Глава 3. Ежедневный гипноз/Обучение.

Пробуждающий гипноз.

Однажды вечером я с друзьями обедал в местном ресторане. Наш официант был чем-то расстроен и выглядел взволнованным и подавленным. Он был резок, медлителен и недружелюбен. В результате обслуживание оставляло желать лучшего. Так как мне не хотелось портить вечер, я решил поднять ему настроение, чтобы он почувствовал себя лучше. Когда он проходил мимо нашего стола с кофейником, я тронул его за руку и сказал: "Как жаль, что вы забыли тот замечательный вечер... такие замечательные люди... такие восхитительные события... такие теплые чувства, что не передать... с тех пор мы все чужие". Мгновенно лицо его просияло, он посмотрел куда-то влево вверх и сказал: "Как вы узнали об этом?" Затем улыбнулся и начал смеяться, его настроение изменилось как по волшебству. Он сказал: "О, да. Был такой вечер. Я не знаю, как вы узнали об этом". Когда он снова подошел к нашему столу я сказал: "Не удивительно ли, что когда вы вспомнили те счастливые теплые чувства, ваше настроение начало меняться и вы почувствовали себя лучше". Остаток вечера нас обслуживали замечательно. Когда мы уходили, официант сказал нам, что мы были одними из лучших клиентов, каких он когда-либо обслуживал. Он просил нас звать его, когда бы мы ни пришли снова. Я так и не знаю по какому поводу он расстраивался, но я заставил его вернуться в его собственную историю. Он обнаружил там момент полной радости, и его память помогла ему изменить настроение в считанные секунды. Конечно, такой вещи как гипноз не существует, а если существует, то он должен был бы погружаться в транс все глубже и глубже.

Гипнотические взаимодействия.

Одно из классических определений гипнотического внушения гласит: это использование слов, возвращающих субъекта в прошлое - к воспоминаниям, вызывающим эмоциональное воздействие. В приведенном выше эпизоде мое воздействие поставило официанта перед выбором: либо спросить, какого черта мне надо, либо отреагировать так, как он это сделал. Я уверен, что такого рода гипнотические воздействия встречаются гораздо чаще, чем большинство людей могло бы поверить. Они (гипнотическое воздействие и реакция) более чем обычны в эмоционально заряженной среде. Поле действия терапии как раз представляет собой такую среду. Пациент приходит к терапевту и говорит:

"Мне сегодня так плохо. Вчера вечером я пошел на свидание и моя подружка причинила мне такую боль". Терапевт реагирует: "Я понимаю. Это действительно плохо". Что же конкретно понимает терапевт? Может быть он вспоминает случай, когда его подружка причинила ему боль, сказав: "Не надоедай мне своими звонками. Я сама позвоню" или "Мне не хочется обижать тебя, но я люблю твоего лучшего друга". А пациент мог иметь в виду, что его подружка стукнула его молотком по голове. В ответ на утверждение: "...моя подружка причинила мне боль", у терапевта возникла галлюцинация... заполненная его собственными картинами, чувствами и реакциями. Кто же кого гипнотизирует? Приведенное взаимодействие довольно хорошо укладывается в определение гипнотического взаимодействия. В терапии, я твердо уверен, или вы применяете инструмент, называемый гипнозом, или в конце концов вас начинают гипнотизировать люди, которые платят вам за врачебную помощь.

Возбуждающие интонации.

Если мы будем считать, что слово "гипноз" означает только состояние транса, то наша способность распознать гипнотическое взаимодействие будет существенно ограничена. Если же мы включаем в слово "гипноз" любые взаимодействия и связи, которые обращают личность к ее собственному опыту и в качестве реакции пробуждают ее воображение, то мы получаем "карту", помогающую нам узнавать гипнотические взаимодействия вокруг нас. Если к тому же мы примем, что эти взаимодействия могут "включаться" не только словами, но и визуальными подсказками, интонациями, людьми и вещами, то наша "карта" будет еще более полезной. Однажды мы с коллегой консультировали одного психиатра, как использовать гипноз Он принес нам видеозапись его работы с одним шизофреником и рассказал, что он так нервничал, работая с пациентом, что по окончании курса лечения получил нервный срыв. Когда мы просматривали его кассету, я начал смеяться, от чего он еще больше расстроился. Я остановил кассету и заявил ему, что его пациент весьма успешно его гипнотизировал. Я пустил кассету с начала и показал ему, что я имел в виду. Пациент сидел в позе, которую я могу лучше всего описать словом "прицел". Он говорил какую-то мешанину из слов с множеством пауз между ними. Через несколько минут психиатр уже "копировал" своего пациента: сидя в той же позе, прыгая с одной идеи на другую, с паузами между словами и очевидным возрастанием тревоги. Можно описать их взаимодействие и другим способом: пациент использовал слова, интонации и так называемый язык тела, а врач реагировал как отличный гипнотический субъект. Осознав что произошло, психиатр оказался в состоянии прервать то, что делал пациент, и смог заставить пациента следовать за ним.

Однажды ко мне пришла женщина, очень подавленная и расстроенная. Она рассказала мне, что муж обозвал ее толстой свиньей. Я думаю, что это было некрасиво с его стороны, но я также думаю, что у нее были более эффектные способы отреагировать на это, а не расстраиваться так сильно. Когда я начал выяснять как и когда муж сказал это, оказалось, что он не говорил этих слов вовсе. Она услышала "этот" тон и "знала", что он имеет в виду. "Люди не просто пассивно воспринимают произносимые предложения. Вместо этого они слышат то, что ожидают услышать. Они активно реконструируют и звуки и синтаксис произносимого в соответствии со своими ожиданиями".

(Айтчисон, 1976)

Назад в прошлое.

Я попросил ее закрыть глаза и "припомнить этот тон... пока вы не ощутите те чувства, которые позволили сделать вам вывод, что он обзывает вас "толстой свиньей". Когда вы почувствуете это, просигнализируйте мне, подняв большой палец левой руки". Через одну или две минуты она просигналила и я сказал: "Теперь представьте его лицо таким, как когда... вы услышали этот тон. А теперь пусть его лицо исчезнет и заменится другим человеком, который говорил таким же тоном в другой момент вашей жизни и употреблял слова "толстая свинья"". Она обнаружила, что тон ее мужа (когда он рассердился) в точности напомнил ей тон ее отца в гневе. Она также вспомнила, что он (отец) действительно называл ее мать "толстой свиньей" и говорил, что она будет точно такой же, как мать. Таким образом, когда она услышала интонацию своего мужа, она оторвалась от согласованной реальности и углубилась в свою внутреннюю реальность, заполнив ее словами из прошлого, и прореагировала на эти слова так, как будто они были произнесены, и расстроилась. Все это основывалось на том, что случилось много лет назад. Айтчисон (цитированный выше), говоря о психолингвистике, утверждал:

"...На то, что человек слышит, влияет не только ожидание конкретных звуков, но в еще большей степени ожидание синтаксических и семантических паттернов... Когда кто-то слышит предложение, он защелкивается на замок и "бросается делать выводы" о том, что услышал".

Теперь исследуем одно гипнотическое явление, называемое регрессией. Гипнотизер использует слова (внушение), рассчитанные на то, чтобы заставить субъекта вернуться в прошлое, чтобы воссоздать какое-то прошлое событие или исследовать какой-то случай из прошлого. Когда эта "регрессия" происходит успешно, субъект реагирует, по крайней мере эмоционально, так, как будто это прошлое событие происходит в настоящем. Если мы исследуем взаимодействие между женщиной и ее мужем и то, что произошло по причине интонации его голоса, то это подпадает под определение гипнотической регрессии. Конечно, эта женщина не была в трансе, или все же была? Когда она рассказывала о том, что ее расстроило, она неподвижно уставилась в пространство. Когда она углубилась в свою историю, я наблюдал, что ее глаза расширились, дыхание и цвет лица изменились, глаза засияли. Когда я медленно пересек ладонью линию ее взгляда, она даже не увидела ее. Любой человек, обучавшийся основам гипноза, был бы вправе сказать, что она находится в трансе. Если всего лишь пересказ того, что произошло, поверг ее в гипнотическое состояние, можно представить, как подействовал на нее сам инцидент. В "реальном" мире повседневной жизни гипнотические связи и взаимодействия встречаются на каждом шагу. Если вы решите для себя, что их существует множество, я уверен, вы начнете видеть большинство из них. Например, папаша, который бросает на малыша грозный взгляд и рычит: "Или ты уберешь свою комнату, или..." и уходит, оставляя ребенка в догадках:

"Или что? Зеленый великан Джолли выбросит меня вон?" Ребенок впадает в беспокойство и начинает ждать всяких ужасов. Или ребенку говорят: "Что с тобой? Ты можешь сделать хоть что-нибудь правильно?" и ребенок начинает думать: "Я не могу ничего правильно сделать", превращая вопрос в директиву. Он может даже начать верить, что папе и маме будет только приятно, если он ничего не сможет правильно сделать. И если ребенок начнет следовать внушениям достаточно часто, то мне не нужно говорить вам, какой будет результат.

Гипноз и книга жизни.

"ТА"-терапевты следуют концепции, которую они называют "книга жизни". Они верят, что каждому человеку дается "рукопись его жизни", которой он следует, и в случае болезни и отсутствия изменений она заставляет его действовать способами, ведущими к саморазрушению. "Ты не должен пить, пока ты - ребенок; ты не можешь пить, пока не станешь мужчиной". Такого рода утверждение может бессознательно трансформироваться в следующее: "Чтобы стать мужчиной, я должен пить". Это внушение может так твердо внедриться в сознание, что человек кончит алкоголиком. "ТА"-врачи утверждают, что это не так уж необычно. Другой взгляд на этот пример будет следующим: произнесенные слова заставили человека наполнить их его собственным значением. Это значение стало постгипнотическим внушением, которое он затем успешно претворяет в жизнь... начиная пить. В одном случае, описанном терапевтом, говорится о гомосексуалисте, которому, когда он был маленьким мальчиком, говорили: "Никогда не делай "это" с девочками". При этом его били ремнем. Мальчик перевел это для себя следующим образом: "Плохо делать "это" с девочками, но вполне нормально делать "это" с мальчиками". Годы спустя его назвали "гомосексуалистом" за то, что он оказался таким хорошим гипнотическим субъектом.

В описанных выше примерах с алкоголиком и гомосексуалистом мы можем найти кое-что интересное для обсуждения. В результате того, что я называю гипнотическим взаимодействием, эти люди научились верить в определенные идеи. Сообразно своим идеям они научились вести себя так, что другие называют это ненормальным. Прежде, чем мы двинемся дальше, я хотел бы вернуться к нашему другу-официанту. Через несколько месяцев после описанного мной случая я пришел с друзьями в этот ресторан. Словно по воле судьбы мы оказались за его столиком. Когда он подошел к нам принять заказ, он уставился на меня и спросил: "Где я мог видеть вас раньше?" Я ответил: "Раньше я часто приходил сюда". Он удовлетворился этим объяснением и вернулся к своим обязанностям. Я рассказал своим Друзьям тот случай. Мы все сошлись на том, что это был веселый, дружелюбный человек. Ближе к концу нашего обеда он подошел и спросил, не желаем ли мы еще что-нибудь. Несколько человек заказали кофе. Он вернулся, неся кофейник, вдруг остановился, посмотрел на меня, улыбнулся и сказал: "Теперь я вспомнил, кто вы. Я до сих пор не знаю, откуда вы все узнали". Он присел к нашему столу и стал рассказывать, как я напомнил ему об одной девушке, с которой он теперь помолвлен. Когда он закончил, я попытался объяснить ему, что я сделал на самом деле, но он не поверил и продолжал настаивать на том, что я знал обо всем.

А теперь вспомните... когда я говорил с ним "по душам", он держал в руке кофейник. Часть того, что я говорил, включала чувство тепла. Способом, который я никогда не смог бы предугадать, его мозг внутренне соединил кофейник, инцидент, чувства и меня. Короче, появился опыт, усвоенный с одной попытки. То, что он увидел меня, подключило маленькую часть этого опыта. Кофейник включил полное воспоминание. Полное взаимодействие можно назвать обучающим опытом. Кстати, есть много исследователей гипноза, которые утверждают, что все обучение происходит в состоянии, очень напоминающем гипнотическое. Кто-то может даже сказать, что обучение и гипноз это всего лишь два разных слова, описывающих одно и то же.

2+2 = Гипноз.

Если кто-нибудь попросит вас сложить 2+2, я уверен, что вы ответите правильно. Если вас спросят, откуда вы узнали правильный ответ, вы можете ответить, что вы узнали это в детстве. Другими словами, вопрос заставил вас вернуться назад в вашей собственной истории и найти соответствующие ассоциативные связи. Вы проделали это внутренне, без осознания процесса. Другой вариант описания примера 2+2 может быть следующим: когда вы были маленьким, человек, который был для вас авторитетом и назывался учителем, стоял перед вашим классом. Он писал на доске "2+2-4" и вслух повторял эту информацию много раз. К тому же, он просил класс запомнить ответ так, что если бы вас спросили, сколько будет 2+2, вы автоматически ответили бы - 4. Можно согласиться, что приведенному взаимодействию можно дать два названия: обучение и познание. Если мы исследуем это взаимодействие внимательнее и с разных точек зрения, мы можем согласиться, что оно поразительно похоже на классическое определение "гипнотического внушения" и "постгипнотической реакции". Теперь... подумайте об официанте, его кофейнике и его реакции. Произошло так, словно кофейник стал переключателем (совсем как вопрос о 2+2), заставившим его вернуться назад в его собственной истории и найти "ответ". В этом случае "ответ" относился к полному воспоминанию обо мне и т.д.

Теперь поговорим об эстрадном гипнозе. Представим, что на эстраду вызывают добровольца, погружают в "это" состояние и несколько раз повторяют, что когда он услышит, как гипнотизер щелкает пальцами, он должен запеть "Дикси". Затем гипнотизер щелкает пальцами, и субъект реагирует правильно - напевает "Дикси", Спросите себя... ТЕПЕРЬ... кроме более короткого временного фактора, в чем разница между обучением "2+2=4" и взаимодействием между эстрадным гипнотизером и субъектом? Затем гипнотизер выбирает нового добровольца и внушает, что когда зажжется красный свет, субъект должен поднять левую руку. Через несколько минут гипнотизер включает красный свет, и субъект поднимает левую руку. Ну и что! Мы могли бы привести аналогичный пример постгипнотического внушения. Вы ведете машину по улице, слушаете радио и глубоко погружены в собственные мысли. Внезапно перед вами загорается красный свет светофора и, угадайте что? Вы останавливаетесь (надеюсь) без раздумий, почти автоматически. Вы могли бы назвать ваши действия обусловленной реакцией и утверждать, что это отличается от примера с красным светом на эстраде. И все же, если в примере с красным светом и поднятием руки внушение и реакция повторялись несколько раз, можно представить, что будет делать субъект, если где-нибудь увидит красный свет.

К определениям гипнотических взаимодействий и связей, уже прочитанных вами, я хотел бы добавить: гипноз - это форма обучения. Идеи, верования, возможности, фантазии и многое другое могут быть "внушены" и, если они восприняты повторены несколько раз, то могут стать условной-рефлекторной частью вашего поведения. К тому же, в определенных обстоятельствах условная реакция может установиться с одной попытки, без повторений и "практики". Снова вспомним официанта. Мы никогда не "тренировали" его реакцию или мое "внушение", и все же спустя месяцы он среагировал. Я верю, что всем видам поведения обучаются посредством своего рода гипнотических взаимодействий.

Случай 2: саморазрушающий.

Однажды ко мне прислали очень талантливого молодого человека. Его проблема состояла в "постоянном разрушении своих возможностей". До меня он два года лечился в официальной терапии. Его болезнь была вызвана характерологическим расстройством. Ему также сказали, что у него есть склонность к социопатии и саморазрушению. (При этом он разговаривал скорее как психиатр, чем как пациент). Он закончил один полный год колледжа со средним баллом "4,0". После этого он пытался трижды закончить второй год, но из-за своего мрачного настроения каждый раз проваливался. Благодаря его очевидному таланту, его несколько раз приглашали различные компании. И это несмотря на то, что он не закончил колледж. Однако каждый раз, как ему оказывали содействие и его положение начинало стабилизироваться, он начинал пить, пропускать работу и в конце концов "взрывался". Однажды он зашел так далеко, что набросился на своего начальника.

Этот молодой человек рос в строгой, европейского типа обстановке, где отец был бесспорным главой семьи. Он очень боялся своих родителей в детстве и, как большинство детей, верил, что они знают все на свете... Только будучи студентом колледжа он отважился задавать вопросы. Но что бы он ни спрашивал у своего отца, он встречал отпор, и часто его при этом наказывали. Находясь в формальном состоянии гипноза (чем бы оно ни было) он видел совершенно ясный образ: его мать стоит перед ним, грозит ему пальцем и плачет. Он мог слышать ее слова: "Даже не пытайся быть лучше, чем твой отец". Он ощущал чувство страха и нависшей угрозы. То, что его отец был отставным почтальоном, никогда не учившимся в колледже, возможно, но... ОЧЕНЬ ВАЖНО. Так как такой вещи как гипноз не существует, всего лишь совпадением является то, что каждый раз, когда он был близок к тому, чтобы опередить своего отца, случалось что-нибудь, что его останавливало. Он был очень хорошим мальчиком. Он только делал то, что говорила ему мать.

Предположим теперь, что одна часть нашего молодого человека признает его таланты и потенциал и хочет их использовать, но одновременно другая часть говорит:

"Что ты пытаешься сделать? Быть лучше, чем твой отец, и потерять любовь твоей матери?" Этот конфликт может породить классический конфликт "принятия/избегания". Чем ближе он к успеху, чем ближе он к тому, чтобы быть лучше своего отца, тем сильнее в нем действуют прошлые внушения и вызванные ими страхи. Чем дальше он отходит от использования своего таланта и способностей, тем сильнее его удачливая часть начинает его подставлять. В результате - стрессы, боль, страх и повторяющиеся провалы на любом пути, какой бы он ни избрал. Конечно, поскольку его мать не использовала хрустальный шар для погружения его в транс, то и гипноза не было... Но так ли это? Тревога и гипноз.

Теперь давайте вернемся к нашему эстрадному гипнотизеру. Мы можем представить, что он внушает следующее: "Когда я дерну себя за галстук один раз, вы поднимите левую руку. Когда я дерну себя за галстук дважды, вы опустите руку". Мы можем определить это взаимодействие как постгипнотическое внушение, включаемое определенным визуальным толчком (дергание галстука). Человек приходит на вечеринку и видит женщину, которая странно на него смотрит. Его сердце начинает колотиться, желудок сжимается, ладони становятся влажными, он впадает в панику и убегает с вечеринки, говоря себе: "Я не могу с "этим" справиться (чем бы "это" для него ни было)". Если мы отступим и исследуем это взаимодействие, то мы можем сделать вывод, что что-то, "увиденное" им в ее облике, включило его ассоциации. Здесь это сделало то, как она на него смотрела (совсем как гипнотизер, дергающий себя за галстук). На самом деле его реакция могла иметь мало или совсем ничего общего с реальной ситуацией. У женщины могли быть просто больные глаза, и она смотрела на него "так", потому что испытывала беспокойство. Д-р Макс Гамильтон (1955), описывая состояние беспокойства, утверждает:

"Пациент, страдающий от тревоги, может быть не в состоянии описать ситуацию, которая вызвала это беспокойство, то есть ему может казаться, что его беспокойство беспричинно".

Это осознание отношения прошлого опыта к опыту настоящему является фундаментальным, так как оно подразумевает, что каждый сознательный опыт модифицируется прошлым опытом, то есть действительное событие частично определяется прошлым опытом. Это эквивалентно утверждению, что никакая эмоция не испытывается дважды в одном и том же виде. Таким образом, все поведение, включая его эмоциональный аспект, является как бы "заученным".

Я твердо верю, что наши проблемы и ограничения (так же как и успешные отношения и поведение) являются результатом некоторой формы гипнотического воздействия. В курсе семинаров "Клинический гипноз: Инновационные методы (R)" я демонстрировал, что так называемые "гипнотические явления" могут быть вызваны не только посредством слов, но и выражениями лица, позами тела, определенными интонациями, так же как и просто взглядом. Эти эксперименты привели меня к заключению, что гипноз - это способ" связи, который не ограничивается только словами, но принимает множество форм.

Я не могу - я не буду.

Если в вашем кабинете появляется человек и жалуется на разные несчастья: у него конечная стадия рака, его жена сбежала с молочником, его сын преследуется за убийство, банк только что лишил его права на дом, то мы можем согласиться с тем, что все эти проблемы реальные. При этом можно честно сказать, что в порядке вещей будет логическое решение этих реальных проблем. Где он может лечиться от рака? Как он может получить необходимый юридический совет? Однако средний пациент, приходящий в клинику, не слишком страдает от таких "реальных" проблем. По всей вероятности их реальное положение не слишком отличается от положения большинства людей. И все же эти люди могут быть беспокойны, подавлены и даже проявлять себя как психопаты. Если мы будем считать вероятным, что их теперешние проблемы являются результатом какой-либо формы гипнотического взаимодействия, то тогда эти проблемы уже не основаны на логике или реальности (как в случае с человеком, убежавшим с вечеринки, потому что "она" на него "так" посмотрела). Попытка применить логические решения к нелогичным проблемам (и возможно гипнотическим) - это по-моему НЕЛОГИЧНАЯ терапия.

Человек говорит своему терапевту: "Я никак не могу подойти к женщине!" Очевидно, он видит, как другие мужчины обращаются с женщинами. Если терапевт говорит: "Вперед, Джон, другие же общаются с женщинами. И ты встречал в своей жизни женщин. Ты должен попытаться снова",-то этот терапевт просто тупица. Джон, возможно, сам знает все "это" и, несомненно, уже слышал этот "логический совет" раньше. Если бы логика была ответом на его вопрос, он сам решил бы свою проблему и потратил бы деньги на более интересные развлечения, чем терапия. Насколько логично для человека поднимать руку, когда гипнотизер Дергает себя за галстук? Почему не быть нелогичным? Предложите человеку пойти и получить отказ по меньшей мере от десяти женщин, но отнеситесь внимательно к его реакциям. Поль Вацлавик (1978), рассматривая конфликт логического выхода и более творческих подходов, утверждает:

"...Это также разоблачает неприменимость процедуры, которая в основном состоит из перевода аналогового языка на цифровой язык объяснений, аргументов, анализа, конфронтации, интерпретации и тому подобного, и которая из-за этого перевода повторяет ошибку пациента, ищущего помощи в первом попавшемся месте - вместо того, чтобы изучить язык его правого полушария (гипнотический) и использовать его как широкую дорогу к терапевтическим изменениям".

(Для тех, кто хотел бы иметь более полное описание нелогичных методов, я рекомендую замечательную книгу Д-ра Вацлавика "The Language of Change").

Я уверен, что гипноз - это "язык правого полушария" и, следовательно, это широкая дорога к терапевтическим изменениям.

Свенгали и трильби.

Если мы начинаем понимать, что слова и другие формы связи могут заставлять личность обратиться внутрь себя и создавать мир из галлюцинаций, на который эта личность реагирует, значит мы расширили нашу концепцию самого гипноза. Если эти галлюцинации - это мир, в котором возможности выбора ограничены или исключены, и человек обречен реагировать определенными способами, то у нас появляется лучшее понимание гипнотических внушений и явлений. Конечно, найдутся те, кто скажет: "Это не может быть гипнозом. Человек не был в трансе, ни на ком не было плаща, никто не держал хрустальный шар. Но вот вопрос для вас, читатель: "Когда жили Свенгали и Трильби? * " Для тех из вас, кто не уверен, ограничим временные рамки сегодняшним днем и каким-нибудь моментом в прошлом. Не угадали? На самом деле Свенгали и Трильби никогда не жили. Они были плодом писательского воображения. И все же есть много людей, которые загипнотизированы их реальностью. Но, конечно, как бы не забыть: такой вещи как гипноз не существует... или, возможно, все это гипноз.


* Дж. Дюморье "Трильби" (прим. пер.)


Я хотел бы вернуться к нашему другу, эстрадному гипнотизеру. Когда мы последний раз оставили его, он внушал субъекту следующее: "Когда я дерну себя за галстук один раз, вы поднимите левую руку. Когда я дерну дважды, вы опустите руку". Если внушение воспринимается субъектом, он реагирует так, как требуется. И если сигнал (дергание галстука) дан достаточное количество раз, то у бедного субъекта развивается условная реакция. Любой, изучавший традиционные гипнотические явления, признает, что каждый раз, как подается сигнал, субъект реагирует определенной стереотипной последовательностью шагов. Реакция одного человека может отличаться от реакции другого, но каждый человек реагирует определенным, почти принудительным образом. А теперь мне интересно, чем отличается стереотипная реакция гипнотического субъекта от так называемой "невротической" реакции? "Невротик" в определенных обстоятельствах (сигнал/толчок) имеет тенденцию реагировать определенным, стереотипным, принудительным образом. Так в чем, по правде говоря, разница?