Глава 1

Господь ничего не дает навечно

Варианты измен


...

Измена налицо, и он утверждает, что имела место чисто физиологическая неверность

Нужно убедиться, что всей этой истории пришел конец. Это обязательно. От этого зависит дальнейшая тактика поведения.

Если ты точно знаешь, что измена была лишь однажды, то можешь принять его точку зрения и простить, примирившись с выводом, что физическая неверность – действительно не измена и не стоит выеденного яйца.

Легко писать, трудно это осознать.

Можно попросить его пригласить тебя в то же кафе, где они пили кофе, сесть на место, где она сидела, положить вещи там, где они лежали, попросить заказать то же, что пили, и констатировать, что это – твое место по праву. Если она лезет на твое место в его жизни – займи ее место в кафе. Кафе – стул – сумка. Пусть он увидит здесь тебя.

Пойми, угроза заключается в том, что новый человек посягает на ваше внутреннее пространство любви (энергетический кокон семьи), и сейчас, именно сейчас нужна твоя реакция на происшедшее. И внешнюю агрессию нужно пресекать, пока возможно, потому что, если эта оболочка будет разрушена, исправить все будет сложнее.

Если у него есть чувство вины, значит, не все потеряно. Закрепи это чувство! Дай любимому возможность позаниматься самоедством. Можно выпросить примирительный подарок, поездку, денег на обновку. Не переборщи, через две недели чувство вины в нем притупится и появится изжога на твой вечно размазанный макияж и визгливые ноты в голосе.

Через две недели после очередной разборки (скандал, всеобщее тотальное рыдание на груди друг у друга или качественный секс) резко успокойся. Приведи себя в порядок. Посмотри на вещи под другим (меньше трагизма!) углом зрения. Если вы пытаетесь ситуацию разрешить, какой бы она ни была обидной и болезненной, значит, вам хочется решать ваши сложности вместе. Ограничься воспитательными мерами, менее радикальными, чем развод.

Мы горазды ломать свою жизнь из-за ерунды, но пойми: он действительно может уйти, хлопнув дверью. Как только это произойдет, ты сядешь у двери и обзовешь себя дурой, потому что с этой минуты начнешь его ждать, готовая простить и забыть все. Обычно даже самая явная стерва начинает себя жалеть, комкая в себе обиду и чувство превосходства. Во как! Я не понимаю, зачем женщины из века в век устраивают этот цирк.

Лучше оставить какую-то неясность.

Совет:

• Не рассказывай о случившемся маме и подругам, особенно неустроенным в жизни. Если подруга одинока, глупо надеяться на ее дельные советы и прислушиваться к указанному ею пути к счастью.

• Главное, чтобы мужчина убедился: его разоблачение – не трагическая случайность, не отвратительная реальность, от которой стынет кровь в жилах, а возможность (очень редкая, между прочим) выбраться из лабиринта. Возникает балансирование на тонкой грани любви и ненависти. Часто мужчина озадачен и беззащитен, но всегда возвращается на грань мира.

Это твой шанс сохранить отношения, особенно если уже приходилось за это прощать мужчину. Даже любящие, они очень быстро вспоминают о своей полигамности и начинают использовать все удобства сложившейся ситуации. Шанс сохранить и мужчину, и чувства напрямую зависит от той, у кого крепче нервы.

Иногда причиной измены может стать повышенная сексуальность твоего партнера. Возбуждаясь, он желает немедленного удовлетворения, и его измена часто становится не любовью на стороне, а просто разрядкой. С проститутками еще ладно – самец у тебя, может, «оплодотворитель». У меня полно клиенток, которые отпускают благоверных погулять, потому что больше уже не могут совокупляться. Намного хуже, когда это перестает быть чистой физиологией и становится привязанностью (значит, дело не только в сексе).

Иван Иванович – сорокапятилетний директор сауны, в прошлом спортсмен с остатками мышц и не отягощенной обилием извилин головой. Наталья – преподаватель консерватории по классу фортепиано. На десять лет моложе. Одухотворенная женщина относилась к мужу снисходительно, журила и критиковала иногда, а он ее боготворил. Дома он примерный семьянин, круглосуточный-круглогодичный секс, подарки. В жизни Иван Иванович, однако, гуляка!

Все было хорошо. Дочь поступила в заграничный университет. Чуть потяжелее с деньгами, чем раньше, не купили лишнего бриллиантового кольца, когда очередной раз отдыхали в Эмиратах. А так – все ОК!

Приехала из села дальняя чья-то родственница лет тридцати, разведенка с первоклашкой на руках. Нужно снять жилье, одежду купить, в школу элитную дочурку определить. А Иван Иванович тут как тут.

Устроил он Алену в салон при сауне парикмахером. И любятся они без отрыва от производства. Вроде даже он влюбился, все расходы на себя взял.

Обеды, ужины, водителя на «Мерседесе» подсылает к любимой, чтобы на работу привез. Пролетела пара лет безмятежного счастья, и молодуха взмолилась: «Брось жену, будь со мной!» Сама ему в рот смотрит, супермужчиной величает.

Покровитель наш потоптался и бормочет: «Наталью Валентиновну бросить никак не могу, натура она художественная, творческая, да и как дочери сказать? Нет, – говорит, – так и будем любиться».

Добро! Еще год проходит.

Музицирует Наталья Валентиновна, и вдруг звонок: «Вы знаете, что у вашего мужа любовница? Он содержит ее, все оплачивает. Хотите убедиться – завтра в восемь вечера по адресу:… проспект, дом…, подъезд… Увидите».

Это молодуха сама позвонила, чтобы нерешительного мужчину подтолкнуть к действию.

Отправилась наша пианистка на разведку.

Подъехали, сумок полный багажник. Несут домой, как семейные.

Немая сцена!

Что дальше – интересно?

Иван Иванович роняет сумки, падает на колени, целует сапоги жене, кричит: «Наташа! Не верь своим глазам! Это был чистый секс, бес попутал. Со всеми бывает! Застило!»

Костюмчик от Hugo Boss в грязи, он ее за ноги хватает.

Она отталкивает его: «Пошел вон!»

Ваня кричит: «Единственная моя, прости за все!»

А вокруг зеваки. Цирк, да и только.

Убежала, села за руль, приехала домой. Слез нет, молчит только. Иван Иванович ползает перед ней на коленях, как рыба-прилипала: «Наташа, сдохну, если не простишь!»

Приступ, сердечная недостаточность, «скорая помощь»… Наташа с холодными примочками, с корвалолом носится, перепугалась. Жалко дурака.

Никогда у них, да и позднее, не случалось никаких разборок. Наталья Валентиновна, женщина набожная, говорит: «Мозгами осознаю, что простить надо, а в душе – не могу. Не понимаю. Ладно, если бы плохо что-то было. Но у нас постель утром, днем и вечером. Откуда сил столько?» Посидели мы с ней, потолковали. Решила она, что нужно простить. Да и из противности даже, зачем же помогать разлучнице осуществлять свои планы? Ей же только и надо, чтобы наша Наталья Валентиновна сама ушла, а ей Иван Иванович на блюдечке с голубой каемочкой достался.

Повела она супруга своего неверного в церковь. Каялся на кресте, что попутал бес, ввел в заблуждение, страсти захватили, преступил супружеский обет верности. Клялся, что больше никогда, ни с кем, нигде.

Теперь мозги встали на место. Тревог больше нет. Глубоки были его переживания, видно, а теперь полный импотент. Силы иссякли – доблудился.

Психология bookap

Вместо секса поет романсы под музицирование супруги: «Ах, эти черные глаза меня сгубили…»

А глаза грустные такие…