Часть 3 


...

27. Кода

Или, САМООСВОБОЖДЕНИЕ!

Итак, «ИГРА обнаруживает себя всюду, где авторитет субъективности выше авторитета объективности, где истинность заменяется потенциальностью; когда творчество моделирует мир, не очень заботясь об адекватности, признавая непознаваемость “вещей в себе”, вероятность всякого знания»358. Она (игра) обнаруживает себя всюду где мысль сотканная из сомнений и недоверия к себе и миру внезапно озаряется пронзительными вспышками интуитивного знания, «…вспышками такими яркими, что окружающий мир исчезает, и дух прекрасного подобно ман­тии окутывает нас приобщая к высокому». И здесь, внезапно «…с невыразимой до­стоверностью и тонкостью нечто становится види­мым и слышимым, нечто такое, что глубоко потря­сает и опрокидывает… Не слушаешь, не ищешь; берешь и не спра­шиваешь, кто дает; будто молния сверкнет мысль, с необходимостью уже облеченная в форму. (…) Восторг, неимоверное на­пряжение которого иногда разрешается потоком слез, полный экстаз, пребывание вне самого себя; глубина счастья, в которой самое болезненное и мрачное действует не как противоположность, а как необходимая кра­ска среди такого избытка света. Все происходит в высшей степени непроизвольно, но как бы в урагане ощущения свободы, безусловности, божественности, мощи...»359И все это означает, что обычный театр это всего лишь маленькая модель гигантских возможностей Вселенского Театра Реальности, которая отражает нашу глубинную способность видеть весь мир как сцену вдохновенного творческого процесса, выходящего далеко за пределы не только нашей профессии, но и самих жизней. Это означает САМООСВОБОЖДАЮЩИЙСЯ ОПЫТ НЕДВОЙСТВЕННОСТИ, в процессе взаимослияния даже с такими обычными явлениями и событиями как сигнализация воющая за окном, луч солнца пробивающийся к нашим глазам через темные очки, ветер который только что задул пламя нашей зажигалки, пиво, пена которого очередной раз перелилась через край бокала и т.д. и т.п.

Одним словом, всем своим существом мы должны знать, что все это богатство явлений изнывает от желания играть с нами! Все это многообразие мира упрямо пробивается к нашей творческой потенции, проявляя ничто иное, как страстную потребность в игре! И здесь, точно так же как в детстве, нет ничего, что мы могли бы знать или не знать, понимать или не понимать, отрицать или не отрицать! Потому что мы и есть мир! «Наши кости это горные массивы, наша кожа пшеничные поля, кровь – реки, волосы на теле – леса…»360и т.д. и т.п. Здесь нет ничего, что можно познать или не познать, понять или не понять, принять или отвергнуть! Здесь можно только ИГРАТЬ В ТОТАЛЬНО НЕДВОЙСТВЕННОМ ПОТОКЕ БЕСКОНЕЧНО САМООСВОБОЖДАЮЩЕГОСЯ И САМОВОЗРОЖДАЮЩЕГОСЯ БЫТИЯ! Итак, – МЫ В ИГРЕ, КОТОРОЙ НЕТ, НИКОГДА НЕБЫЛО И НИКОГДА НЕ БУДЕТ, ЕСЛИ МЫ НЕ СОТВОРИМ САМООСВОБОЖДАЮЩИЙСЯ ОПЫТ НЕДВОЙСТВЕННОСТИ - ИЗ САМИХ СЕБЯ! Еще раз: ЕСЛИ МЫ НЕ СОТВОРИМ ОПЫТ НЕДВОЙСТВЕННОСТИ ИЗ САМИХ СЕБЯ!

Как изумительно! Все вокруг разделено на «я» и «внешний мир», но демон игры не имеет над нами власти! Он сжирает нас, разрывает на части, искушает агрессией, властью, славой, сексом, деньгами, гениальностью, любовью... а мы смеемся и играем! Мы играем, хитроумно используя энергию демона, и не будучи схваченными его липкой и надменной дискретностью, танцуем и поем самоосвобождающиеся танцы и гимны! Что-то в нас знает, что не существует того, кому можно причинить вред, как нет и того, кто может это сделать! Кто-то в нас, кто отбросил «…все ложные взгляды о мирском и о поисках истины, об обрядах и поклонениях, о философии реального и нереального, о пустоте и не-пустоте, о богах и богинях…»361знает, что «…все это исчезает, когда сияет Всепронизывающее Единое»362. Кто-то знает, «…что нет ничего во Вселенной, чего следовало бы бояться! Что нет границ! Нет смерти, как нет и жизни...»363Нет демонов, как нет и Богов! Нет Художников, как нет и никаких Золотых Сечений, Драконов и Небесных Танцовщиц, никакой Алхимии и никакого Театра Реальности! Что нет ни греха, ни святости; ни красоты, ни уродства; нет самой способности творить и быть творимым! «Нет страданий, нет начала, нет конца, нет пути, нет познания, как нет и освобождения от всего этого»364. Что нет ничего! И в этом открытом, ясном и безграничном пространстве -ВОЗМОЖНО ВСЕ!

ВСЕ!

ВСЕ!!

ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ВСЁ!!!

И под занавес: «Если то, что я строил, для тебя проблема, мешающая быстрому огненному пути, вытри ноги о мой труд. Строй свой Узор. Создай своей любовью шедевр Великого Искусства»365.