Часть седьмая.

26.

- Человеческая природа очень странная, - сказала донья Мерседес, - я знала, что ты приехала, чтобы что-то сделать для меня. Я знала это с самого начала, как только увидела тебя. И все же, когда ты наконец сделала это, я не поверила своим глазам. Ты повернула для меня колесо случая. Я даже скажу, ты заставила Фредерико Мюллера вернуться к действительности жизни. Ты привела его ко мне силой своей тени ведьмы.

Она оборвала меня, едва я раскрыла рот, - все эти месяцы, проведенные в моем доме, ты была под моей тенью, - сказала она, - было бы обычным, если бы я дала тебе звено, но никак не наоборот.

Мне захотелось выяснить этот вопрос. Я настаивала на том, что ничего не делала. Но она меня и слушать не хотела. Тогда я выдвинула такую гипотезу: она создала себе звено сама, убедив себя, что это вызвано мной.

- Нет, - сказала она, сморщив нос, - твои рассуждения ложны. Мне очень грустно, что ты ищешь объяснения, которые только истощают нас.

Донья Мерседес встала и обняла меня, - мне жаль тебя, - шепнула она мне в ухо. И вдруг засмеялась так радостно, что грусть ее рассеялась, - нет способа объяснить, как ты это сделала, - сказала она, - я не говорю ни о человеческих соглашениях, ни о смутной природе магии. Я говорю о том, что так же неуловимо, как вечность сама по себе, - она запнулась, подбирая слова, - все, что я знаю и чувствую, это то, что ты создала для меня звено. Это удивительно! Я пыталась показать тебе, как ведьмы вращают колесо случая, а в это время ты повернула его для меня.

Психология bookap

- Я уже сказала тебе, что ты ошибаешься, - я настаивала на этом и верила в это. Ее усердие и пыл смущали меня.

- Не будь такой тупой, Музия, - ответила она с такой досадой, что живо напомнила мне Августина, - нечто помогло тебе создать для меня переход. Ты можешь сказать, и будешь совершенно права, что, используя свою тень ведьмы, ты даже не знала о ней.