1. Зигмунд Фрейд. Поиск глубинной структуры


...

1.7. Изменение личностной истории

Фрейд утверждал, что инсайт часто сам по себе и вызывает изменения, но метамодель не предназначена выполнять функцию “терапии” или техники решения проблем. На самом деле одной из ее целей является направление к нахождению тех областей, которые возможно сузить для решения проблемы”. Например, когда мы задаем себе или другим вопросы по метамодели, можно попасть в некоторый тупик. Часто получается, что возникает блок или пустой участок по отношению к информации, которую мы пытаемся собрать, или появляется чувство, что мы просто ходим по кругу. Явления подобного рода Фрейд называл сопротивлением. Вот как он описывал это на примере одного из своих пациентов:

“Когда бы мы ни подходили к моменту, при котором некоторая часть бессознательного материала, особенно для него болезненная, должна была попасть в сознание, он начинал выражать крайнюю степень критики; даже если ранее уже понял и принял его большую часть, все равно в такие моменты все эти достижения забывались; в своем стремлении противостоять любой ценой пациент может вести себя так, как если бы он был умственно неполноценным, и проявляет своего рода “эмоциональную тупость”. Если удается помочь преодолеть это новое сопротивление, он вновь обретает свои озарения и понимание”.

З. Фрейд. Введение в психоанализ. Лекции. М., Наука

По мнению Фрейда, это часто случалось именно в тот момент, когда вот-вот должна была появиться наиболее значимая информация — ответ, который с таким старанием искали и пациент, и терапевт; именно в данный момент пациент неожиданно начинал наиболее сильно сопротивляться — как если бы он на самом деле боролся против перенесения в сознание ответа, необходимого для изменения его личности. Подобное “сопротивление” представляет собой своего рода метасимптомом в том смысле, что является интерференцией, не дает исследовать или соприкоснуться с теми выявленными симптомами, которые человек пытается разрешить. Этот тип тупиковой ситуации может иметь разные проявления. Фрейд назвал лишь один из видов — “эмоциональную тупость”. Иногда это бывает иррациональное чувство тоски, гнева, замешательства или своего рода психологический “туман”. Возможно, это чувство, с которым человек уже много раз боролся, но которое, не поддаваясь контролю, снова и снова возникает в ключевые моменты.

Хотя у многих людей подобная реакция вызывала разочарование и раздражение, для Фрейда она являлась именно той тайной, которая интриговала и привлекала внимание.20 Вместо того чтобы огорчаться или негодовать по поводу подобного сопротивления со стороны пациентов, Фрейд задумался над вопросом:



“Как мы могли бы объяснить тот наблюдаемый факт, что пациент борется столь энергично против освобождения от своих симптомов и против того, чтобы его психические процессы вернулись к нормальному функционированию? Мы говорим, что здесь столкнулись со следами работы могущественных сил, которые противостоят любому изменению в состоянии; это могут быть те же самые силы, которые первоначально вызвали появление данного состояния”.

З. Фрейд. Введение в психоанализ. Лекции. М., Наука

Вместо того чтобы испытывать замешательство или раздражение по поводу своих пациентов, Фрейд искал причины и “смысл” их сопротивления. Как и в своих исследованиях, Фрейд искал значение этого “метасимптома” во “впечатлениях и ощущениях, из которых оно появилось, и в той цели, которой служило21.



С точки зрения Фрейда, это кажущееся иррациональным сопротивление имело больше смысла по отношению к прошлому, чем по отношению к настоящему. Он полагал, что подобное сопротивление происходило, когда нечто в настоящем служило пусковым механизмом для того, чтобы человек “регрессировал ” к более раннему опыту и бессознательно вновь переживал этот опыт или некоторые его эпизоды. Прошлые события действовали как своего рода инерционный механизм, “противодействующий любому изменению состояния”.

Согласно Фрейду, когда реализация некоей психической, эмоциональной или инстинктивной функции встречала какой-либо внешний блок или затруднение, сформировавшиеся в значимой точке личностной истории человек “регрессировал” к более ранним проявлениям этой функции. Фрейд описывал это явление так:

“Импульс найдет возможность для того, чтобы таким образом регрессировать, когда выполнение его функции в более поздней и развитой форме встречает мощные внешние преграды, препятствующие в достижении цели, заключающейся в удовлетворении”.

З. Фрейд. Введение в психоанализ. Лекции. М., Наука

Фрейд сравнивал этот процесс с освоением границы пионерами или “ переселенцами, которые оставили позади на своем пути большое количество стоянок… самые первые естественно отходили на эти позиции, когда терпели поражение или когда встречались со слишком сильным врагом. И… чем больше из них останется позади в процессе продвижения вперед, тем больше будет опасность поражения”. (З. Фрейд. Введение в психоанализ. Лекции. М., Наука). Фрейд придумал термин “фиксация” для описания “мест остановок” в личностной истории человека; места, где происходила “задержка составляющего импульса на ранней стадии ”. Подобная “фиксация” может сформироваться или образоваться после какого-либо важного события в жизни человека (например, разлуки с родной матерью — в случае с Леонардо). Позже человек в определенных ситуациях или при определенных условиях может “регрессировать” к этим событиям. По мнению Фрейда, “чем сильнее фиксация на пути развития, тем легче будет эта функция отступать перед внешними препятствиями, регрессируя к фиксациям…”

Таким образом, в восприятии Фрейда и симптомы, и сопротивления часто являлись результатом действия возвращающих причин, связанных с важными событиями, происшедшими в раннем детстве, когда была сформирована фиксация. Например, в классическом исследовании истерии (вместе с Джозефом Брейером, 1895) Фрейд утверждал, что:

“В травматических неврозах действующей причиной болезни является не пустяковая физическая рана, но аффект страха, то есть психическая травма. По аналогии, наше исследование показало, что для многих, если не для большей части истерических симптомов существуют возвращающие причины, которые могут быть описаны только как психические травмы… В случае обычной истерии довольно часто случается так, что вместо единственной большой травмы мы наблюдаем ряд частичных травм, которые формируют группу провоцирующих причин”.

З. Фрейд, Дж. Брейер. Исследование истерии

Фрейд полагал, что для людей, у которых проявлялись “невротические” или “истерические” симптомы, “психическая травма” или группа “частичных травм”, возникших в результате некоторых событий в их жизни, создали “фиксацию”, к которой человек постоянно регрессирует при определенных обстоятельствах. Утверждая, что “истерики страдают главным образом от воспоминаний”, Фрейд заключал:

“Нормальный человек способен устранить сопровождающий аффект через процесс ассоциаций… Воспоминания, которые определяют истерические явления, существуют в течение длительного времени с поразительной свежестью и со всей своей аффективной окраской… Эти ощущения полностью отсутствуют в памяти пациента, когда он находится в нормальном психическом состоянии, или же присутствуют, но лишь в свернутом виде”.

З. Фрейд, Дж. Брейер. Исследование истерии

Фрейд утверждал, по сути, что человек регрессировал и вспоминал событие на эмоциональном и психологическом уровне, но не имел или имел очень слабое сознательное психическое представление данного опыта. По Фрейду, эта ситуация препятствовала завершению естественного цикла “ассоциативной коррекции” воспоминания и блокировала “разрядку” эмоционального аффекта.22



“Стирание воспоминания или утрата его аффекта зависит от различных факторов. Наиболее важен факт присутствия энергичной реакции на событие, которое вызвало аффект. Под реакцией мы понимаем целый класс спонтанных и невольных рефлексов — от слез до актов отмщения, — когда, как показывает наш опыт, эти аффекты получают разрядку. Если такая реакция имела место в достаточной степени, большая часть аффекта исчезает… Если же реакция была подавлена, аффект остается привязанным к воспоминанию”.

З. Фрейд, Дж. Брейер. Исследование истерии

Итак, по Фрейду, фиксация образуется, когда некоторый процесс не завершает своего естественного жизненного цикла и не оказывается отпущенным или “отреагированным”. Фрейд объяснял:

“Представляется… что эти воспоминания соответствуют травмам, которые не были в достаточной степени отреагированы; и если мы более детально рассмотрим те причины, которые этому помешали, то увидим по крайней мере два ряда условий, при которых реакция на травму не может происходить.

Первую группу составляют те случаи, когда пациенты не отреагировали на физическую травму, поскольку либо сама природа травмы исключает реакцию, как, например, в случае невозвратной утраты любимого человек, либо потому, что социальные обстоятельства сделали эту реакцию невозможной, либо потому, что это было связано с чем-то, что пациент хотел забыть и поэтому намеренно стремился удалить его из своего сознания, запретить и подавить…

Вторая группа ситуаций определяется не содержанием воспоминаний, но психическим состоянием, в котором пациент получил исследуемый опыт. Среди других причин истерических симптомов различаются идеи, которые сами по себе не являются значительными, но их навязчивость связана с тем фактом, что они возникли во время воздействия сильно парализующих аффектов — таких, как испуг, или во время абсолютно аномальных психических состояний — таких, как полугипнотическое сумеречное состояние мечтаний, состояние самогипноза и т. д…

В первой группе пациент намерен забыть огорчающий опыт и, соответственно, помещает его как можно дальше от ассоциаций; во второй группе ассоциативная проработка не может происходить успешно из-за того, что не существует обширной ассоциативной связи между нормальным состоянием сознания и патологическими состояниями, в которых эти идеи возникли”.

З. Фрейд, Дж. Брейер. Исследование истерии

Фрейд утверждал, что есть две причины, из-за которых воспоминания не завершают своего цикла и не становятся “в достаточной степени отреагированными”: 1) внешние обстоятельства помешали этому, или содержание их является чем-то таким, что человек “намеренно подавляет”, потому что желает это забыть;

2) человек находился в необычном состоянии сознания в то время, когда произошло это событие, и оно помешало установлению естественной “ассоциативной связи” с “нормальным состоянием сознания”.

В обоих случаях задача состоит в том, чтобы полностью связать воспоминание с естественным ассоциативным процессом, чтобы воспоминание могло достичь точки завершения. И именно таким образом, считал Фрейд, можно было “довести до завершения действующую силу идеи, которая не была отреагирована в первый момент, позволив ее подавленному аффекту найти выход через речь”. Он утверждал:

“Реакция раненного человека на травму производит полное “катарсическое” действие, только если это адекватная реакция, например, месть. Но язык служит заменой действию; с помощью языка аффект может быть отреагирован почти так же эффективно”.

З. Фрейд, Дж. Брейер. Исследование истерии

Для того, чтобы язык был эффективен как механизм излечения, он должен быть использован определенным образом. Фрейд описывал эту закономерность следующим образом:

“Мы обнаружили, к нашему величайшему удивлению, что каждый индивидуальный истерический симптом немедленно и навсегда исчезал, когда нам удавалось вывести на свет воспоминание о событии, которое спровоцировало его появление, и возбудить сопровождавший его аффект, когда пациент описывал это событие с максимально возможной точностью и выражал аффект словами. Воспоминание без аффекта почти никогда не приносило результата. Физический процесс, некогда который имевший место должен быть воспроизведен так живо, как только возможно… после чего он получает выход в словах.

З. Фрейд, Дж. Брейер. Исследование истерии

Итак, успех “лечения разговором” при устранении симптомов был основан на способности а) вынести на свет воспоминание о событии, вызвавшем его появление, б) описать это событие “с максимально возможной точностью”, в) возбудить сопровождавший его аффект и г) выразить аффект словами. Это не просто “разговор о” событии. И событие, и связанный с ним эмоциональный аффект, должны быть сначала вновь пережиты, а затем выражены словами. Фрейд указывал: “Воспоминание без аффекта почти никогда не давало результата”. Разговор просто о чем-либо приводит к диссоциации и не ведет к появлению необходимой связи между аффектом и “нормальным сознанием”. Слова должны иметь отношение и выражать переживаемые ощущения и эмоции. “Физический процесс, некогда имевший место, должен быть повторен так живо, как только возможно… после чего он получает выход в словах”.

В модели НЛП Фрейд подразумевает, что репрезентация, изначально являющаяся в основном кинестетической (относящейся к чувствам и эмоциям) должна получить перекрывание со зрительной (“вынести на свет воспоминание о событии”), а затем с вербальной (“описать это событие”, “выразить аффект словами”) репрезентативными системами.

Как только прошлое событие оказывалось “вынесенным на свет” и получало словесное выражение, могла начаться “ассоциативная коррекция”. Частью процесса “ассоциативной коррекции” явилась разработка “метаосознания” отношения нынешнего выражения симптома к прошлым событиям и обстоятельствам. Например, основываясь на принципах своей работы с навязчивыми идеями и компульсиями, Фрейд утверждал:

Самые дикие и эксцентричные навязчивые или компульсивные идеи могут быть развеяны, если их исследовать достаточно глубоко. Решение достигается путем привнесения навязчивых идей во временное отношение с опытом пациента — то есть путем выяснения, когда конкретная навязчивая идея появилась впервые и при каких внешних обстоятельствах она имеет обыкновение проявляться вновь.

З. Фрейд. Введение в психоанализ. Лекции. М., Наука

В модели НЛП возможны две фундаментальные точки наблюдения “временных отношений”: восприятие чего-либо “во времени” (включенное время) или “сквозь время” (сквозное время). Восприятие события “во включенном времени” означает выбор позиции, связанной с событием, которое разворачивается перед нами; это означает видеть, слышать и чувствовать все, что происходит своими собственными глазами, ушами и телом, со всей “полнотой его аффективной окраски”. В этой позиции восприятия, “настоящим временем” является настоящая физическая позиция, а “будущее время” представлено в виде линии, направленной от человека вперед, тогда как прошлое время направлено по этой линии от него назад. Таким образом, человек идет в будущее, а прошлое оставляет позади. Для того, чтобы вновь пережить или “регрессировать” к переживаниям, необходимо переживать их во включенном времени.


ris29.png

Линия “включенного времени”


Если воспринимать события в “сквозном времени”, тогда удобной позицией наблюдения будет позиция нахождения вне последовательности событий. Человек диссоциирован от всего, что наблюдается. С этой позиции “линия времени” обычно представляется нам таким образом, что “прошлое” и “будущее” находятся на линии, которая тянется слева направо, причем “настоящее время” находится где-то посередине. Чтобы описать событие и сопровождающий его аффект, а затем установить временные отношения с другим опытом человека, следует воспринимать данное событие из “сквозного времени”.

Эти две позиции, которые можно представлять либо зрительно, либо используя реальное физическое пространство, создают разные восприятия одного и того же события. Позиция сквозного времени эффективна для анализа, но является более пассивной, поскольку наблюдатель диссоциирован. Позиция включенного времени оказывается более активной и вовлеченной, но при этом проще дать событию себя захватить и “потерять видение целого”.


ris30.png

Линия “включенного времени”


С точки зрения Фрейда, многие психические и эмоциональные симптомы, которые он наблюдал в настоящем, являлись результатом регрессии к прошлому опыту “во включенном времени”, при этом у человека не было выбора для принятия более удаленной позиции наблюдателя “сквозного времени”. И, как следствие, человек бессознательно реагировал на события настоящего времени так, как делал это ранее в своей жизни. Вот пример: человек, у которого при некоторых обстоятельствах возникал иррациональный страх выступления перед публикой, обнаруживает, что в детстве у него был эпизод, когда его высмеяли или унизили перед классом или группой людей. И теперь, когда он вырос и стал взрослым, похожие обстоятельства могут запустить его ассоциации назад, к той детской ситуации, которую этот человек ощущает эмоционально, но не осознает.


ris31.png

Симптом в настоящем часто является результатом регрессии к событию в прошлом “во включенном времени”


По Фрейду, подобные чувства могут быть прояснены с помощью анализа в результате “установления временных связей с опытом пациента”. Этот результат достигается путем выяснения того, когда данная реакция “впервые появилась и при каких внешних обстоятельствах она имеет обыкновение проявляться вновь”. Одна из ценных сторон такого анализа ощущений и мыслей человека заключается в том, что анализ сдвигает перспективу этих ощущений и мыслей от регрессированной или ассоциированной позиции “во включенном времени” к более диссоциированной и широкой позиции “сквозного времени”. Эта новая позиция также позволяет человеку понять, как и почему он имеет реакцию, которая больше уже не кажется иррациональной и пугающей. Нередко новая позиция может автоматически произвести изменение в реакции человека, приводя к явлению, которое Фрейд называл “ассоциативной коррекцией”.

Однако первый шаг состоял в том, чтобы вновь получить доступ к травмирующему событию и “как можно более живому” ответу пациента. Чтобы помочь своим пациентам обнаружить, когда конкретная реакция “впервые появилась и при каких внешних обстоятельствах она имеет обыкновение проявляться вновь”, Фрейд разработал процесс “свободных ассоциаций”. Он описывал это явление следующим образом:

Мы просим пациента погрузиться в состояние спокойного самонаблюдения, чтобы он не пытался ни о чем думать, а затем просим рассказывать обо всем, что появляется перед его внутренним взором, — о чувствах, мыслях, воспоминаниях — в том порядке, в котором они возникают в его мозгу”.

З. Фрейд. Введение в психоанализ. Лекции. М., Наука

Через паттерны ассоциации и с помощью аналитика пациент в конце концов наткнется на ключевой опыт прошлого, имеющий отношение к пониманию его реакции в настоящем.


ris32.png

Рассмотрение временных отношений опыта в прошлом и настоящем из позиции сквозного времени


Одна из главных ценностей моделирования заключается в том, что мы также можем рассматривать результат использования других инструментов и операций, которые не были доступны Фрейду в то время, когда он разрабатывал свои методы. В НЛП, например, результат “свободных ассоциаций” достигается через процесс, который уместно было бы назвать “направленными ассоциациями”. Человека просят сконцентрировать свое внимание на конкретном эмоциональном аффекте (представляющем собой проблему) и позволить этому чувству (даже если оно не совсем приятное) повести его или ее назад к событиям в прошлом, когда наблюдалась подобная эмоциональная реакция. Этот процесс называется “трансдеривационный поиск”. Смысл его состоит в том, что человек осуществляет поиск тех событий, из которых родился симптом или появилась “поверхностная структура”.

Трансдеривационный поиск облегчается при использовании мысленной или физической линии времени или якоря. Использование линии времени означает, что человек мысленно или физически движется вдоль своей линии времени по направлению к прошлому. Например, линия времени обозначена на полу. Человек начинает с того, что становится на нее в точке, представляющей настоящее, лицом к будущему. Затем человека просят двигаться спиной “в прошлое” и при этом направлять свое внимание на проблемные чувства или ответы и отмечать любые возникающие воспоминания или ассоциации.

Якорение использует процесс ассоциации, для того чтобы создать пусковой механизм, или “якорь”, для проблемного чувства или реакции. Позже якорь может быть использован для помощи человеку в концентрации своего внимания. Обычно якорь применяется следующим образом: терапевт касается плеча, руки или колена пациента в том момент, когда человек переживает проблемное состояние. Через ассоциативное обусловливание такое прикосновение становится пусковым механизмом, или “якорем”, для переживания данного состояния. Удерживая якорь, терапевт во время поиска может помочь человеку удерживать фокус внимания на чувствах и мыслях, связанных с конкретным состоянием.

Оба эти метода нередко используются для того, чтобы помочь человеку быстрее найти “обстоятельства, породившие“ проблемные состояния, что, по мысли Фрейда, является главным в процессе исцеления. Они могут быть особенно полезны, когда пациент начинает сопротивляться тому, чтобы некоторое воспоминание попало в его сознание из-за своего травмирующего или пугающего содержания. Например, однажды я работал с мужчиной, профессиональным ныряльщиком, который начинал испытывать иррациональную, по его мнению, нервозность и страх, если ему приходилось погружаться в грязную или мутную воду. Я попросил его сосредоточиться на ощущении и позволить себе пойти назад по линии времени. Чтобы помочь ему удерживать внимание, я использовал якорь для его устрашающего состояния. После некоторого поиска у пациента неожиданно возникло воспоминание детства. Он вместе со своим другом плавал в озере рядом с домом. Только что прошел шторм, и вода была мутной. Они увидели, как какие-то люди в лодке прочесывали сетью дно озера в поисках тела человека, который утонул во время шторма. Мой клиент, который тогда был мальчиком, наступил на что-то необычное и потрогав “это” под мутной водой, нашел тело. Он испытал шокирующее и страшное ощущение, но давно про него забыл (или, возможно, “подавил”). Вспомнив и описав давнее событие и свои чувства, мой пациент смог завершить эмоциональный цикл, остановленный из-за шока, и через слова освободил или “отреагировал” аффект, увидев его через “сквозное время” как часть прошлого. Это привело к немедленному исчезновению его симптома.

Бывают, конечно, случаи, когда озарения, наступающего при обнаружении породивших симптом обстоятельств, недостаточно для его исчезновения. Например, однажды я работал (вместе с моим коллегой, Эдом Риз) с человеком, который сильно сопротивлялся точному определению своих будущих целей и результатов. Когда его просили быть точным, он впадал в состояние замешательства или некоего “тумана”. Это сильно затрудняло работу с ним, поскольку он никогда не мог сказать, чего хотел.

Вместо того, чтобы расчистить “туман”, как это делали другие, мы попросили его сконцентрировать свое внимание на этом “тумане” и позволить отвести себя назад, в прошлое. Мы использовали в качестве якоря прикосновение к его колену. Через несколько секунд, пациент, по мере погружения в травмирующие события прошлого начал заметно содрогаться. Он очень эмоционально рассказал нам о событии из своего детства, когда будучи мальчиком, играл в бейсбол с друзьями. Он выбивал битой мяч с поля. И вот, установив цель, собирался ударить по мячу изо всех сил — так, чтобы мяч перелетел через окружавшую поле изгородь. Все свое внимание и всю свою силу он вложил в то, чтобы достичь этой цели и так сосредоточился, что не заметил, как трехлетний брат одного из его друзей пробегал сзади. Он изо всех сил размахнулся битой, промахнулся, но ударил мальчика по голове и убил его. Когда мы обнаружили это воспоминание, стало ясно, почему нашему пациенту было так трудно устанавливать конкретные цели.

Однако осознания инцидента недостаточно для осуществления “ассоциативной коррекции”, необходимой для работы с эмоциями. Иногда карта, которая сформированная в первый момент, является единственной картой для подобных ситуаций, доступной этому человеку. Необходимо, чтобы существовала возможность обновления этой карты. По словам Фрейда, для того, чтобы полностью снять сопротивление или симптом, необходимо помочь человеку привнести что-то новое в прошлый опыт:

“Для того, чтобы убрать симптомы, необходимо вернуться к тому моменту, когда они появились впервые, чтобы пересмотреть конфликт, из-за которого они появились, и с помощью движущих сил, которые в тот момент не были не доступны, направить его к новому решению”.

З. Фрейд. Введение в психоанализ. Лекции. М., Наука

Это одна из вариаций того, что в НЛП называется “подстройкой и ведением”. Подстройка подразумевает следование за человеком туда, куда он наиболее вероятно пойдет сам; иными словами, она включает в себя возможность “вернуться назад в тот момент, когда они (симптомы) впервые появились”. Ведение представляет собой постепенное добавление чего-либо к ответу или сдвиг ответа в новом направлении; цель ведения состоит в том, чтобы “направить его [конфликт] к новому решению”. Огромную помощь в такой работе оказывают инструменты НЛП — линия времени и якорение.

Например, для человека в приведенном выше примере оказалось важным получение доступа к некоторым своим взрослым способностям для того, чтобы обновить карту, на которой было начертано: “ставить четко определенные цели опасно”. Этот результат был достигнут, когда пациент полностью сосредоточился на своем взрослом теле, на взрослых восприятиях и знаниях. Данное состояние было “заякорено” прикосновением к плечу. Потом я попросил его вновь пережить травмирующую ситуацию, но при этом привнести в нее свои взрослые ресурсы двумя способами — используя сквозное и в включенное время. Для того, чтобы добавить ресурсы в сквозном времени, пациент встал в позицию наблюдателя — как если бы он был взрослым; из этой позиции он мог обращаться к своему молодому “Я” как гид, старший брат или ангел-хранитель; говорить с собой молодым, утешать себя, давать советы.

Добавление ресурсов во включенном времени означало регрессию к эпизоду детства, но на этот раз с использованием якоря, чтобы привнести в модель мира и опыт своего молодого “Я” понимание и способности, “которые в тот момент были недоступны”. Использование якоря было важно потому, что это помогало уравновешивать естественную тенденцию к возвращению сильной эмоциональной реакции, первоначально создавшей “фиксацию”. Держа свою руку на плече пациента (ресурсный якорь), я попросил его вновь пережить различные эпизоды давнего события, но уже с новыми ресурсами, чтобы найти иной способ реагирования. Например, можно было бы установить цель и сосредоточиться на ней, но так, чтобы его внимание не было поглощено ей настолько, чтобы при этом забыть: можно кого-то случайно ударить. Или же он мог бы сохранить боковое зрение. Пациент вновь пережил свою реакцию на ситуацию, когда ударил малыша, но теперь сделал это, обладая взрослым знанием и ресурсами. Он понял: то, чему ему надо было научиться на этом несчастье, заключалось не в том, чтобы “не ставить себе цели”. Наоборот ему следовало расширить свое внимание и карту системы, где он пытался достичь цели, чтобы убедиться, что результаты его усилий явились экологичными для всей системы. Новый опыт принес ему чувство умиротворения и исцеление, и его сопротивление к постановке целей рассеялось.

Очевидно, что воспоминание этого человека о первоначальном событии и его эмоциональная реакция на него не были просто “стерты”. Они продолжали существовать, но при этом он уже обладал альтернативной картой, относящейся к тому же опыту, и эта карта предлагала другую реакцию и “новые решения”. Цель процесса исцеления состояла не в том, чтобы избавиться от важного жизненного опыта, но в том, чтобы “подстроиться и вести” этот опыт к другому выбору и новым альтернативам.

Коротко говоря, применяя инструменты НЛП к принципам и стратегиям Фрейда, мы смогли получить относительно простой, но мощный процесс изменения. Согласно Фрейду, симптомы и сопротивления нередко имели “глубинные структуры”, относящиеся к прошлым событиям, когда некая психическая, эмоциональная или инстинктивная функция оказывалась “фиксированной”. Определенные внешние ключи или ограничения в настоящем могут вызывать “регрессию” к прошлой ситуации, и человек при этом будет реагировать в соответствии с картой мира, сформированной в тот момент. Карта и ответ, которые существовали в тот момент и при тех обстоятельствах и являлись наилучшим возможным (а может быть, и вполне успешным) выбором, доступным этому человеку, часто оказываются устаревшими и неподходящими для ситуации в настоящем.


ris33.png

Регрессия к прошлому опыту и “фиксированная” карта приводят к симптомам и сопротивлению в настоящем


Осознав регрессию и событие, к которому эта регрессия возвращает, человек может сдвигать перспективы и связывать друг с другом разные части своего опыта. Это осознание позволяет человеку получить понимание, ресурсы и другие “движущие силы, которые в тот момент не были доступны”, и найти “новое решение”. Прошлая карта ситуации может быть обновлена, и к ней добавляются новые варианты выбора и новые альтернативы.

Изъясняясь в терминах описанной выше метамодели, Фрейд сначала помогал человеку определить причинно-следственные процессы, отражавшиеся в “поверхностной структуре” его симптомов, — ключи и ограничения в настоящем, заставляющие человека регрессировать к раннему опыту, что, в свою очередь, тоже заставляет человека действовать плохо адаптированным способом. Потом Фрейд заполняет “пропуски” и недостающие связи — ведет человека к тому, чтобы вновь ярко пережить событие прошлого и ассоциированный с ним аффект и описать все это в деталях. Затем он исследует и обновляет генерализации (сложные эквивалентности и утраченные перформативы), связанные с прошлым событием — через “ассоциативную связь” с “нормальным сознанием” он вводит новое понимание и новое осознание, которые ранее были не доступны.

Поскольку новые альтернативы и ресурсы связаны с теми ключами и тем опытом, которые составляют “глубинную структуру”, лежащую в основе проблемного состояния, они будут достигаться автоматически и в будущем станут доступны без какого-либо усилия со стороны этого человека.

В языке компьютерных программистов существует термин “история изменений”. Это запись всех исправлений в программе или учебнике. Это список первоначальных ошибочных кодов или описаний и, одновременно, — исправленный текст. Процесс, описанный выше, называется в НЛП “изменением личностной истории”, поскольку он позволяет сделать нечто похожее в отношении “нейро-лингвистического” программирования человека. Он дает способ пересмотреть первоначальную “программу” и также увидеть элементы программы, в которой содержится “вирус”.


ris34.png

Диаграмма добавления новых ресурсов к событиям прошлого в результате процесса изменения личностной истории


Ниже приводится краткое описание основных шагов процесса изменения личностной истории в НЛП.