Глава 11. Реальность... реальна???

Согласованная реальность.

Ученые, исследующие поведение человека, спорили и продолжают спорить, что составляет реальность, существует ли реальность, почему реальность и ad nauseum. Несмотря на дебаты, было достигнуто одно общее согласие в том, что существует согласованная реальность. Как подразумевает название, общее соглашение касается того, что называть определенными вещами и насколько в общем мы должны реагировать на эти вещи. Мы, по крайней мере, в нашем обществе, в общем соглашаемся, что стул - это стул, и что мы можем сделать со стулом (будьте внимательны...). Мы знаем, что не можем, по крайней мере в данный момент нашего развития, раскинуть руки и полететь. Но все согласны, что пляж - это пляж, дерево - это дерево и т.д. В очень узком смысле, мы можем утверждать, что согласованная реальность - это, в основном, функция сознательных процессов, т.е.: я вижу дерево и принимаю этот объект за дерево. Таким образом, мы имеем общее соглашение, касающееся реальности этого дерева. Однако реакция отдельного человека на это дерево может быть более важна, чем ваше соглашение.

"Дерево - это дерево,- хотя его значение для человека, который видит его ("Истина"), зависит от его отношения к нему. Дает ли оно ему плод или тень, или является препятствием на его пути?"

(Surveing Kierkegaard, Хорнер и Бюхлер, 1969)

Внутренняя реальность.

Наша внутренняя (субъективная) реальность и, следовательно, наша реакция на это дерево, может быть полностью отличной от внутренней реальности другого человека. От этого фактора (внутренней реальности) зависит наша индивидуальная уникальность. Нет двух людей, которые ощущали бы и реагировали бы на пляж совершенно одинаковым образом. Нет двух людей, которые ощущали бы и реагировали бы одинаково на картинку. Я уверен, что наша внутренняя реальность создает разительное различие всех нас друг от друга. Если бы не эта "реальность", мы бы все ходили в серой фланели в полоску с расстегнутыми пуговицами или соответствовали бы другому какому-либо еще стереотипу.

Мужчина входит в комнату. В дальнем углу он видит женщину. Он начинает испытывать сильное возбуждение и обнаруживает, что его очень тянет к ней. В этот момент, на уровне сознания, он видит только определенные физические характеристики: возможно, светлые волосы, голубые глаза, красивую фигуру или что-то еще. (Мужчины могут свободно изменить это описание, а женщины - заполнить его своей любимой фантазией.) В комнате может быть много других женщин, и мы можем прийти к общему соглашению, что все они по крайней мере, так же привлекательны, как и эта женщина. Несмотря на это, наш герой стоит, поглощенный своими переживаниями, и почти забывает о других женщинах. По всей вероятности он не осознает, что в своей внутренней реальности он реагирует на целую историю прошлых бессознательных ассоциаций. Возможно, ее волосы такого же цвета, как у его первой любви в детстве; ее губы такие же, как у первой девушки, которую он поцеловал; ее улыбка такая же, как у первой женщины, с которой у него были близкие отношения. В "реальности" он реагирует вовсе не на нее. На самом деле "видение? этой женщины вызывает в нем его прошлые, переживания, связанные с женщиной, и внутренняя реальность для него становится более "реальной" и важной, чем внешняя или согласованная реальность. В его согласованной реальности нет знаний об этой женщине, кто она, на кого похожа, что ей нравится. На самом деле она может оказаться человеком, которого он не выносит. Несмотря на это, он стоит здесь, и в то время как он отчаянно пытается "вычислить" как подойти к ней, его сердце колотится, ладони влажные, мысли сконцентрированы только на ней. Вы можете... ТЕПЕРЬ СПРОСИТЬ СЕБЯ... чья реальность реальна... по крайней мере, для него?

Где-то в этой книге есть раздел о системах веры. Однако здесь я хотел бы подвести итог этой главе. Все, что мы видим, чувствуем, слышим и "знаем",- все это характеризуется, постигается, фильтруется, откликается на что-то на основе наших внутренних систем веры. Способ, которым мы научились видеть, интерпретировать и реагировать, индивидуален для каждого из нас. "Внутренняя реальность" подсознания может полностью отличаться от согласованной реальности нашего сознания. В своей работе "The Split Brain in Man" Газзанега (1967) слегка касается этого вопроса, утверждая, что "...это происходит так, как будто в нашем мозгу содержится две раздельные сферы сознания".

Монстры и волшебные палочки.

Когда моему сыну было три или четыре года, он решил, что бейсбольный и футбольный мячи по ночам, когда погашены все огни, становятся чудовищами. Он "видел" как они оживают. Они выглядят злобными и пытаются схватить его. Если подумать об этом рационально, все это не имеет смысла. Наша согласованная реальность знает, что этого не может быть. Я с женой (X) пытались объяснить ему, что реально, а что нет. Он слушал очень внимательно, а когда мы закончили, сказал: "Но они приходят, чтобы схватить меня". Неизвестно для каких целей его подсознание сотворило эту внутреннюю реальность, и она внезапно "выскочила" наружу, чтобы стать его внешней реальностью. Логические, фактические, прямые объяснения левого полушария ни к чему не привели. Затем мы решили попробовать стать нелогичными (некоторые могут назвать это творчеством). Мы пошли в ближайший магазин и купили деревянную палку в два фута длиной и полдюйма в диаметре, а затем завернули эту палку в мягкий бархат и прикрепили на один конец золотую кисточку. После этого мы взяли коробку из под роз и положили туда будущую "волшебную" палочку. Мы принесли эту коробку домой и объяснили сыну, что ходили к волшебному доктору, и этот волшебный доктор сделал волшебную палочку, которая должна испугать и прогнать всех чудовищ. Затем мы передали ему "волшебные" слова, которые нам сказал волшебный доктор. Мы объяснили ему, что в течение двух или трех ночей он должен направлять волшебную палочку на чудовищ и произносить волшебные слова. Вечером мы все вместе зашли к нему в комнату и проделали торжественную церемонию открывания коробки и вручения волшебной палочки. Он взял палочку и с большой решимостью прошелся по комнате. В каждом углу он останавливался, направлял волшебную палочку и говорил волшебные слова. Эту ночь он спал без обычных кошмаров и внезапных пробуждений. На следующий вечер он пошел в свою комнату один и повторил магический ритуал. После третьей или четвертой ночи он поставил волшебную палочку в угол и больше к ней не притрагивался. С тех пор он спал спокойно и больше не говорил о чудовищах. Через две недели он отдал нам волшебную палочку и сказал, что она ему больше не нужна. Мораль этой истории такова: так как его бессознательные процессы, основанные на его системах веры, создали внутреннюю реальность с чудовищными мячами, для решения проблемы следовало заставить его бессознательные процессы создать такую внутреннюю реальность, которая верила бы в лекарство более могущественное, чем чудовища. Традиционные методы привели бы к выявлению причин, а также доказательства, что чудовищ не существует, или "измеряли" бы глубину его чувств, или помогли бы ему избавиться (вырваться из) от страха/гнева/враждебности/беззащитности. Затем через несколько месяцев (или лет) у него появилась бы возможность скопироваться с "Проблемой". Вместо этого, буквально за несколько дней он не только научился как разрешить проблему... но и разрешил ее.

Безумие и творчество.

Для меня подсознание и его внутренняя реальность - это чудесная, творческая, динамичная и волнующая область. Уже высказывалась мысль о том, что бессознательный процесс сходен с шизофреническим. Я уверен, однако, что так называемый шизофренический процесс, направленный на решение проблем, и открытие чего-то нового - это творческий процесс. Тот же самый процесс, но уже направленный на создание ограничений и страхов, может быть назван безумием. Перефразируя Джорджа Сантаяну, можно сказать: "Творчество - это всего-навсего безумие, направленное на пользу". Еще одна история поможет прояснить этот процесс. Много лет назад мы жили на втором этаже двухэтажного дома. У моей дочери, которой в то время было три года, появилась привычка прыгать по несколько раз с кровати, играя в какую-то игру, понятную ей одной. Однажды вечером наш сосед с нижнего этажа поднялся к нам и пожаловался на шум. Моя жена пошла в комнату дочери и сказала ей: "Больше так не делай, дядя снизу очень сердится". Позже этой ночью наша дочь была беспокойной. Когда мы попытались успокоить ее, она сказала нам, что дядя, живущий в ковре, очень сердится на нее и собирается ее обидеть. Мы попытались объяснить ей понятие сверху/снизу в отношении этажей, но она была слишком мала, чтобы понять это. Мы даже водили ее на нижний этаж, чтобы показать, где живет дядя снизу. Все, что она смогла понять так это то, что дядя, живущий в ковре, очень на нее рассердился за то, что она на него прыгает. Мы, взрослые, знаем, что это просто смешно. Мы, взрослые, думающие логически, знаем, что человек не может жить в ковре. Мы, логичные взрослые, которые плюют через левое плечо, стучат по дереву, наступают на трещины, знаем, что эта маленькая детская вера к нам совершенно не относится. (Поэтому в нашей книге не будет 13 главы, 13 страницы... Реальность ... реальна?)

Образы реальности.

Как уже утверждалось, когда пациент приходит в кабинет терапевта, он приносит с собой свои внутренние системы веры: приобретенные навыки, знания, переживания и индивидуальные реальности. Этот человек живет в основном в той же самой внешней реальности, что и терапевт, и имеет многие из тех же возможностей. Однако внутренняя реальность этого человека может быть устроена так, что он блокируется от "видения" доступных возможностей. Реально получается, что он загипнотизирован или гипнотизирует себя сам таким образом, что видит то, что уже видел, слышит то, что уже слышал и чувствует то, что уже чувствовал.

"...Давайте вспомним. Мы никогда не имеем дела с реальностью как таковой, но скорее с образцами реальности - т.е. с описаниями. Хотя число потенциально возможных описаний очень велико, наш образ мира позволяет нам видеть только одну возможную, приемлемую и разрешенную точку зрения. Более того, это единственное описание также предполагает только одно возможное, приемлемое и разрешенное решение, и если у нас не получается, мы пытаемся снова и снова, или, другими словами, мы применяем рецепт "делать больше то же самое".

(Вацлавик, 1978, стр. 119)

Терапевт, настаивающий на прямой атаке на системы веры пациента, использует молоток в качестве единственного инструмента и в результате лечит пациента так, как будто он гвоздь. Так как запросто может существовать внутренняя реальность, с которой прыгают с кровати и сердят человека, живущего в ковре, прямая атака на системы веры пациента не приносит пользу. Она может даже обидеть и привести к... СОПРОТИВЛЕНИЮ. Придумать бессознательный процесс, использующий то же самое творчество, которое породило проблему, для решения проблемы было бы куда более эффективным методом. К тому же это гораздо интересней, как для терапевта, так и для пациента.

Гипнотический монстр.

Ко мне за помощью обратилась женщина, страдающая приступами сильной тревоги при взаимоотношениях с мужчинами. Она описала свою реакцию как чувство, что она тонет или задыхается, и утверждала, что испытывает это физически. Эта женщина боролась со своей проблемой около двух лет и, по ее мнению, достигла большого прогресса: "поняла" динамику, стала проницательной и почувствовала свою силу в контроле над "плохими" чувствами. Она верила, что теперь готова избавиться от своей проблемы раз и навсегда, и признавала, что ее проблема не имеет никакого "логического" смысла. Она усиленно читала литературу по психологии, терапии и межличностным взаимоотношениям. Но несмотря на все свои усилия, она опять почувствовала себя в тупике и сказала: "Я начинаю терять надежду". Во время второго сеанса я помог ей войти в состояние, которого не существует...- гипноз Я попросил ее "вернуться" к тому времени, когда она впервые почувствовала эти дурные чувства, дать мне сигнал поднятием большого пальца левой руки. И как только сможет их действительно почувствовать. После того, как она просигналила и явно почувствовала дискомфорт, я велел ей позволить своей творческой части создать ужасное чудовище, ясно увидеть его и почувствовать весь страх, как будто оно собирается уничтожить ее. Затем я попросил ее вообразить, что безопасного пути бегства не существует. Через несколько мгновений появились явные признаки усиливающегося дискомфорта: ритм дыхания сильно увеличился, на лбу и над верхней губой выступил пот. Она явно испытывала сильное возбуждение. В этот момент я сказал ей следующее: "Сейчас самое время вам решить: победить ли вашего монстра одним ударом, или сморщить нос и прогнать его, или захлопать ушами и просто улететь, оставив монстра там, где ему полагается быть... в прошлом. Сейчас не торопитесь, потому что ваше бессознательное может выбрать комбинацию из этих возможностей или придумать лучшие варианты". Сейчас мы уже знаем, что ни одна из этих инструкций не имела логического смысла, но все же, несмотря на чепуху, что-то стало происходить. Через несколько мгновений она несколько раз глубоко вздохнула и очень медленно выдохнула, ее тело начало расслабляться, и она стала хихикать. Через пять минут она открыла глаза и улыбнулась своей очаровательной улыбкой. Она сказала мне, что почему-то знает, что теперь может больше не бояться, что каким-то образом, когда появилось чудовище, она почувствовала в себе силу и каким-то образом сумела от него избавиться.

Снежный человек как реальность.

Когда моей дочери было около четырех лет, мы с женой впервые взяли ее посмотреть на снег. Она захотела слепить снежного человека, и мы помогли ей. В результате получился "малыша размером около 2,5 футов в высоту. Дочка была очень возбуждена и довольна своим произведением. Когда, возвращаясь с гор, мы ехали обратно, дочь увидела своих друзей. Она попросила меня остановиться, чтобы рассказать им о снежном человечке. Она выбралась из машины и возбужденно начала рассказывать. При его описании она рисовала жестами картину, по которой выходило, что человек был ростом около 4 футов. Она почти удвоила его высоту. Через два дня мы все пошли позавтракать к моим родителям. Наша дочь начала рассказывать о своем снежном человечке и сказала: "Дедушка, я сделала снежного человечка больше чем ты". Мой отец в это время был 5 футов 10 дюймов ростом и обладал более, чем излишним весом. Это заставило меня подумать о том, как работает наше воображение: для ребенка, если он не имеет возможности видеть реальный объект, снежный человек становится все больше и больше. И если это может быть со снежным человечком, то что же говорить о чудищах, которых мы создавали, когда были детьми? Они вначале были не больше 6 дюймов ростом, но пока все эти годы мы убегали от них, бьюсь об заклад, наша внутренняя реальность вырастила их до сорока семи футов высотой и очень, очень страшными. Т.к. наша творческая часть бессознательного сделала наших монстров такими большими, то она знает и то, как нам сморщить нос, чтобы уменьшить их размеры. Но это совсем другая реальность... реальная!