Эпилог. Врата силы на Ла Унарре.

Принеся дары, мы приготовились к отбытию. Мы хором вознесли последнюю благодарственную молитву и в последний раз насладились красотой мира, какая открывается только с вершины Ла Унарре. Я вытянул ладони, ловя в них настроение этого места и момента, и потом прижал их к груди, стараясь запечатлеть в своем сердце. Мы построились в цепочку и начали спуск. И снова "старики" не давали нам роздыху - теперь они не то что шли быстро, они просто мчались с крутого склона. Да, этот спуск можно назвать маршем силы по мокрому песку, обломкам скал, кустарнику и колючим кактусам. Времени на отдых больше не оставалось, начав спуск, мы больше не останавливались, пока не прибыли к подножью горы. Вскоре после начала спуска, у меня появилось такое чувство, что мои уши словно "раскрылись" от перемены давления, и мне показалось, что внутри меня что-то "лопнуло", открылось. Благодаря состоянию повышенного внимания, мне удавалось не терять контакта с энергетическим каналом, проложенным теми, кто мчался впереди меня. Мое место снова оказалось за Антонио. Но на этот раз не слышалось звуков музыки - музыкантам приходилось концентрировать все внимание на том, чтобы не отстать от стариков. Да и всем нам приходилось предельно концентрироваться на спуске, стоило мне хоть на мгновенье расслабиться, и я наверняка покатился бы в колючий кустарник или оступился на обломке скалы. Не думай, не думай, просто лети, просто беги, отдайся этой силе и чувству - повторял я про себя.

Мы продолжали мчаться вниз, и я услышал какой-то внутренний голос - это был не голос моего осознания. Этот голос подробно, в деталях описал мне значение эпохи, в которой мы живем, и роль, которую мне предстояло сыграть в ней. Мне подробно объяснили, что я должен и чего не должен делать далее. Я получил исчерпывающий ответ на мои сомнения, что мне следует писать или не писать в моей следующей книге - мне были продиктованы нужные строки, слово в слово. Я не мог бы изменить в этом ни единой буквы! Мы мчались вниз, а голос продолжал нашептывать мне строки моей книги. Я прислушивался к нему, стараясь не упустить ничего, понимая, как непросто будет справиться с этой задачей. Из-за колоссального душевного перенапряжения мои силы начинают покидать меня, временами даже голос ранит меня. Какая-то часть моего сознания хочет даже, чтобы он прекратился - но другая часть интуитивно понимает, что это чудо долго не продлится, поэтому я делаю отчаянные усилия удержаться, не сорваться. Однако скорость передачи послания такова, что я не смог бы сохранить его целиком даже если бы записывал на магнитофон. Но как это ни удивительно, я отлично понимал все, что было сказано!

Когда я спустился с горы, то был совершенно измотан, но не физически, не из-за тяжести спуска, а от того, что слишком много энергии было потрачено на усвоение в мельчайших деталях того, что говорил мне голос. Я был на грани изнеможения. Но на равнине бег сменился быстрым ритмичным шагом. Темнело. На моих часах было десять минут восьмого, когда мы ворвались в поселок и обнаружили наш грузовик, около которого, потягивая содовую, стоял Вентура. Однако мои друзья, повернувшие назад с половины пути, еще не прибыли! Я начал подавать сигналы гудком грузовика, так как они не могли уйти слишком далеко. И точно, через несколько минут они подошли к нашей группе. Оказалось, что они потерялись и долго бродили по окрестностям, прежде чем вышли к поселку с другой стороны, нежели мы. Получилось так, что мы вернулись практически одновременно. Мы выпили лимонада, сели в грузовик, и уже в полной темноте отправились назад. По дороге никто не произнес ни слова.

В Лос Вальдос мы нашли остальных паломников, это было не так трудно, так как мы быстро обнаружили припаркованные на улице легковушки. О чудо! Они сияли, как новенькие, словно не было этих дней странствия по пыльной пустыне. И наши друзья тоже сияли, как новенькие - они приняли ванну и постриглись. Только теперь я понял, как же мы были грязны, хотя это ничуть не мешало нам чувствовать себя счастливыми. Мы решили немного отдохнуть и поесть сандвичей, приготовленных нашими друзьями, прежде чем отправиться в пустыню, где расположились лагерем виррарика. Но Антонио и остальные виррарика решили ехать немедленно, им не терпелось успокоить своих близких. Ладно, подумал я, мы еще успеем за ними, ведь легковушки едут гораздо быстрее грузовика.

Итак, в городке остались только теварис. Мы ели сандвичи и обсуждали события этого дня. Мне еще трудно было говорить о том, что случилось на спуске с Ла Унарре, и я сказал им только, что подъем на Гору не простое путешествие, это ключ ко всему паломничеству.

Возвращение в горы.

Выехав из города, мы быстро потерялись в лабиринте тропинок, пересекающих пустыню. В темноте не было никаких ориентиров, и мы просто скитались по пустыне, так что я начал уже опасаться, как бы мы не застряли здесь без топлива. Только огни Лос Вальдес давали еще какой-то ориентир и служили маяком на крайний случай. После двух часов блужданий в пустыне, мы решили вернуться в город. Я подумал, что виррарика, видя, что мы не приехали, решат вернуться за нами. Так что в крайнем случае, мы просто проведем ночь здесь, а днем нам наверняка повезет гораздо больше. Примерно через полтора часа сигнал грузовика возвестил о возвращении Вентуры и виррарика. И началось новое путешествие в сьерру.

"Хумун Куллуаби, Хумун Куллуаби

Кто знает, почему

Плачут розы?

Кто ответит?

Кто догадается?

Хумун Куллуаби, Хумун Куллуаби,

Кто знает,

Почему плачут розы ?"