Часть 1


...

19. Прямое введение в круг мастерства

...я должен сотворить свой Мир, иначе
стану рабом в мире другого Человека.
Уильям Блейк281


ПРЯМОЕ ВВЕДЕНИЕ В КРУГ МАСТЕРСТВА,

или в МИСТИЧЕСКИЙ КРУГ! Или, еще лучше, в МАГИЧЕСКИЙ ТЕАТР! 282

Этот стартовый метод из разряда «Технологий Священного»283представляет собой живую, убедительную возможность искусственного обзора фантастических возможностей Театра Реальности, т.е. прямого выхода за пределы двойственности. Она заимствована из практики Станислава Грофа284и называется «Холотропное дыхание»285. В буквальном переводе этот термин означает «ориентирование на целостность» или «движение в направлении к целостности» (от греч. holos - «целое» и trepein - «двигаться в направлении чего-либо»). Сам метод основан на организованных формах интенсификации дыхания286, благодаря чему карта Театра Реальности разворачивается в опыт непосредственного переживания и последовательного прохождения через несколько уровней самотрансформации. (В традиционной алхимии этот опыт рассматривается через символику «Трех Ступеней»: НИГРЕДО, АЛЬБЕДО и РУБЕДО. 287) Теоретически, достигая в потоке холотропного дыхания апофеоза, «...наша автономность как бы размывается и исчезает. И в этом состоянии лучезарного единства мы ощущаем, что Вселенная - это единая энергетическая система, а вещи - это всего лишь преходящие электроволновые проявления... Мы как бы пробуждаемся от заблуждения обособленности своей формы и включаемся в космический танец, в котором все жесты, слова, действия и события равнозначны по ценности; исчезают “ты”, “я”, “он”; их мысли становятся нашими, ее чувства моими, и каждая клетка нашего тела поет песнь свободы!»288Говоря словами самого Грофа: «У нас возникает ощущение, что одновременно мы Все и Ничто. И поэтому мы можем внезапно воспринять все формы пустыми, а саму пустоту – как обремененную формами. Так мы достигаем состояния, в котором способны ясно видеть, что мир одновременно и существует, и не существует»289. В этом положении Ума возможно все! Действительно все! Все чувства доступны! - потому что здесь «...мысль и вещь равны по плотности»290... и «...мы можем «примерять» разные настроения, меняя их, как одежды. Субъекты и объекты кружатся, трансформируются, взаимоперетекают друг в друга, сплавляются, вновь разъединяются, танцуют и поют!»291Это «космическое шоу» предоставляет нам возможность на время как бы «...выйти из невротических обстоятельств своей роли и обнаружить возможность воссоединения с истоком...»292, на мгновение «...не знать ничего, совершенно ничего»293...и двигаться «...в направлении центрального организующего принципа – архетипа трансцендентной внутренней жизни...»294Инициация295в этот углубленный процесс самоисследования приводит к одному из самых мощных опытов, возможных при прохождении через «холотропное дыхание», - т.н. встрече лицом к лицу с процессом «смерти-возрождения», который тотально меняет картину физического мира. Так «...на смену образа “твердой” материи приходит представление об энергетических потоках»296. Или, вот рассказ от Раймона Абеллио: «Однажды, несколько лет назад, я прогуливался среди виноградников, охватывающих карнизом озеро Леман и образующих один из самых красивых пейзажей в мире. Он такой прекрасный и величественный, что мое "я" расширилось и растворилось в нем, и неожиданно произошло событие, необыкновенное для меня. Я сто раз видел ниспадающую охру обрыва, синеву озера, лиловатость Савойских гор и глубины сверкающих ледников Гран-Комбен, но я впервые понял, что никогда не видел их. В тот день я неожиданно узнал, что я сам создавал этот пейзаж, что он был бы ничем без меня: "Это я тебя вижу, я вижу себя видящим тебя, и видя себя, я создаю "тебя". Этот подлинный внутренний крик – крик демиурга во время сотворения им мира. Он не только остановка старого мира, но проекция "нового". И в одно мгновение мир и в самом деле был заново создан»297Или, вот еще: «Теперь я возвращаюсь назад... к Целому, частью которого являюсь... Какое счастье - вернуться! Да, теперь я наконец знаю, кто я такой, кем был с самого начала и кем останусь всегда... Я – часть Целого, мятущаяся, жаждущая вернуться, но живая, ищущая выражения в действии, творчестве, созидании, росте, больше оставляющая, чем берущая, а превыше всего жаждущая принести Целому дары любви... и в этом парадокс полного единства и одновременного существования части. Я познал Целое... Я – Целое... и, даже существуя как часть, являю собой всю полноту целого...»298 И еще: «…я растворился в море, стал кораблем, его белыми парусами и летящими брызгами, стал красотой и ритмом, лунным светом и высоким небом. Без прошлого и будущего, в мире и единстве со всем и в диком восторге я принадлежал к чему-то большему, чем моя собственная жизнь или жизнь Человека – к самой Жизни! Как будто невидимая рука одернула занавес внешней видимости вещей. На секунду во всем был смысл»299И этим история нет конца. Уильям Блейк, например, говорит об этом опыте так: «Внезапно, без предупреждения, у меня возникло ощущение поглощенности пламенем, ощущение того, что весь я и разум мой заполнились облаком или дымкой розового цвета»300; Данте заявляет, что был превращен подобным переживанием «…из человека в Бога»; Яков Бёме: «Земного языка недостаточно, чтобы описать все то радостное, счастливое и прекрасное, чем полнятся внутренние чудеса Бога»; Тютчев, вторя Гёте, определяет это словами: «…всё во мне и я во всем»; Илаханем восклицает: «Сандосиам, Сандосиам Эппотам !» – «Радость, везде радость!» Поль Валери: «Бывают минуты, когда все тело мое освещается. Я вдруг вижу себя изнутри...» Олдос Хаксли: «Букетик цветов, сиявший собственным внутренним светом. Эти складки – что за лабиринт бесконечно многозначительной сложности!.. Я видел то же, что и Адам в утро своего творения, - длящееся миг за мигом чудо обнаженного бытия»301. Герхард Дорн: «…так он (человек) придет к тому, чтобы своим внутренним взором (okulis mentabilis) увидеть несчетные искры, сверкающие день ото дня все сильнее и сильнее и переходящие в яркий свет»! Эдвард Карпентер: «Глубокий, глубокий океан радости внутри»; Уолт Уитмен: «Я доволен – я вижу, танцую, смеюсь, пою... Я странствую, изумляясь своему собственному свету и ликованию! Я пою для тебя, о смерть!»302

Так мы выходим за пределы узкого, хилотропного модусасознания 303и запускаем естественную динамику нашей устремленности к совершенству. Так мы, «…призываем из бездонных глубин нашего сердца себя-бога, обретая понимание, что сознание, энергия и телесная форма – суть одно»304. И это означает, что мы перестаем быть куклой, марионеткой, «сансарной обезьяной»305. Куда бы мы не взглянули в окружающей нас природе, говоря словами Яна Сметса, - «…мы не видим ничего, кроме целостностей. И не просто целостностей, а иерархических: каждое целое является частью какого-то более крупного целого, которое само входит частью в еще большее целое. Поля внутри полей внутри новых полей, протянувшихся через космос и связывающих каждую и всякую вещь с любой другой»306Так мы «…выходим за пределы актерского мастерства»307, и начинаем понимать, что «…жизнь – это бесконечная творческая игра (пьеса). Участие в этой игре – высочайшая радость. Мы – соавторы каждого мгновения жизни с универсальным творческим потенциалом»308. Мастера китайского театра не случайно провозглашали «…сущностью театра чистую радость игры (Си), которая выступала как акт внутреннего самоопределения человека»309. Так «…наш новый мир зовет нас к себе»310! И теперь важно правильно направить этот эволюционный процесс.