Глава 7

Мужские «не-счастья»


...

У него любовница

Многие мужчины заявляют, что любовница – это нечто вроде фонарного столба, когда жизнь обрыдла и в темноте дыхания нет. Хочешь – включил, не хочешь – выключил.

Часто сталкиваюсь со странными мужскими откровениями по поводу измен.

Они считают, что могут переспать на стороне от злости, самоутверждаясь или из любопытства, а женщина обязана помнить каждую секунду, что свидание с другим мужчиной аналогично нависающему над головой дамоклову мечу, угрожающему ОСТАТЬСЯ ОДНОЙ И БЕЗ ВСЕГО. Мудрые мужи шутят по этому поводу до тех пор, пока их самих это не коснется. А один рассказал мне не шутя:

– У меня была размеренная жизнь, а потом появилась моя любимая, и все пошло по-другому. Ее не было даже в мечтах! И вдруг она случайно попалась под руку и осталась на много лет…

С годами человек становится очень избирательным. Когда зрелый мужчина влюбляется, все ниточки должны совпасть. Одна из тысячи – или никто. Уже разбираешься в людях по лицам, даже по ботинкам, новые друзья после сорока лет почти не появляются. Редко-редко удивишься: «Надо же! А ведь такой еще не бывало в моей жизни!» И сразу же приводишь себя в порядок, словно молодеешь, чистишь перья, думаешь, чем удивить и развеселить эту необыкновенную женщину.

Любой мужчина умеет любить, но для пересыпа с женщиной достаточно, чтобы она сексуально манила. Мы решаем свой мужской вопрос с кем-то по необходимости, а с кем-то для души, и градация эта очень четкая. Именно поэтому далеко не после каждой койки совместной люди бегут в ЗАГС.

А случается так, что увидишь женщину – и погиб! Больше не нужен никто! Незаменимая! Пересекаются душевные и интеллектуальные ценности, и ты ради тысячи поцелуев готов проехать тысячу километров без остановки.

Все мне в моей Насте нравится. Она не только привлекает физически, мне с ней хочется всего сразу: и детей, и совместного имущества, финансов, отдыха. Она не боится жить, не занижает своих требований ко мне, о себе неслабого мнения, и за это я уважаю ее и понимаю.

Так хочу забрать ее себе! Но в паспорте печать, дома жена, с которой мы в храме венчаны. И очень много завязано узлов, которые рубить только ради своего счастья страшно.

Я жалею, что женился дважды. Восемь месяцев и полтора года – это брак. В прямом смысле брак. Зачем? Ради чего? Получил уверенность в завтрашнем дне? Да не будет ее.

От развода не застрахован никто.

Что дает бледноватый штампик в паспорте? Возможность сказать: «Это мой муж». А какая разница со словом «любимый мужчина»!

Без брака нет жестких обязательств, а любимая моя утверждает: «Любил бы – ушел бы! Сам себя обманываешь и меня! Оставляй все жене, помогай ей и детям, живи себе новой жизнью или дай жить мне!»

Уже пять лет убеждаю ее: «Милая, дай только жену устрою, чтобы кровь мне не портила, да расстанусь по-человечески, без дележек и скандала. Она уже давно молчит, ничего не спрашивает. Я понимаю, что даже к женщине, которой не восемнадцать, может прийти усталость из-за постоянного „ни да, ни нет“.

А Настя хочет тепла и уюта и устала быть одна. Я весь в работе, судьбу менять охоты нет и мечтать не хочу ни о чем.

Я замер. Я так всегда делаю, когда ситуация накаляется. Мне так удобно. Захочу с женой переспать – она не откажет, но все не так…

Тут тоже уже все разворошено. Ирина давно живет своей жизнью, ценностями, устремлениями. Главное, чтобы я к ужину возвращался. В квартире теперь чисто, но следить за собой и улыбнуться то ли не успевает, то ли не хочет из чувства протеста. Мы с ней живем, как соседи по камере хранения поношенных вещей или родители, создающие иллюзию семьи для сына. А ребенку уже девять, он все видит и молчание наше взаимное понимает. Сказал недавно: «Папа, если тебе надо, иди уже».

У меня словно кривая карта выпадает. Нет нигде мне места, но и женщины попались волевые и разумные. Настя уже не слышит моих обещаний, не зовет и не мечтает, а Ирина, когда нервы не выдерживают, кричит: «Давай разводиться! Столько времени ты бредишь ею, нам плохо рядом с тобой!» – а потом плачет: «Не бросай!»

Настю я люблю! Бывает, сижу один ночью, а к ней не еду, чтобы не видеть ее глаз, когда соберусь домой. Словно не хватает какого-то элемента, но не в природе, а во мне. Вот и пишу тогда Насте: «Не печалься, скоро увидимся. Ложись в постель, там еще наше тепло. Закрывай глазки. Я весь с тобой! Приговорен к тебе небесным судом. Я тебя люблю».

Она плакала, писала в ответ: «Приезжай сейчас, хочу на ручки! Обняться хочу, засунуть нос в твою шею и замереть, поговорить с тобой хочу!»

Не могу объяснить, почему не поехал. Дома был один (семья на даче). У нее лопалось терпение, она пыталась докричаться до меня: «Сделай что-нибудь! Я теряю к тебе интерес! Авторитет заслуживается годами, а трепет душевный можно убить за один час!»

Мужчина часто не уходит из семьи, дожидаясь, когда его выставят. Он так общественное мнение усыпляет да прикрытый тыл себе обеспечивает. Можно потом помириться с женой, просить прощения, каяться и обещать. Жены, выгнавшие мужей, сходятся с ними чаще, чем те, от которых мужья уходили. Я не уходил, потому что хочу бросать тапочки, где хочу.

Я – охотник. Хочу добиваться, выкраивать время на встречи. А Настя говорит мне: «Не познать жизни, сидя под чьим-то крылом».

Я и подумать не мог, что у Насти может образоваться какой-то мужчина, но… Он позвонил ей из другого города, а она в слезах. И он сказал весело: «Прилечу первым рейсом. Все будет хорошо!»

Думал, что уже видел все, уготованное мне жизнью на все мои времена. Больно… забыть бы скорее. Скучно сделалось в сердце, когда она мне на очередной звонок ответила: «Все кончилось. Ко мне утром приедет Игорь».

Разрешила приехать мужчине, который желает ухаживать за ней! Ну что же, что сделано – то сделано, и по-другому не будет.

Я не хочу терпеть рядом с нею кого-то. Он приедет и ворвется в ее жизнь со своей любовью. Так ясно вижу, что больше нигде мне нет места. Ни дома – ни там.

Я не приду к ней больше, даже если узнаю, что они просто сходили в кино и она взяла букет цветов. Хорошая жизнь ее ждет – пусть живет, я не пойду в пространство, где мне холодно, где этот дядька, на которого она отвлекается, пока меня нет рядом. Я не поползу к ней на правах прочих, потому что в хоре не пою.

Знаю, что женщина, устав от ожидания, может сорваться и изменить со случайным человеком. Думаю так, а сам пишу ей SMS: «Что же ты наделала? Скоро утро, и все сделается другим. Как же ты из этой ночи войдешь в исковерканное утро?» Пишу и думаю: ведь я сам ее утро ломаю, не хочу, чтобы ей было хорошо без меня. Да, я живу в семье, но люблю-то ее. Жена любит меня, а я – Настю, которая встречается со мной, только если может из своего плотного делового графика время вырвать. Мое сокровище уверена в себе и не хочет разбивать семью. Рвусь на части. Настя раньше не хотела замуж, но говорит, что любые отношения должны иметь развитие.

Я наслаждался каждым часом и минутой, проведенными с нею. Она – настоящий праздник. Но и в праздничные дни я не давал ей возможности увидеть меня надолго – мне нужно было все время оставаться хорошим, хотя бы ради ребенка. Она не скучала без меня, не рыдала и не пилила. Никогда не говорила: «Нет денег – иди к жене, она бесплатная». Претензий никаких, не выставляла счетов, после которых противно в зеркало смотреть. У нее странное отношение к моей жене. Она с нею не воюет, не соперничает, не скандалит. Раньше говорила: «Если ты хороший дома, то и обо мне позаботишься, а если плохой, то зачем мне строить с тобой семью?» Она чуткая, понимала меня, верила и хвалила. Много раз говорила про душевное одиночество, про то, как я ей необходим. Просила писать, когда я уезжал с женой отдыхать, а я очень часто пропадал на несколько дней.

Но зачем ей нужно было все решать сегодня ночью? Я столько лет был рядом с нею, но, похоже, не знаю, какая она настоящая. Досада подтолкнула ее к действиям, когда она не получила того, чего хотела. Капризничала, просила приехать. Почему я не поехал? Не посчитал нужным. Это мой выбор. Мое безмолвное благословение на звонок другого человека.

Сейчас нужно расстаться быстро, чтобы не оставлять воспоминаний от «колючих упреков» друг друга. Порвалась наша ниточка, и мы виноваты в этом оба.

Психология bookap

Ответственные мужчины бегут от романтики, как черти от ладана. Я, наверное, безответственный, если так нуждаюсь в любви!

Один из стереотипов женского мышления заключается в том, что мужчина ищет счастья на стороне и, как правило, его находит. Как видишь, далеко не всегда это верно. Думаем, что запретный роман сопровождают розовые банты, глазурь и шоколад, а на поверку и там внутри живет плесень и все то же неутоленное желание перестать жить несчастным.