3. Доверяйте бессознательному.


...

Профессор Родригес.

Я вхожу в состояние транса для того, чтобы стать более чувствительным к интонациям и изменениям в речи пациентов. Для того, чтобы лучше слышать и лучше видеть. Я вхожу в транс и забываю о присутствии окружающих. И люди видят меня в трансе.

У меня был пациент, Родригес, профессор психиатрии из Перу. Он написал мне письмо, в котором выражал желание пройти у меня психотерапию. Я знал его по отзывам других. Я знал, что он образован гораздо лучше меня. Я знал, что у него гораздо более острый ум, чем у меня. Я считал его гораздо умнее себя. И вдруг он хочет приехать и стать моим пациентом.

Я удивлялся: «Как я буду работать с человеком, который сообразительнее, образованнее и умнее меня?» Он был испанцем из Кастилии, очень заносчивым – заносчивым и жестким человеком, с которым трудно иметь дело. Я назначил ему встречу на два часа дня. Я записал его имя, адрес, адрес, по которому он остановился, семейное положение, общие данные. Затем я поднял глаза, чтобы спросить его: «Как вы представляете себе свою проблему?» Кресло напротив было пусто.

Я посмотрел на часы, ожидая, что сейчас что-то около двух. Было четыре часа дня. Я заметил, что передо мной лежит папка с исписанными листами бумаги. Тогда до меня дошло, что, расспрашивая его, я впал в гипнотический транс.

Затем, однажды, после двенадцати или четырнадцати часов психотерапии Родригес вскочил и сказал: «Доктор Эриксон, вы в трансе!» Я пробудился и сказала "Я знаю, что вы сообразительнее меня, более умны и более образованны. И что вы очень заносчивы. Я чувствовал, что не справлюсь с вами и думал, как бы мне это сделать. И только в конце нашей первой беседы я узнал, что за дело взялось мое бессознательное. Я знаю, что у меня в папке лежат листы бумаги с записями. Я их еще не читал. И прочту их только после того, как вы уедете".

Родригес сердито посмотрел на меня и сказал, указывая на фотографию; «Это ваши родители?» Я сказал: «Да».

Он спросил: «Кем работает ваш отец?» Я ответил: «Он в прошлом фермер, но сейчас уже не работает».

Родригес презрительно поморщился: «Крестьяне!» Но мне было известно, что он прекрасно знает историю, и я сказал: "Да, крестьяне. И насколько мне известно, кровь незаконных детей моих предков течет и в ваших жилах". Он знал о том, что Викинги прошли по всей Европе.

После этого он был паинькой. Потребовалась очень быстрая работа ума, чтобы найти решение: «кровь незаконных потомков моих предков, викингов, может оказаться в ваших жилах».

Я знал, что Родригес уехал из Англии, не заплатив Эрнсту Джойсу за психоанализ. Я знал, что он покинул Дьюкский университет, наделав массу долгов. Поэтому, когда на прошлой неделе мы начали работать, я сделал так, что Родригес назвал мне имена всех важных лиц, которых он знал. Я записал их адреса. Он был очень доволен, что сделал себе такую саморекламу. Я записал все это и потом сказал: «Как вам удобнее заплатить, наличными иди чеком?» «Вы провели меня», сказал он. «Я полагал, что это необходимо. Я заработал свою плату», ответил я ему.

Психология bookap

Таким образом я получил свои деньги. Зачем еще мне могли понадобиться имена и адреса всех его влиятельных друзей? Он сразу распознал угрозу, когда услышал ее.

Это была одна из любимых историй Эриксона, с помощью которой он наглядно показывал, насколько важным может оказаться для психотерапевта состояние транса, когда он пытается найти наилучший и наиболее эффективный способ работы с пациентами. Этот рассказ требует небольшого комментария. Он показывает, насколько важно, чтобы психотерапевт был «на высоте», когда он имеет дело с заносчивым пациентом. Эриксон добивается этого тем, что сперва перечисляет те сферы, в которых Родригес действительно имеет перед ним превосходство. Это только подчеркивает эффективность его последних слов. В рассказе содержится еще один смысл: даже несмотря на то, что мы можем чувствовать себя «ниже» другого человека, даже несмотря на то, что мы можем ощущать собственную неадекватность, нужно только покопаться в своем бессознательном, и тогда мы найдем силы выровнять ситуацию или даже обернуть ее в нашу пользу. Мы можем даже «выкопать» своих предков, как это сделал Эриксон, но это тоже неплохо. Эриксон, конечно же, не стал бы лишать нас унаследованных сил и ресурсов. Он верил в те возможности, которые у человека есть, – во все имеющиеся у него возможности.