Глава двенадцатая. Постгипнотическое внушение

Внушения, осуществляемые после гипноза. – Как делаются послегипнозные внушения. – Субъект извиняется за свое поведение. – Закрепление внушения. – Когда эти внушения не удаются. – Внушения могут быть отвергнуты. – Длительность времени, в течении которого могут иметь силу эти внушения. – Так называемый «мгновенный гипнотизм». – Как преодолевается сопротивление субъекта. – Почему гипнотизер должен иметь успех при продолжении опытов. – В чем заключается опасность. – Как поступать в таком случае. – Важность внушений, долженствующих осуществиться после гипноза. – важность внушений, долженствующих осуществляться после гипноза.


ВНУШЕНИЯ, ОСУЩЕСТВЛЯЕМЫЕ ПОСЛЕ ГИПНОЗА. Из всех проявлений гипнотизма ни одно не возбуждает такого удивления и такого смущения в уме наблюдателя, как известное под именем «послегипнозное внушение». Однако же необходимо прежде весьма основательно изучить на практике предыдущие опыты над внесознательной памятью, так как только с их помощью можно найти ключ к последующему удивительному явлению. Явление это исключительно зависит от силы памяти, проявляющейся во внесознательном рассудке.

* * *

КАК ДЕЛАЮТСЯ ПОСЛЕГИПНОЗНЫЕ ВНУШЕНИЯ. Для осуществления внушений, исполняемых после гипноза, гипнотизер обращается к спящему глубоким сном медиуму и говорит:

«Спустя десять минут после того, как я вас разбужу, у вас появится сильнейшее желание надеть шляпу и вернуться домой. Вы возьмете шляпу, наденете ее и тотчас забудете, что вы намерены были делать. Вы останетесь сидеть в своем кресле и говорить со мной, оставивши свою шляпу на голове. Но вы не будете сознавать, что я внушил вам все это сделать».

В назначенное время, то есть спустя десять минут после пробуждения, медиум станет оглядываться, чтобы найти свою шляпу. Найдя ее, он ее тотчас наденет и останется сидеть в кресле. Если к нему обратиться с вопросом, он с уверенностью скажет, что не вставал со стула, и что шляпы у него нет на голове; если вы снимете шляпу и покажете ему, он на минуту изумится, потом одумается и скажет: «Да, я был намерен пойти домой».

* * *

СУБЪЕКТ ИЗВИНЯЕТСЯ В СВОЕМ ПОВЕДЕНИИ. Он предпочтет сказать вам это, чтобы вы не подумали, что ваше внушение могло иметь на него такое огромное влияние и заставило его без всякого сознания послушаться вас. Хоть он ничего не помнит, из того, что вы ему сказали, но видя, что он по вашему внушению сделал что-то смешное, он будет обижен тем, что как машина должен был повиноваться вашему приказанию.

Это проявится как в данном, так и в других случаях. Поэтому он начнет всячески вывертываться из неловкого положения и извиняться, уверяя, будто знал, что делал. Этот род внушения допускает множество опытов, некоторые из которых мы и рассмотрим здесь.

* * *

ЗАКРЕПЛЕНИЕ ВНУШЕНИЯ. Чтобы усилить действие послегипнозного внушения, советуем связать его с каким-нибудь из своих собственных действий. Так, например, предположим, что вы скажете спящему субъекту:

«Как только вы увидите, что я выйду из комнаты, вы встанете с кресла и подвинете стрелку часов на полчаса назад; но вы не должны помнить, что это сделали»,

Вы значительно облегчаете осуществление послегипнозного влияния, поставив его в соотношение с вашим выходом из комнаты. Если припомнить упорство внесознательной памяти, то станет вполне понятным, что, как только вы вышли из комнаты, наше предварительное внушение уже в бодрствующем сознании субъекта перешло в побуждение, так как первое внушение не было устранено.

* * *

КОГДА ЭТИ ВНУШЕНИЯ НЕ УДАЮТСЯ. Субъект только в том случае не приводит в действие послегипнотических внушений, если он их отвергнет в самом начале; и это – единственный случай, когда подобные внушения не удаются. Если внушение принято, и на осуществление его изъявлено внутреннее согласие, то оно всегда исполняется пунктуально, точь-в-точь как было приказано. Если же вы стараетесь навязать внушение, действующее на субъекта отталкивающим образом, или противоречащее основам нравственности, то он его отвергнет, и оно никогда не произведет полного впечатления на его внесознательный разум, так как натолкнется на сопротивление.

* * *

ВНУШЕНИЯ МОГУТ БЫТЬ ОТВЕРГНУТЫ. Чтобы внушение было действенно, данный субъект должен твердо в него верить и внутренне воспринять его. Конечно, случается, что он принимает противные его натуре внушения и принужден бывает против своей воли совершать поступки, которые он в бодрствующем состоянии никогда бы не совершил. Однако в послегипнотических внушениях субъект отвергает те, которые его отталкивают, как бы настоятельно не принуждал его к этому экспериментатор. Правда, еще в присутствии гипнотизера он иногда выполняет внушенные приказания, даже когда они касаются действий, которых бы он не исполнил в бодрствующем состоянии, но в отсутствие его, когда, собственно, и должны быть выполнены постгипнотические внушения, он е исполнит того, что ему неприятно или противоречит его характеру. Этот факт значительно упрощает описанный способ и ставит его на твердые нравственные основы.

* * *

ДЛИТЕЛЬНОСТЬ ВРЕМЕНИ, В ТЕЧЕНИЕ КОТОРОГО МОГУТ ИМЕТЬ СИЛУ ЭТИ ВНУШЕНИЯ. Воспринятое субъектом постгипнотическое внушение может быть приведено в действие через неделю, месяц, даже через год после того дня, когда оно было сделано, и большей частью такие внушения непременно исполняются пунктуально и в назначенное время. Этот факт также объясняется необычайной способностью внесознательного мышления помнить прошлое.

* * *

ТАК НАЗЫВЕМЫЙ «МГНОВЕННЫЙ ГИПНОТИЗМ». Этот род гипнотизма представляет весьма частую форму постгипнотического внушения, наиболее употребляемую без всяких изменений на публичных сеансах. Вы, например, говорите уже загипнотизированному субъекту:

«Как только я войду в комнату и воскликну: Спите! – что бы вы ни делали, моментально бросите свое занятие и заснете».

Действие бывает таково, что чем бы ни был занят субъект, он тотчас же может впасть в глубокий сон, как только гипнотизер войдет в комнату и прикажет заснуть.

* * *

КАК ПРЕОДОЛЕВАЕТСЯ СОПРОТИВЛЕНИЕ СУБЪЕКТА. Случается, что субъект оказывает сопротивление гипнотизеру. Это является пробным камнем для последнего, смотря по тому, знает ли он хорошо свое дело или же растеряется. Если гипнотизер приобрел достаточно опытности и знания, он постарается тотчас же подействовать на пациента словесным внушением. он не должен давать ему времени на размышления и должен авторитетно запечатлеть в его уме уверенность, что все слова его незыблемо исполняются на деле. Предположим, например, что пациент отвергает внушение, в знак чего качает головой и говорит:

«Я не усну! Вы не имеете силы заставить меня спать!»

В таком случае не следует стоять и повторять внушение сна, а надо положить руку на лоб гипнотизируемого, а другой рукой закрыть его глаза и сказать:

«Вы не можете бодрствовать, если бы даже попытались; у вас есть потребность в сне: вы чувствуете себя сонным и тотчас же уснете. Спите же крепко, пока стоите на ногах!»

Если экспериментатор поступит, как здесь показано, и два-три раза проведет по лбу пациента, то последний уснет так же несомненно, как дважды два – четыре.

* * *

ПОЧЕМУ ГИПНОТИЗЕР ДОЛЖЕН ИМЕТЬ УСПЕХ ПРИ ПРОДОЛЖЕНИИ ОПЫТОВ. Мальчики вообще сомнамбулисты, то есть они весьма восприимчивы к внушениям. Мальчик, которого раньше гипнотизировали, легко снова поддается гипнозу; если его сопротивление преодолено, то дело гипнотизера только уметь запечатлеть в его мозгу свои внушения. Каждый может уже однажды загипнотизированного им субъекта загипнотизировать во второй раз. Единственное исключение из этого правила бывает тогда, когда при неумелом ведении дела и плохом выборе внушений в испытуемом возбуждается страшная нервозность, причем уже ни первый гипнотизер и никто другой не могут его загипнотизировать. Неудачный результат всегда происходит от нервной раздражительности, вызванной плохим исполнением опыта.

* * *

В ЧЕМ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ ОПАСНОСТЬ. Во всех случаях, когда гипнотизер не может разбудить субъекта, вина опять-таки на стороне гипнотизера, а не на стороне субъекта. Как только экспериментатор пытается внушить субъекту мысль, противную его натуре, и с которой он не согласился бы наяву, происходит один из двух результатов: или субъект тотчас же просыпается, или, наоборот, впадает в такой глубокий сон, что внушения уже вообще не могут иметь на него влияния. Тогда субъект окончательно воспротивиться приказанию проснуться, и все усилия разбудить его обычными средствами останутся тщетными.

* * *

КАК ПОСТУПАТЬ В ТАКОМ СЛУЧАЕ. Если в вашей практике произойдет такой случай, то остается только одно средство помочь делу: предоставить пациента самому себе. Он должен сам побороть свой сон и проснуться, когда ему этого захочется. Не следует его будить, наоборот, следует сказать уверенным тоном:

«Вы спите и не хотите теперь просыпаться. Так и спите спокойно, пока чувствуете в том потребность. Когда же проснетесь, вы будете вполне хорошо себя чувствовать и освободитесь от всякой нервозности. От вашего сна не будет никаких дурных последствий, и вы можете проснуться, когда вам этого захочется».

Когда вы оставите испытуемого одного, к нему придет на помощь его собственная природа и перенесет его, так сказать, из глубин внесознательной жизни на поверхность сознания. Это может послужить ему только на пользу.

* * *

ВАЖНОСТЬ ВНУШЕНИЙ, ДОЛЖЕНСТВУЮЩИХ ОСУЩЕСТВИТЬСЯ ПОСЛЕ ГИПНОЗА. Внушения, исполняемые после гипноза, заслуживают наибольшего внимания из всех проявлений гипнотизма, так как они оказывают наиболее продолжительное влияние на внесознательную область. Строго говоря, и обыкновенные внушения, как, например: «после пробуждения вы будете совершенно здоровы и это улучшение продлится», точно так же ничто иное, как постгипнотическое внушение, поскольку здесь дело идет о душевном состоянии, которое должно наступать по окончании гипноза. Отсюда, понятно, вытекает чрезвычайная важность послегипнозных внушений, а их превосходное действие станет понятным для читателя этой книги.