Часть 1


...

31. Вращение колеса высшей радости

или ПРИРОДА ВДОХНОВЕНИЯ!

В современной психологии феномен вдохновенного состояния Ума называется – эвроактивным приступом, или эвропатологией ; упоминаемый чуть ранее Марк Чиксентмихали, называет его «состоянием Потока»460; в ИГРЕ мне нравится называть этот феномен – ВРАЩЕНИЕМ КОЛЕСА ВЫСШЕЙ РАДОСТИ!

Итак, при подробном анатомировании тела вдохновения великие Мастера461обычно вычленяют три основных качества:

1) Когда Ум обнаруживает себя пустым, то есть тот факт, что он никогда не был рожден, никогда не умрет и ему невозможно причинить какой-либо вред, возникает БЕССТРАШИЕ. Это качество проявляется на тайном уровне, как основная характеристика обнаружения зрителя в нас .

2) Из бесстрашия естественным образом пробуждается РАДОСТЬ, то есть способность к спонтанной игре. Это внутреннее переживание мощной творческой потенции, то есть узнавание актера в нас .

3) А радость, возникшую в результате открытых возможностей, уже невозможно отделить от других - она естественным образом разливается повсюду в тех или иных формах игры – это ЛЮБОВЬ. Именно она проявляет реальность роли в нас .

Эти три абсолютных качества в единстве: бесстрашие, радость илюбовь составляют, по мнению мастеров, состояние высочайшего человеческого функционирования, смысл и истинную природу творчества - неуничтожимое вращение КОЛЕСА ВЫСШЕЙ РАДОСТИ!Повелитель Игры представляет собой непосредственный процесс работы этого атомного реактора. И это означает, что РЕАЛЬНОСТЬ как таковая САМОВДОХНОВЕННА! Антонио Менегетти называет этот феномен «Ин-се», - универсальной реальностью.462Буддийским аналогом этого можно считать единство «Трех Тел Будды»: Дхармакайи, Самбхогакайи и Нирманакайи463, т.е. пустоты, творческой потенции и любви. В Алхимии Игры манифестацией этого единства является греческая букваπ, украшающая пространство над головой Повелителя Игры.

И ещё раз, в грубом стиле: БЕССТРАШИЕ+РАДОСТЬ+ЛЮБОВЬ=ВДОХНОВЕНИЕ! Оно вмещает в себя всех и вся и не принадлежит никому. ОНО - НЕЛИЧНОСТНО! Фактически, состояние вращения КОЛЕСА ВЫСШЕЙ РАДОСТИ - это цель всех методов в ИГРЕ. Но фундаментом для сознательного запрыгивания на этот высокий уровень функционирования является предварительное кропотливое накопление позитивных впечатлений в Уме. Поэтому и говорится, что «...право творить по вдохновению»464- это долгосрочный проект. Говоря словами великого Тальма: «Актер должен быть одарен от природы организацией особого рода. Ибо понятно, что человек, предназначенный изображать страсти в высочайшем их напряжении, во всем их неистовстве, должен обладать исключительной энергией»465. Теоретически, саму технологию можно объяснить как процесс отождествления с формой Повелителя Игры (как одиночной, так и в союзе со своим женским аспектом) и в более сложной версии - с использованием т.н. ВИРТУАЛЬНОГО ДЫХАНИЯ, что, в свою очередь, приводит к самому драгоценному феномену в профессии - к ВИРТУАЛЬНОЙ ПОЗИЦИИ УМА, или к ПОЗИЦИИ «π», в которой все три уровня Театра Реальности сливаются воедино, для того чтобы создать наимощнейшее по своей эффективности переживание «ДЫШАЩЕГО ОБРАЗА».

Практически, механизм вращения Колеса Высшей Радости работает следующим образом: сначала мы, успокоив Ум, растворяемся в пустотной природе зрителя (женский принцип). Затем уверенным жестом ставим в центр этого пространства «точку-ось», т.е. вносим элемент т.н. «заземления», идеи, или цели (мужской принцип), и... и... и что же произойдет при этом?, - как только мы это сделали, пространство зрителя круговыми движениями начнет как бы стягиваться к центральной точке, циркулировать вокруг нее, придавая идее-цели все большую плотность. Это называется «opus circulatorum». Знаменитый алхимик Михаель Майер, говорит об этом так: «…герой приводит в движение эти круговращения, оставляя в сияющей субстанции ртути, как в зеркале, формы, откуда человеческое усердие может добывать золото»466. И далее: так «…сияющая глина, замешенная рукой самого Величайшего и Всемогущего Гончара, с земной субстанцией, собирает и задерживает лучи солнца»467. Так на «территории вдохновения» рождается т.н. «многосенсорный человек», т.е. существо с эволюционно продвинутым сознанием, более способный к интуиции, и более тонко воспринимающий окружающий мир...468Идея вращения не нова, она отражает фундаментальный принцип мироздания и имеет место фактически во всех практических системах познания и самопознания. Известно также, что «...молекулы, атомы и элементарные частицы являются сферическими вихрями, которые, в свою очередь, представляют собой проекции вихрей пространств более высоких топологических измерений, чем трехмерное (гипервихрей469. Этот процесс спиралевидного стягивания пространства к центру в некоторых восточных традициях называется танцем «тело-глазого» дракона вокруг жертвы, и неминуемым следствием этого танца-охоты является вдохновенное рождение Вселеннойновоймысле-формы. Далее, нам остается только удерживать в Уме состояние осведомленности о трех составляющих этого процесса: 1) - о пустом, и поэтому тотально бесстрашном пространстве зрителя; 2) - о вибрирующей интенсивной радостью творческой потенции актера; и 3) - о жесте теплоты, сочувствия и любви, проявляющемся через активность роли.

И еще несколько маленьких иллюстраций к тому, что есть вдохновение: «В ночь с 22 на 23 сентября 1912 года худо­жник, за пять часов написавший “Приговор”, оставил в своем дневнике запись: ”Только так можно писать, только в таком состоя­нии, при таком полнейшем раскрытии тела и души.” Он знал, что создал шедевр. Но лишь пять месяцев спустя, 11 февраля 1913 года, работая над корректурой Приговора, осознал смысл написанного. Здесь нет по­зы. Кто хоть однажды испытал такое, знает, о чем здесь речь. При всей глубочайшей продуманности Улисса и Поминок они несут на себе следы этой вечно бурля­щей бездны, выбрасывающей огненные протуберанцы из своих недр. Черные дыры, пожирающие память. Безвоз­вратность и незабываемость, переходящие друг в друга. В этих нижних пластах сознания дремлют боги и демоны забытых религий, пережитки кровавых и извращенных варварских цивилизаций, олицетворе­ния подавленных инстинктов человечества»470О процессе создания своего Вертера фон Гёте, так же, утвержает, что написал это «сочиненьице» подобно лунатику, и сам изумлялся ему, когда обрабатывал...; Байрон сознается, что, сочиняя «Чайльд Гарольда» «…был наполовину помешан, витал средь метафизики, гор, озер, ненасытной любви, невыразимых мыслей и находился под кошмаром своих собственных проступков…»; Глюк полагает что мелодии «…прилетают к нему неведомо от куда…»; Гайдн уверяет всех, что все сделанное им – «…промысел Божественной воли»; Шюц пишет о Паганини: «В момент, когда он берет в руки инструмент, его существа как будто касается сам Господь, проходящий по всему его существу каким-то небесным огнем. Всякое чувство слабости оставляет его тогда, он становится совсем новым существом, весь преображается…» Шопенгауэр же, подводя черту под бесконечным списком подобных заявлений, указывает на то, что «…творчество гения всегда – действие сверхчеловеческого существа, отличного от самого индивидуума и лишь на время поселяющегося в последнем…»; Всезнающий Беттинелли вторит им всем, ведь он уже знает, что «…самый благоприятный для поэта момент может быть назван сном, приснившимся в присутствии разума, который, по-видимому, следит за его течением с открытыми глазами»471

И в заключении еще об одном важном нюансе: «…вращается лишь то колесо, которое наполнено энергией»472. И это означает, что на практике проникновение в динамику процесса вращения КОЛЕСА ВЫСШЕЙ РАДОСТИ достигается с помощью постановки дыхания, или подчинение его эффекту сознательности.