Часть первая.

7.

Октавио Канту закончил свой последний сеанс лечения. Он взял свою шляпу и встал со стула. Я заметила, как сильно годы сдавили ему грудь и ослабили мышцы его рук. Облинявший пиджак и брюки на нем были на несколько размеров больше. Карман на правой стороне резко выпирал от большой бутылки рома.

- Вот так всегда, когда она заканчивает мое лечение, сон куда-то прячется, - прошептал он мне, продолжая смотреть своими ввалившимися бесцветными глазами на Мерседес Перальту, - сегодня я заболтался с тобой.

Никак не могу понять, почему ты так интересуешься мной.

Широкая улыбка разгладила его лицо, когда он поместил свою походную трость между большим пальцем и запястьем. Его рука замелькала взад и вперед с таким поразительным мастерством, что трость, казалось, подвесили в воздухе. Ни слова не говоря, он вышел из комнаты.

- Донья Мерседес, - тихо вскрикнула я, поворачиваясь к ней, - ты не спишь?

Мерседес Перальта кивнула, - я бодрствую. Я всегда бодрствую, даже когда сплю, - мягко сказала она, - это способ, которым я пытаюсь сдерживать свои прыжки вперед себя.

Я сказала ей, что с тех пор, как я начала беседовать с Октавио Канту, меня постоянно мучают изводящие вопросы. Мог ли Октавио Канту как-то уклониться и не вставать на место Виктора Джулио? И почему он в такой полной мере повторяет жизнь Виктора Джулио?

- Это неопровержимые вопросы, - ответила донья Мерседес, - но лучше пойдем на кухню и спросим об этом Канделярию. У нее побольше ума, чем у нас обоих вместе. Я слишком стара, чтобы быть умной, а ты слишком образована.

С сияющей улыбкой она взяла меня за руку, и мы пошли на кухню.

Канделярия, занятая тем, что скребла днища медных тарелок и горшков, не слышала и не видела нашего прихода. Когда донья Мерседес подтолкнула ее, она издала пронзительный и испуганный вопль.

Канделярия была высокой, с покатыми плечами и широкими бедрами. Я не могла определить ее возраст. Она иногда выглядела на тридцать, а иногда на пятьдесят. Ее загорелое лицо было покрыто крошечными веснушками, расположенными так равномерно, что они казались нарисованными. Она выкрасила свои темные вьющиеся волосы в морковно-красный цвет и одела платье, сделанное из броско разрисованного ситца.

- Как? Что тебе надо в моей кухне? - спросила она с притворным раздражением.

- Музия одержима мыслями об Октавио Канту, - объяснила донья Мерседес.

- Бог мой! - вскричала Канделярия. Когда она посмотрела на меня, ее лицо выражало искреннее потрясение, - но почему о нем? - спросила она.

Озадаченная ее обвиняющим тоном, я повторила вопросы, которые только что задала донье Мерседес.

Канделярия засмеялась, - а я уж было забеспокоилась, - сказала она донье Мерседес, - музии такие странные. Я вспомнила ту Музию из Финляндии, которая пила стакан мочи после обеда для того, чтобы сбросить вес. А женщина, которая приехала из Норвегии, чтобы ловить рыбу в Карибском море?

Как я знаю, она так ничего и не поймала. Из-за нее перессорился весь экипаж судна. Тоже мне, взяли в море на свою голову.

Весело смеясь, обе женщины присели, - никто не знает, что у Музий в голове, - продолжала Канделярия, - они способны на все, - она вновь захохотала, еще громче, чем прежде, а затем опять принялась скрести свои горшки.

- По-видимому, Канделярию очень мало заинтересовали твои вопросы, - сказала донья Мерседес, - я лично думаю, что Октавио Канту не мог избежать того, чтобы стать на место Виктора Джулио. У него было очень мало силы; вот почему он был схвачен тем, что таинственнее всего, о чем ты можешь сказать: это что-то более таинственное, чем судьба. Ведьмы называют это тенью ведьмы.

- Октавио Канту был очень молод и крепок, - внезапно заговорила Канделярия, - но он слишком долго просидел в тени Виктора Джулио.

- О чем она говорит? - спросила я донью Мерседес.

- Когда люди угасают, особенно в момент их смерти, они связывают это таинственное нечто с другими людьми. Образуется непрерывная цепь, - объясняла донья Мерседес, - вот почему дети похожи на своих родителей. И те, кто присматривают за старыми людьми, следуют по пятам за своими подопечными.

Канделярия заговорила снова, - октавио Канту слишком долго просидел в тени Виктора Джулио. И тень истощила его силы. Виктор Джулио был слаб, но, окрашенная им, его тень была очень сильной.

- Ты называешь тенью душу? - спросила я Канделярию.

- Нет, тень - это то, что имеют все люди, нечто более сильное, чем их души, - ответила она. По-видимому, мои вопросы ей надоели.

- Вот так, Музия, - сказала донья Мерседес, - октавио Канту слишком долго сидел на звене цепи - точке, где судьба связывает жизни вместе. У него не было сил уйти от этого. И, как сказала Канделярия, тень Виктора Джулио истощила его силы. Поэтому каждый из нас имеет тень, сильную или слабую. Мы можем передать эту тень тому, кого любили, тому, кого ненавидели, или тому, кто просто оказался под рукой. Если мы не отдаем ее никому, она расползается вокруг после нашей смерти до тех пор, пока не исчезнет.

Психология bookap

Я смотрела на нее, ничего не понимая. Она засмеялась и сказала: - я говорила тебе, что мне нравится быть ведьмой. Мне нравится способ, которым ведьмы объясняют события, даже сознавая то, что им трудно понять его.

Октавио нуждается во мне. Я облегчаю его бремя с помощью своих заклинаний. Он чувствует, что без моего вмешательства он повторит жизнь Виктора Джулио точь-в-точь.