацию, вы ощущаете, что активно стремитесь к приобретению чего-то, что до сих пор от вас ускользало. Подобным образом и ощущение агрессии, любви или дружеского расположения подразумевает чувство активного сближения с другим человеком, а ощущение интереса связано с чувством активного желания что-то выяснить. Ощущение пассивного удаления от исхода – ключ к пониманию таких эмоций, как скука, раздражение, одиночество и жалость к себе, тогда как ощущение пассивного приближения к исходу играет важную роль в формировании таких эмоций, как надежда и терпение.