Глава 5. Системы веры.

+ - галлюцинация.

Используя традиционный гипноз, вы можете взять хорошего субъекта (кем бы он ни был), погрузить его в глубокий транс (чем бы он ни был) и внушить ему, что когда он откроет глаза, то "увидит" шесть рычащих собак, угрожающе двигающихся на него. Этот "хороший" субъект, открыв глаза, отреагирует на внушенную метафору очень сильно. Если бы он оказался соединенным с устройствами физиологического мониторинга, они зарегистрировали бы его сильные реакции. Реагируя на эту гипнотически внушенную метафору, он проявит очевидный гнев и агрессивность по отношению к любому предположению, что этих собак в действительности не существует. Его внутренняя система веры говорит ему, что они (собаки) реальны, и именно так он реагирует.

Эксперты в области гипноза определили бы вышеописанное явление как гипнотически вызванную позитивную галлюцинацию, которая состоит в создании: чего-то не существующего, но к чему субъект относится, как к реальному. Определяя вышеописанное явление Другим способом, можно утверждать, что посредством гипноза у субъекта временно вызывается вера (метафора), и что эта вера становится картой его внутреннего мира, и он реагирует на нее так, как будто эта метафора является реальным миром. Пока его "система веры" продолжает действовать, он будет реагировать на "собак, как будто они реальны. Бендлер и Гриндер (1975 а, в) утверждают, что мы воздействуем на мир не прямо и сразу, а скорее через внутренние карты (системы веры) мира, и что "карта не есть территория". Пациент или просто человек, говорящий "У меня ничего не получается" или "Меня никто никогда не любил", на самом деле говорит на языке, описывающем его карту (внутреннюю систему веры), но не обязательно реального мира или его реального опыта.

"Карты, как и язык, выбирают одни элементы и игнорируют другие, и, как язык, карты являются культурным выражением элементов, важных для общества".

(Азиз, 1978)

Я мог бы добавить, что системы веры человека- это нечто более, чем просто выражение элементов, в важность которых он научился верить, и то, что остается за рамками карты, может быть более значительным, чем то, что он продолжает "видеть".

"Однажды, начав осознавать культурный уклон в создании карты, человек уже никогда больше не сможет считать карту точным отражением мира. Создание карты похоже на создание статуи. В этот процесс включается не только то, что остается в поле зрения, но и то, что отсекается прочь".

(Human Nature, Янв. 1979, т.2, №1, стр.3-4) Мы можем сформулировать это предположение следующим образом: мы реагируем не на реальность (чем бы реальность ни была). На самом деле мы реагируем и воздействуем на реальность, основанную на наших метафорах, которые становятся нашей индивидуальной и личной реальностью.

Вера: хорошая или плохая.

В любое взаимодействие индивидуумов, кем бы они ни были: друзьями, любовниками, родителями или детьми, пациентом или терапевтом, каждый человек привносит ряд своих систем веры или внутренних карт. Я уверен, что большая часть этих систем веры эффективна и позволяет человеку достигать желаемой цели. Однако некоторые из систем веры могут быть не менее эффективны, но приводить к болезненным последствиям. Люди, приходящие к вам за помощью, приносят с собой целую историю, целый фон, целый ряд систем веры. Большая часть этих систем веры конструктивна и полезна, иначе эти люди просто не выжили бы, дожидаясь вашей помощи. Но в тех областях, где находятся боль и дисфункция, их системы веры или сами являются "проблемой", или препятствуют ее разрешению. Это происходит так, как будто... однажды они приобрели карту, где в Калифорнии вместо Сан-Франциско обозначен Сан-Диего. Они потратили большую часть своей жизни, пытаясь доказать, что Сан-Франциско - это Сан-Диего, а затем перебравшись в Сан-Франциско, кирпич за кирпичом переносить здания в Сан-Диего, чтобы доказать, что их карта действительно верна. Я думаю, что для них было бы гораздо полезнее сделать новую карту.

Одна из моих основных систем веры состоит в том, что людей гипнотизируют их метафорические системы веры, независимо от того, являются ли эти метафоры эффективными и полезными или болезненными и самоограничивающими. Как я говорил раньше, я верю, что все обучение - это форма гипноза, и что гипнотические взаимодействия встречаются среди людей постоянно. Человек загипнотизированный на "видении" шести рычащих собак, реагирует более или менее одинаковым образом с человеком, который "уверен", что у него ничего не выйдет, или который "знает", что его никто не полюбит, или который "слышит" голоса, приказывающие ему делать страшные вещи, и т.д. Эти люди "уверены" во всем этом, потому что их системы веры исключают любые факты, способные доказать обратное. Слишком часто, по-моему, терапевты склонны принимать эти болезненные карты за точные, а затем помогать пациентам "действительно прийти в себя".

Человек приходит к терапевту и жалуется, что его никто не любит, и даже не добр с ним, что все с ним "порвали". Если терапевт принимает эти утверждения за истинный факт, то я уверен, что терапевт подвергся гипнотизирующему влиянию пациента. Если теперь мы рассмотрим гипноз сам по себе, как метафору, подменяющую один тип сознания другим, одну реальность другой, то терапевт был загипнотизирован на принятие чужой реальности как истинной. В первую очередь, так как этот человек не погиб до сих пор, значит кто-то в прошлом был добр к нему, кормил его, следил за его одеждой и т.д. Как насчет детей, с которыми он играл, когда был маленьким? Подарков, которые он получал в прошлом? Может быть он лжет? Это одна вероятность. Другая вероятность состоит в том, что его системы веры таковы, что исключают из его сознания все, что противоречит его персональным "метафорам". Он даже может исказить свое сознание "в угоду" своим метафорам. Терапевт, который принимает "метафоры" пациента за реальность, идет к тому, чтобы следовать карте пациента и в конце концов потеряться в ней. Но терапевты не делают этого... не так ли? Забавно, не правда ли? Конечно, консервативный республиканец может настаивать, что все демократы - "темные лошадки", но не все "темные лошадки" - демократы. Либеральный демократ может "доказывать", что все республиканцы продались большому бизнесу, но это разные вещи, не так ли?

В примере гипнотически вызванной метафоры (шесть рычащих собак) действие галлюцинации поддерживается "внушением". Когда человек "знает", что его все ненавидят, или что у него ничего не выходит, или в случае какой-либо другой проблемы, галлюцинации поддерживаются системой веры. Мы можем считать, что в какой-то момент времени что-то или кто-то создал метафору (или гипнотическое внушение), которую человек интерпретировал, как то, что все его ненавидят, или что у него ничего не получается. За его жизнь, по всей вероятности, ему встречались те, кому он нравился, и ему, без сомнения, многое удавалось, и все же его системы веры породили в нем гипнотическое явление, называемое "негативной галлюцинацией" ("не"-видение и "не"-слышание там, где есть что увидеть и услышать), результатом которой становится "невидение" и "неслышание" информации, противоречащей тому, во что он верит. В действительности, его системы веры создали внутреннюю карту, и он "выбирает" из мира только те пункты, которые на ней обозначены. Попытка логически убедить загипнотизированного субъекта о нереальности "рычащих собак" встречает сопротивление, нападение на внутренние системы веры человека ведет к тому же результату - "сопротивлению".

Вера как воспоминание.

Как я утверждал ранее, мы реагируем и воздействуем не на мир (реальность) сам по себе, а на мир, основанный на ряде наших внутренних систем веры. На одну и ту же реальную ситуацию может быть, и часто бывает, множество реакций. Два человека приходят вместе на пляж и один из них говорит. "Как здесь хорошо. Так тепло и приятно. Мне так нравится на пляже". Другой человек отвечает "Заткнись, здесь ужасно грязно и противно. Посмотри на всех этих блох на песке и гудрон на земле. От жары я ужасно потею. Я не знаю, как я смогу все это вынести". Ну хорошо, пляж есть пляж, и все же две совершенно разных, несовместимых реакции. Реакция каждого человека физиологически, психологически и эмоционально основывается на его системах веры, хотя бы о пляже. Эти системы веры вытекают из его собственных "воспоминаний" (метафор), таких, как значение пляжа для человека. И эти "воспоминания" в действительности становятся индивидуальной реальностью.

"Таким образом, воспоминания - это физические системы веры в мозгу, организация и деятельность которых состоит из записей и представлений о внешнем мире, но не в пассивном смысле картинок, а действующих систем. Эти представления являются точными в тех пределах, которые позволяют организму соответствующим образом воздействовать на мир."

(Янг, 1978)

Возникает искушение сказать, что пляж стал "как бы" гипнотическим толчком, который привел в движение определенные специфические реакции, основанные на индивидуальных "воспоминаниях" о пляже. Но конечно, гипноз не может быть результатом воздействия пляжа, или памяти... не так ли?

Системы веры, как эффективные и полезные, так и болезненные, разрушающие, формируются множеством способов: моделирование, обучающие модели, обстоятельства, травмы, повторение событий и внушений и т.д. Я верю, что каким путем они ни формировались, они действуют на все наше поведение сходно с гипнотическими явлениями. Какие бы специфические причинные факторы ни присутствовали, системы веры, по крайней мере частично, образуются и действуют посредством аппарата внушения, а также примеров и параметров, установленных другими.

"Тогда мы должны считать образ мира наиболее исчерпывающим, наиболее сложным синтезом мириадов опытов, убеждений, влияний, их интерпретаций, результатов приписывания значений воспринимаемым объектам. В самом конкретном смысле, образ мира - это результат связей... (внушений). Это не просто мир, а мозаика единичных образов, которые можно интерпретировать сегодня одним способом, а завтра другим; паттерн паттернов, интерпретация интерпретаций, результат непрерывных решений о том, что может и что не может быть включено в эти мета-интерпретации, которые сами являются следствиями прошлых решений."

(Вацлавик, 1978)

Негативная вера.

Некоторые люди очень похожи на мягкие, от стенки до стенки ковры. Кажется, что они сохраняют отпечатки людей, которые ходили по ним в прошлом. Случается, что эти "отпечатки" (системы веры) добавляются, а во многих случаях вытесняют так называемую реальность. Когда индивидуальное "мозаика единичных образов" постоянно интерпретируется стереотипным образом, человек становится очень консервативным и возможности выбора у него ограничиваются. Если его системы веры говорят ему, что его никто не любит, или что у него ничего не получается, он начинает искажать или отрицать реальность, чтобы подтвердить собственный "образ миры". Если мы снова рассмотрим традиционную версию гипноза (гипнотических систем веры), которая утверждает, что гипноз - это связь идей и отношений, которые оказывают жесткое воздействие на внутренние системы веры человека, а затем заставляют его реагировать на "внушение", то мы можем более ясно представить соотношение между гипнотическими явлениями и системами веры. Ребенок, которому приказывают никогда не говорить "нет" или не пытаться быть лучше своих родителей, может вырасти и под влиянием этих внушений действовать так, как будто они являются абсолютными законами... частью десяти Заповедей. Этот человек "знает", что любое нарушение таких Заповедей принесет боль и зло. В действительности это неправда, но это абсолютная истина во внутреннем мире человека, основанном на системах веры. Этот человек действует под влиянием гипнотического явления, известного как "негативная галлюцинация", которая заставляет его постоянно отвергать внешнюю информацию, которая могла бы доказать, что его системы веры не обязательно точны. Вместо этого он остается печальным, несчастным и подавленным, потому что его внутренние системы веры гипнотизируют его, заставляют следовать только тем шагам, которые подтверждают эти "внушения".

Несколько лет назад я вместе с одним психиатром обсуждал его пациента. Психиатр был расстроен, так как он "знал", что он может помочь пациенту, "но ничего не происходило". Он сказал мне, что действительно мог бы помочь, если бы пациент был более психологически проницаемым, более сознательным, более мотивированным и мог как следует понять "действительную цель терапии". Я ответил: "Если бы ваш пациент обладал всеми этими достоинствами, он не нуждался бы в вас. Вы уверены, что работали с тем пациентом, который был перед вами, а не с тем, которого вы вообразили?" Мораль этой истории такова: если бы ваш пациент был способен немедленно стать таким, как вы хотели, он не оказался бы у вас. Так как пациент пришел к вам за помощью, верней всего будет признать, что его "заклинило" по крайней мере на некоторых аспектах его жизни. Я считаю, что первой и, возможно, самой важной задачей является выявление того, что мешает человеку использовать новые возможности, которые вывели бы его из этого состояния. Чтобы выявить это, вы должны начать работать с этим человеком, а не с тем, которого вы вообразили. Использование известных и, возможно, болезненных систем, чтобы придать им новое значение - это наилучший путь для изменений к лучшему.

Индукция через системы веры.

Во время одного из моих семинаров ко мне обратился молодой психолог, расстроенный тем, что его "не могут" загипнотизировать. Он говорил, что всячески пытался содействовать, но без толку. Он продолжал "слышать" все, что говорил другой человек и "ничего необычного не происходило". Попросив его сесть перед группой, я задал ему следующий вопрос: "Мне кажется, что у вас есть четкое представление о том, что должен говорить человек, чтобы как следует вас загипнотизировать, не так ли?" Он кивнул головой и ответил:

"Мне кажется, что да". Тогда я сказал: "Так как мы все здесь для того, чтобы учиться, я хотел бы знать, что должно с вами произойти, чтобы вы поняли, что вы находитесь в гипнотическом состоянии". Он назвал несколько явлений, включая каталепсию рук. Я уточнил его выбор (систему веры), спросив: "Вы имеете ввиду, что только по каталепсии рук вы можете понять, что находитесь в состоянии гипноза?" Он ответил: "Вот именно! Абсолютно верно!" Затем я попросил его сделать мне одолжение и закрыть глаза, что он и сделал. Затем я велел ему не обращать внимания на то, что я буду говорить, а слушать только свой внутренний голос, говорящий "нужные" слова. Он кивнул, и я начал говорить пустые фразы типа: "продолжайте так же", "так хорошо... даже еще медленнее". После нескольких подобных комментариев я сказал: "Продолжайте слушать свой внутренний голос". После этого я замолчал. Через три или четыре минуты я мягко взял его за запястье правой руки, медленно поднял ее перед ним и подержал в этом положении около 30 секунд. Затем медленно отпустил. Рука осталась там, где была, а примерно через пять минут он открыл глаза. Он взглянул на свою "каталептическую" руку и воскликнул: "Черт возьми! Я сделал это!"

Вышеописанное - это пример того, как использование одной единственной системы веры человека помогает ему почувствовать перемену. В этом случае системы веры человека использовались для того, чтобы сделать то, что он хотел, но у него не получалось погрузиться в гипнотическое состояние! Когда он утверждал, что все же может слышать голос другого человека и что не происходит ничего необычного, он использовал слова, которые описывали одно из его карт, но не обязательно "реальный" мир. Его карта говорила ему, что он не должен слышать голос гипнотизера. Поэтому я попросил его слушать только его собственный голос, я даже прекратил говорить. К тому же, я использовал то, что он определил как "нечто необычное" - каталепсию руки, чтобы помочь ему изменить свое состояние. Спор с его системами веры или попытки сделать то, что уже не срабатывало, но только в большей и лучшей (так ли?) степени, возможно, привели бы к тому, что он еще больше бы замкнулся.

Вы можете... теперь... использовать приведенный пример как руководство по развитию новых творческих подходов к "неподатливым" и/или "сопротивляющимся" пациентам.

Если, как мне кажется, системы веры и реакции, вытекающие из них, являются почти гипнотическими по природе, тогда использование этой вещи, которой не существует,- гипноза,- чтобы дать человеку новую карту, на деле является использованием того, что он уже знает, чтобы научиться и испытать нечто новое. Если это не получается (использовать то, что он знает), можно пойти на риск и позволить человеку реагировать на старые системы веры автоматически и отрицать возможность изменения. Реакция человека может быть доведена до такого автоматизма, что источник или первоначальная цель реакции исчезает из сознания. Янг (1978), начав с другого места, и, возможно, идя другим путем, говорил:

"Весь процесс познания во многом исходит изнутри, как результат действия программ, частью унаследованных, частью приобретенных. Эти программы действуют вместе с сигналами органов чувств, но даже они не просто накладываются на нас. То, что мы видим и слышим во многом является результатом действия наших программ поиска, часть которых следует своим привычным ритмам".

Так же, как гипнотический субъект автоматически реагирует на "шесть рычащих собак", основываясь на полученном гипнотическом "толчке", так и другие люди имеют тенденцию соединять определенные внешние стимулы (толчки) с определенными стереотипными реакциями. Внешний толчок становится символом или метафорой, которая приводит в действие цепь реакций, как будто человек выполняет постгипнотическое внушение. Янг излагает эту идею следующим образом:

"Ключом к используемой нами концепции является то, что символ - это специального вида сигнал, так как он воспроизводит черты окружающего таким образом, что организм тут же определяет его значимость и действует соответственно... Так что программы мозга символизируют окружающую среду в том смысле, что они порождают действие, или соответствуют ей, или представляют ее. Действие некоторых программ обеспечивается наследственностью, но многие из них построены на результатах взаимодействия с окружающей средой, записанных в памяти".

Эриксон - вера - метафоры.

В 1979 г. я с удовольствием провел два дня у Д-ра Милтона Эриксона в Фениксе, штат Аризона. Один раз я спросил у Д-ра Эриксона: "Можете ли вы сказать, что признаете все представленные симптомы и жалобы за метафоры, которые содержат историю о "реальной" проблеме, и что ваш основной метод заключается в том, что выстроить метафоры, содержащие в себе возможность решения?" Лицо Д-ра Эриксона просияло, и как маленький мальчик, нашедший сюрприз, он воскликнул: "Точно! Одно из моих главных убеждений - это то, что системы веры человека - это метафоры, что человек действует и реагирует на мир метафорически! Чтобы расширить для человека возможности выбора требуется метафорический подход."

"После скитаний в Магическом Театре герой книги Германа Гессе громко смеется, осознав, что действительность - это ничто, кроме свободного выбора одной из множества дверей, открытых во все времена".

(Вацлавик, цит.)

Когда человек однажды открывает, что аромат у мороженого может быть 31 вида, ему уже трудно настаивать, что он бывает только ванильным. С помощью этой книги я хотел бы показать, что гипноз, сам по себе - это очень мощное метафорическое состояние, что проблема, сама по себе - это метафора, основанная на старых системах веры, порожденных условиями, которые могут быть обозначены как гипноз Поэтому могло бы показаться логичным взять на вооружение этот мощный инструмент, называемый "гипнозом", чтобы помогать выстраивать новые, эффективные и полезные метафоры. Эти новые метафоры затем должны направляться на новые возможности выбора и реагировать на "реальный" мир. Поль Вацлавик, придя к тому же выводу другим путем, утверждал:

"Целью реалистически мыслящей терапии может быть только усиление способности справляться с возникающими жизненными трудностями, но не жизнь без проблем".