Часть 2


...

22. Сокровенная красота

или, говоря словами Аниэлы Яффе: «Секретная душа вещей».245 

Пытаясь, например, объяснить ребенку различные грани нашей жизни и понимая весь комплексный характер нашего мира, мы рано или поздно сталкиваемся с определенными сложностями. Точно так же наши сегодняшние усилия объять, например, смысл таких буддийских практик, как Тантра Калачакры 246или Чакрасамвары 247 , подобны усилиям трехлетнего ребенка проникнуть в хитросплетения квантовой механики. Это трудно, но не является невозможным.

Итак, прежде, чем войти в какую-либо мандалу, нам следует оставить все свои привязанности и очистить Ум посредством идентификации с хозяином данной мандалы. В контексте Алхимии Игры, это Повелитель Игры, Повелитель сноподобной фантазии, или Повелитель Виртуальности. И все это означает, что основным требованием для входа в Мандалу Самоосвобождающейся Игры является передача себя в руки Образа, манифестирующего т.н. ТРАДИЦИЮ ИГРЫ, т.е. накопленного тысячелетиями энергетического потенциала неличностных качеств вдохновения! Вот один из примеров того, что я имею ввиду: Однажды мне довелось видеть реальное сельское фламенко. На сцене были три человека: гитарист, певица и танцор. И как только гитарист прикоснулся к струнам, я вдруг, к величайшему изумлению своему, увидел, как они все исчезли. С их концерта я ушел с ясным сознанием того, что такое традиция! Эти люди прямо на моих глазах растворились в силовых полях своих богов. Я видел невероятной красоты архитектуру храма, в энергетический узор которого они меня пригласили. Они создали его втроем, прямо на моих глазах, средствами вокала, музыки и танца. И при этом я ясно отдавал себе отчет, что их сейчас нет в этом храме. Я был один и чувствовал себя невероятно счастливым и богатым!248Это и есть уровень неличностного искусства! И это крайне важно четко уяснить! ОСНОВНЫМ ТРЕБОВАНИЕМ ДЛЯ СТРОИТЕЛЬСТВА МАНДАЛЫ ОБРАЗА ЯВЛЯЕТСЯ ВЫХОД ЗА ПРЕДЕЛЫ ЛИЧНОСТНОГО, ВВЕДЕНИЕ СЕБЯ В ПОТОК ТРАДИЦИИ, (!!!) т.е. НАКОПЛЕННОГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯМИ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА НЕЛИЧНОСТНЫХ КАЧЕСТВ ВДОХНОВЕНИЯ! Затем, по ходу практики, мы представляем, что входим в одну из четырех дверей этого дворца и различные этапы постижения подобны этапам постепенного взросления ребенка. Так, через присутствие в среде мандалы мы обретаем возможность раскрыть Сокровенную Красоту того объекта, который нам необходимо сыграть.

Итак, ясное видение энергетической Архитектуры Храма – основная движущая сила артиста! Переживая себя в Мандале Образа, артист подчинен неличностному творческому повелению. Это означает, что он, как марионетка, висит на нитях энергетических потоков, которые, проходя через него, замыкают все средства его выразительности - пластику, жест, голос, интонацию, мысль, взгляд и т.д. и т.п. - в единое чарующее целое! Именно благодаря этому, в игре артиста сознающего энергетическую структуру Образа, нет ничего лишнего. Все скрупулезно выверено и работает на единое целое, на проявление Лика Образа. Говоря словами Сартра: «…объекты открываются перед человеком в полном блеске после того, как он принудит замереть в своем сердце волю к власти: они открывают свои тайны лишь праздному (играющему) потребителю»249

Говорю просто: Играя, я разворачиваю из Храма своего сердца Силовое Поле своего взгляда на реальность, своей модели мира, своей модели Театра. Они существуют по особым, очень необычным законам, непосредственно транслируя т.н. «безумие красоты»250. Здесь каждый атом вибрирует радостью, все вне двойственности, скреплено любовью и огромным сочувствием к миру ролей. Главным пресонажем этого действия является HomoestDeusoccasionatusчеловек-бытие, т.е. человек как «…бесконечно пластичное существо, из которого можно вылепить все, что угодно, ибо сам по себе он есть не что иное, как чистая возможность»251В процессе алхимического акта Великого Делания, этот персонаж опрокидывает свой взгляд, свою внутреннюю Вселенную на внешнюю, позволяя играть и самоосвобождаться всему случающемуся, через проявление уникальной вибрации СИЛОВОГО ПОЛЯ ОБРАЗА.

Итак, ИСКУССТВО - это строительство СИЛОВОГО ПОЛЯ ОБРАЗА!ЭТО ИГРА В РАСКРЫТИЕ СОКРОВЕННОЙ КРАСОТЫ ОБЪЕКТА, ПРОЯВЛЯЮЩЕЙСЯ ЧЕРЕЗ ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЙ УЗОР МАНДАЛЫ ОБРАЗА! В «Предании о цветке стиля» мастер Дзэами описывает Сокровенную Красоту как умение «...с незамутненным сознанием и чистым сердцем опуститься в самые глубины играемого персонажа, достигая тем самым сущностной достоверности»252. Жак Лекок утверждает, что «…недостатку фантазии можно противопоставить только красоту, как фантастическое безумие»253. В воззрении немецкого психолога Нарцисса Аха, немногим отличающегося от буддийского, это «сознаваемость», «безумие ясности»254. В алхимической версии это «золото» или «дитя», «…зачатое творчеством и тем же творчеством явленное на свет в “непорочном рождении”»255. Говоря же словами Леонардо, это  cosmograficadelminormondo (космография микрокосма). Итак, термин принадлежит Дзэами. Он означает - увидеть вещь очищенной от личных проекций и желаний; пробуждение к осознанию, что в любом даже «...самом малом предмете скрывается великое». То есть, «Все вещи содержат послания богов»256, и любой объект обладает «храмовой архитектурой», мандалообразным узором, скрупулезной высеченностью на лике Вечности. Фридрих Шиллер называет то же самое «lebendegestalt» (живой образ)257, Элеонора Дузе - «Dentrodicose» (сущность вещи), Ошо - «законом грации»258. И это означает, что все является искусством возможного. «Творчество начинается там, где соединяются обе части: дерево плюс ноль, трость плюс ноль: но если учесть при этом, что ноль есть бесконечность возможностей, то формулы: дерево плюс ноль, трость плюс ноль – дадут в сумме то же дерево, ту же трость, но в аспекте бесконечности». Так, на Сцене Театра Реальности, величественной и полной смысла является даже пыль, парящая в свете прожекторов… вопрос не в масштабности предмета, но в неотделимости его от вечности, что и есть Сокровенная Красота. И еще раз, словами несносного хулигана Джуан-цзы: даже самый ничтожный предмет - «...отражает устройство мира», и через любой объект можно познать «истину о мире»259. И именно в этом, с точки зрения Дзэами, суть артистического ремесла: транслировать Образ «эфемерного и струящегося» мира. Гениальный панпсихист260Уильям Блейк, опередивший свое неторопливое окружение на двести лет, со свойственной ему проницательностью, сформулировал то же самое в поэтической форме:   

В одном мгновенье видеть вечность,

Огромный мир в зерне песка,

В единой капле бесконечность

И небо в чашечке цветка.

Итак, искусство – это раскрытие истины о мире через изображение того или иного предмета, т.е. строительство МАНДАЛЫ ОБРАЗА! Тончайшее умение «...с незамутненным сознанием и чистым сердцем опуститься в самые глубины играемого персонажа, достигая тем самым сущностной достоверности». Точно так же, как утверждает в «Улиссе» Джеймс Джойс: «…при пристальном рассмотрении любой предмет может стать вратами, ведущими к неизменной вечности богов»! Так в «мужественном акте волевого самососредоточения» артиста липкий «зрелищный демонизм» изматывается, теряет свою силу и, наконец, растворяется «...в едином космическом строе мира», оставляя объект наедине со своим трогательным вне-объектным величием. Это и есть - Сокровенная Красота, т.е. способность предмета наслаждаться своим бесстрашием, радостью и предельным самооткровением!

Можно сказать, что любой предмет в окружающем нас мире, какой ни возьми, не испытывает большего счастья ни от чего другого, кроме как от предельного обнажения своей сути, от разворачивания своих силовых полей, через которые проступает Лик Образа. Вот слова великого Гогена: «Когда я пишу солнце, я хочу, чтобы зрители почувствовали, что оно вращается с ужасающей быстротой, излучает свет и жаркие волны колоссальной мощи! Когда я пишу поле пшеницы, я хочу, чтобы люди ощутили, как каждый атом в ее колосьях стремится наружу, хочет дать новый побег, раскрыться. Когда я пишу яблоко, мне нужно, чтобы зритель почувствовал, как под его кожурой бродит и стучится сок, как из его сердцевины хочет вырваться и найти себе почву семя»261. Одним словом: «Знание Цветка есть предел»262. Фактически, то, что великий Станиславский считал основным побудителем творчества артиста-художника, т.е. «сверх сверх-задачу», в Алхимии Игры я называю нюхом на Лик Образа! Это несомненно более тонкое определение, требующее широкого инструментария, развитого видения и пробужденной творческой интуиции. «Сверхзадача определяется сверхсознанием (творческой интуицией) и лишь частично может быть переведена с языка образов на язык логики»263. А язык Образа - это язык Сокровенной Красоты, язык Цветка. Аромат Цветка – вибрация Образа, его электричество, то, что заставляет все вокруг светиться. То самое излучение, которое наполняет происходящее смыслом и значимостью. Так, именно ставка на обнаружение «сверх-сверхзадачи», сокрытой в предмете, является ключом от дверей в Мандалу как таковую, и в Мандалу Образа в частности. Проникнув же внутрь, можно бесконечно наслаждаться самораскрытием игровой потенции этих объектов изнутри их самих!

Говорю еще проще: «… цветок - это впечатление дивного, рождающееся в сердце зрителя... сердцем познать суть дивного - вот и цветок. Если сокроешь - быть цветку; несокровенное цветком стать не может. В этом все дело»264. Например, «...Чаплин и сегодня не состарился! И его величие именно в красоте и глубине предмета, который он открывал»265: «Я не рассматриваю персонаж, который играю на экране, как характер, - повторял он, - для меня персонаж всегда больше чем характер, он - символ». Например, «… виртуозность может впечатлить зрителя, но если артист занят лишь демонстрацией своих технических навыков, его выступление оставит нас безучастными. Это как прекрасный цветок без аромата. Великий артист старается подарить зрителю и сам цветок, и его аромат, а не просто показать его в стеклянной упаковке»266.

Внимание, технология: сядем прямо и растворим свое тело в глазах «смотрящего пространства». Перед нами какой-либо предмет. Мы уже знаем, что его сущность и сущность того, кто смотрит, - одна и та же, т.е. предмет и воспринимающее его пространство изначально едины. И как только мы осознаем это, мы начинаем танцевать с воспринимаемым предметом парный, взаимопроникающий танец, в котором наш партнер-объект становится как бы продолжением нашей силы, а мы продолжением его качеств. В итоге мы как бы смешиваем свои возможности для сотворения чего-то еще более мощного и совершенного, порождая нечто третье... И это ЧУДО возможно только через НЕЛИЧНОСТНУЮ ПОЗИЦИЮ!ЧЕРЕЗ ПОЗИЦИЮ ВНЕ ДВОЙСТВЕННОГО РАЗДЕЛЕНИЯ НА «Я» и «ТЫ»!ЧЕРЕЗ ПОЗИЦИЮ ПРЕДВОСХИЩЕНИЯ МАНДАЛЫ ОБРАЗА!

Итак, говоря языком символа, «…алхимическое знание основывается на умении заставить нашу внутреннюю струну вибрировать в гармонии с внутренней струной того существа, которое мы желаем познать, идет ли речь о человеке, животном, растении или даже о камне. Потому что для алхимика живым является все. Его задача научиться вести диалог с тем, что живет в каждой вещи, то есть с тем, что может заставить ее измениться»267.